8-й механизированный корпус

мехкорпуса ркка

8-й механизированный корпус- войсковая часть 5247.

Командир- генерал- лейтенант Дмитрий Иванович Рябышев.

Заместитель по политической части- бригадный комиссар Николай Кириллович Попель.

Начальник штаба- полковник Федор Григорьевич Катков, подполковник Александр Васильевич Цинченко (исполнял обязанности начальника штаба в июне 1941 года).

Начальник оперативного отдела- майор Сергей Васильевич Зимин (19.07.40–03.41), подполковник Павел Николаевич Шмырев.

Начальник разведывательного отдела- подполковник Авраам Михайлович Лосев.

Начальник отдела связи- полковник Сергей Николаевич Кокорин.

Начальник строевого отдела- майор Александр Григорьевич Авраменко.

Начальник отдела тыла- майор Александр Васильевич Цинченко.

Начальник артиллерии- полковник Михаил Степанович Чистяков.

Начальник штаба артиллерии- майор Александр Михайлович Елизаров.

Начальник артиллерийского снабжения- майор Валерий Прокофьевич Демченко.

Начальник автотранспортной службы- майор Григорий Антонович Зиберов.

Начальник инженерной службы- полковник Емельян Иванович Кулинич.

Начальник химической службы- майор Тимофей Мартынович Цыганенко.

Начальник автотракторного снабжения- капитан Андрей Григорьевич Захаров.

Заместитель начальника отдела политпропаганды- бригадный комиссар Василий Федорович Сергеев (3.06.40–03.41), старший батальонный комиссар Ефрем Яковлевич Вишман (20.06.41- 30.08.41).

Состав:

12-я танковая дивизия- в/ч 6116. Командир- полковник Петр Семенович Фотченков (4.06.40- 19.07.40),  генерал-майор танковых войск Тимофей Андреевич Мишанин.

34-я танковая дивизия- в/ч 8379. Командир- полковник Иван Васильевич Васильев.

7-я моторизованная дивизия- в/ч 7100. Командир- полковник Александр Васильевич Герасимов.

2-й мотоциклетный полк- в/ч 5620. Командир- майор Василий Федорович Трубицкий. Заместитель по строевой части- капитан Абибулла Мустафаев. Помощник по снабжению- капитан Григорий Сергеевич Истомин. Начальник штаба- капитан Филипп Федорович Кузнецов.

192-й отдельный батальон связи- в/ч 5302. Командир- полковник Владимир Александрович Ткаченко

45-й отдельный мотоинженерный батальон- в/ч 5527. Командир- капитан Валерий Алексеевич Куропятник.

108-я отдельная корпусная авиаэскадрилья- в/ч 1927.

Формирование:

Формирование корпуса началось 7 июля 1940 года.

Управление корпуса с корпусными частями формировалось на базе управления 4-го кавалерийского корпуса. 2-й мотоциклетный полк формировался из 79-го и 162-го кавалерийских полков 34-й кавалерийской дивизии. 192-й отдельный батальон связи- из 5-го дивизиона связи 4-го кавкорпуса, 45-й дорожный батальон- из 11-го саперного эскадрона 34-й кавдивизии. Авиаэскадрилья сформирована в Стрые из 225-го авиазвена 4-го кавалерийского корпуса и двух звеньев Р-Z 138-го сбап.

12-я танковая дивизия формировалась в городе Стрый на базе 23-й легкотанковой бригады. На укомплектование танковых полков дивизии пошли танковые батальоны бригады, 42-й танковый полк 34-й кавдивизии, два батальона 14-й тяжелой танковой бригады, химрота 36-й легкотанковой бригады. 10-й конно-артиллерийский дивизион 34-й кавдивизии был развернут в 12-й артполк. Мотострелковый полк формировался из двух кавполков (47-го и 178-го) 34-й кавдивизии. На укомплектование соответствующих частей дивизии были обращены также 80-й озад, 8-й оэс 34-й кд.

15-я танковая дивизия формировалась в городе Станислав.

7-я моторизованная дивизия ведет свою историю с 27 сентября 1918 года, когда в Ярославском военном округе на базе кадра 1-й Таврической и 2-й Владимирской дивизий начала формироваться 7-я стрелковая дивизия. В сентябре 1939 года новая 7-я стрелковая дивизия была развернута в Чернигове на базе бывшего 20-го стрелкового полка 7-й сд. В июне 1940 года в Тарнополе и Тарнопольской районе 7-я стрелковая дважды Краснознаменная, ордена Трудового Красного Знамени дивизия имени М. В.Фрунзе переформирована в моторизованную.

405-й танковый полк ведет свою историю с сентября 1933 года, когда в Чернигове при 7-й сд был сформирован 7-й танковый батальон.

С началом формирования 16-го механизированного корпуса в марте 1941 года в его состав передана 15-я танковая дивизия. В корпусе на базе 26-й легкотанковой бригады формируется 34-я танковая дивизия.

Формирование и дислокация:

Соединения корпуса в 1940 году дислоцировались:

7-я моторизованная дивизия- Тарпополь; 300-й мп- Бучач; 23-й а- Бережаны (в ноябре- Староконстантинов); 36-й либ- Збараж; 145-й од ПТО- Трембовля; 86-й медсанбат- село Шлахтивице (Шляхтинце); 26-й атб и пхз- Скалат; 99-й апд- село Байковцы.

12-я танковая дивизия- Стрый; 23-й тп- Дрогобыч; 12-й гап- Борислав, с 7 декабря 1940 года- Стрый.

15-я танковая дивизия- Станислав; 15-й гап- М. Калуш;

15-й мп- М. Надворная; 15-й понтонный батальон- М. Тлумач.

К июню 1941 года:

Управление и корпусные части- Дрогобыч, 108-я каэ- Стрый;

7-я моторизован пая дивизия- Дрогобыч;

12-я танковая дивизия- Стрый;

34-я танковая дивизия- Судовая Вишня.

При формировании 12-я танковая дивизия (точнее ее 23-й танковый полк) получила от расформированной 14-й тяжелой танковой бригады 51 тяжелый танк Т-35. В 1941 году дивизия начала получать новую технику (КВ и Т-34), и все Т-35 были переданы в 34-ю танковую дивизию, где они были распределены по танковым батальонам тяжелых танков 67-го и 68-го танковых полков.

Сам корпус имел значительное количество новых танков, различные источники расходятся в оценке их количества- от 169 до 189 (при этом танков Т-34- 100, КВ-2- 2). Общее количество техники в корпусе точно установить не удалось. «Военно-исторический журнал» дает цифру в 858 танков, книга «1941 год. Уроки и выводы»- 899 танков, бывший командир корпуса Д. И. Рябышев— 932 танка. Но все цифры показывают, что корпус был близок к штатной численности, хотя и имел в основном изношенную «освободительными походами» матчасть.

Боевые действия:

Части 8-го механизированного корпуса в 5:40 22 июня были подняты по боевой тревоге и к исходу дня, составляя резерв 26-й армии, сосредоточились в районе Чишки, Ваньковичи, Райтарсвиче (10 км западнее Самбора).

В целом соединения выдвигались достаточно организованно, хотя и столкнулись на дороге с двигавшимися навстречу частями 13-ro стрелкового корпуса (генерал-майор Н. К. Кириллов), лишь один мотострелковый полк 7-й моторизованной дивизии, своевременно не получивший приказ, попал под бомбовые удары авиации врага и потерял 190 человек (из них 120 ранеными). За день корпус прошел, с учетом выдвижения в районы сосредоточения по тревоге, в среднем 81 км.

На аэродроме в Стрые дислоцировалась корпусная авиаэскадрилья 8-го мехкорпуса, оперативно подчинявшаяся базировавшейся в Стрые смешанной авиационной дивизии. Все самолеты были разбиты и сожжены на аэродроме во время налетов вражеской авиации.

В 20:40 корпус, не успевший еще полностью сосредоточиться в районе Самбора, приказом командующего Юго-Западным фронтом был выведен в новый район Куровице, Винники, Борыниче. По этому приказу корпусу ставилась задача: после ночного марша к утру 23 июня 1941 года сосредоточиться в районе Куровице в «готовности парирования удара» мотомеханизированных соединений противника в направлении Броды и войти в подчинение 6-й армии.

Корпус с 23–24 часов начал выдвижение в новый район по двум маршрутам, и к 11:00 23 июня головные части его дивизий подошли: 12-й танковой дивизии- к Куровице, 7-й моторизованной дивизии- к Миколаюв; 34-я танковая дивизия прошла Грудек Ягельоньски. Эти населенные пункты находились восточнее Львова, и такое положение корпуса отвечало идее его использования в северном направлении, для контрудара во фланг XXXXVIII моторизованному корпусу вермахта на дубненском направлении.

К этому времени был получен устный приказ командующего 6-й армией о повороте корпуса и сосредоточения его в районе Яворов, Грудек Ягельоньски, Ярына. Корпус (без танковых полков 12-й танковой дивизии и артполка 7-й мотодивизии, сосредоточившихся в районе Куровице) вышел в указанный район к 24 часам 23 июня. К этому времени корпус прошел в среднем 215 км.

С 6:00 24 июня корпус по частному приказу командующего 6-й армией № 005 начал переход в новый район: Красно, Олескэ, Броды. 8-й механизированный корпус с 15-м мехкорпусом должны были совместными действиями уничтожить танковую группу противника, наступавшую в направлении Дубно.

Корпус совершал марш по двум дорогам, забитым войсками. В связи с большим количеством пробок на дорогах корпус завершил марш только во второй половине дня 25 июня. На дорогах осталось большое количество техники из-за технических неисправностей, отсутствия горючего, пробок- особенно во Львове, когда 8-й мехкорпус столкнулся в городе с двигавшейся навстречу 32-й танковой дивизией 4-го мехкорпуса. Передовые отряды корпуса вышли из Львова в 12 часов 24 июня и были остановлены командованием на реке Западный Буг, а остальные части втянулись в уличные бои с украинскими националистами, поднявшими в городе вооруженное восстание.

По приказу командующего IOгo-Западным фронтом № 0015 корпус ночным маршем вышел в район Сребно, Болдуры, Станиславчик, Ражнюв.

К 6:00 26 июня 12-я и 34-я танковые дивизии, действовавшие на правом фланге на направлении главного удара, заняли исходное положение к атаке на рубеже Гоноратка, Лешнев, Грыцоволя для действий в направлении Броды, Берестечко, Марыся. 7-я моторизованная дивизия, действовавшая на левом фланге, к 11:00 вышла на рубеж Соколувка, Адамы. Длина ее маршрута от Буска до исходного положения составляла 86 км.

Корпус до начала боев прошел в среднем 495 километров, оставив на дорогах за время марша до 50 % материальной части.

Корпус должен был перейти в атаку в 7 00 25 июня и к 12 часам выполнить ближайшую задачу- выйти в район Чарукув, Боремель, Берестечко, Звиняче. Этот приказ штабом корпуса был получен в 9:20 25 июня в районе Буска, а части корпуса к этому времени находились на марше из района Грудек и район Буск, Красное, поэтому выполнить задачу в установленный срок было невозможно.

Командующий фронтом, учитывая состояние корпуса и положение его частей, 25 июня отдал приказ № 0016, которым начало атаки переносил на 9 утра 26 июня. Задачи при этом оставались прежними.

В 9:00 26 июня корпуса все равно не смог занять полностью исходное положение для атаки, его 7-я моторизованная дивизия к этому времени находилась в лесах северо-западнее Броды, двигаясь по труднопроходимой местности.

В это время ударная группа в составе танковых дивизий, имевших в наличии до 50 % матчасти, перешла в наступление в общем направлении на Берестечко. Корпус атаковал на рубеже Сребно, Баранье, Сестратын, Пяски, Грыцоволя, Станиславчик обороняющиеся части 16-й танковой дивизии противника в общем направлении Броды, Берестечко, Боремель. Но, встретив организованное сопротивление противника, прикрывавшегося непроходимой для танков поймой реки Слонувка и уничтожившего все переправы через реку, развить предполагаемый темп наступления он не смог.

Когда части 12-й танковой дивизии вышли к реке Слонувка, немцы уже организовали оборону на противоположном ее берегу и взорвали мост. К тому же пойма реки была сильно заболочена, и наступать через нее можно было только по единственной дороге. Командир дивизии ввел в бой мотопехоту. При поддержке артиллерии пехотинцы форсировали вброд реку и захватили плацдарм на другом берегу. Саперы сразу начали восстанавливать мост и прокладывать гати через болото. К 11 часам мост был готов. Через реку переправились тяжелые танки, поддержав наступление пехоты. Они вышли в район немецких артиллерийских позиций и захватили к исходу дня высоты севернее города Лешнев (сам город был захвачен к 16 часам), уничтожив при этом 3 батареи и 4 танка противника. В этом бою 12-я танковая дивизия потеряла 8 танков, подбитыми в бою, 2 машины завязли в болоте. Кроме того, авиация противника вывела из строя все тракторы артиллерийского полка и большую часть артиллерийских расчетов (огнем с земли при этом был сбит только один Не-111).

34-я танковая дивизия атаковала противника в направлении Червоноармейск, Берестечко и к исходу дня овладела районом Хотын, Редкув, Коморувка, уничтожив при этом три батареи, два батальона мотоциклистов, захватила два штаба батальонов и 4 танка противника. Затем дивизия встретила упорную противотанковую оборону в районе Редкув, Теслухув. В этих боях было потеряно 5 танков (4 подбито, 1 сгорел). Дивизионная разведка доложила о движение из Теслухува на Козин до сотни грузовиков и танков, а также о скоплении в лесах у Антонувки до 100 танков. Командир дивизии, опасаясь за свой правый фланг, сосредоточил дивизию в лесах южнее Хотына.

7-я моторизованная дивизия, действовавшая на левом фланге корпуса, в 13 часов атаковала противника на участке Бордуляки, Станиславчик, Монастырек, но продвинуться не смогла и оставалась на исходном рубеже до наступления темноты.

Части корпуса весь день подвергались авиационным бомбардировкам противника. Наибольший ущерб понесла 12-я танковая дивизия, где было уничтожено большое количество транспортных машин с боеприпасами и цистерн с горючим. Сильно пострадал и командный пункт корпуса, была разбита главная радиостанция и несколько штабных автомашин.

Так как ситуация складывалась благоприятно для советских войск, командир корпуса решил продолжать наступление с утра 27 июня.

Однако в 2:30 27 июня к командиру 8-го механизированного корпуса прибыл начальник отдела боевой подготовки фронта генерал-майор В. П. Панюхов и передал устный приказ командующего фронтом: «37-й стрелковый корпус обороняется на фронте м. Почаюв Новы, Подкамень, Золочев. 8-му механизированному корпусу отойти за линию пехоты 37-гo стрелкового корпуса и усилить ее боевой порядок своими огневыми средствами. Выход начать немедленно». Аналогичный приказ получил и 15-й механизированный корпус.

На основании этого распоряжения командир корпуса отдал приказ: «34-й танковой дивизии выйти из боя и, двигаясь по маршруту Червоноармейск, м. Почаюв Новы, сосредоточиться в районе юго-восточнее м. Почаюв Новы. 12-й танковой и 7-й моторизованной дивизиям, двигаясь по маршруту Броды, Подкамень, сосредоточиться южнее и юго-восточнее Подкамень».

Этот приказ был направлен командирам дивизий делегатами, а командиру 12-й танковой дивизии генералу Мишанину его передал сам командир корпуса, встретив комдива-12 в районе Бродов.

12-я дивизия успела получить приказ до начала наступления, а вот 34-я танковая дивизия уже атаковала противника севернее Берестечко и ее выход из боя задержался на два с половиной часа. Соединению пришлось отходить с тяжелыми арьергардными боями.

7-я мотодивизия, хотя и не успела перейти в наступление, находилась под огневым воздействием противника и ей также пришлось отходить с боями.

12-я танковая дивизия, поставив в прикрытие 24-й танковый полк, оторвалась от противника и сразу же приступила к выполнению приказа.

В 6:00 27 июня в двух километрах южнее Бродов через бригадного комиссара А. И. Михайлова [ Начальник управления политпропаганды Юго-Западного фронта.] был получен новый приказ командующего фронтом- за № 2121 [Так указано в «Описании командиром 8-ro механизированного корпуса боевых действий корпуса с 22 по 29 июня 1941 г.». Однако номер приказа выглядит странно. По идее, он должен был иметь номер, подобный «0035» или «046»- но никак не «2121».]. В нем говорилось о наступлении 8-го механизированного корпуса с 9:00 в направлении Броды, Верба, Дубно, и о сосредоточении корпуса к исходу дня в район Дубно, Волковые, Верба.

К этому времени части корпуса находились: 12-я танковая дивизия в движении на Подкамень, 7-я моторизованная и 34-я танковая дивизии оставались в занимаемых районах и вели бой с противником.

В 7:00 командир корпуса в соответствии с приказом комфронта издает свой приказ: «34-й танковой дивизии ударом в направлении Козин, м. Верба, Дубно к исходу 27 июня 1941 года выйти в район Дубно, Загорце-Мале, Семидубы. 12-й танковой дивизии ударом в направлении Ситно, Козин, м. Верба к исходу 27 июня 1941 года выйти в район Полуже, м. Верба, Судобиче. 7-й мотострелковой дивизии движением в направлении Броды, Червоноармейск, м. Верба к исходу 27 июня 1941 года сосредоточиться в районе (иск.) м. Верба, Рудня, Берег, обеспечивая действия корпуса с северо-запада и юго-запада. Начало наступления в 9:00 27 июня 1941 года»[83 — Однако в своих воспоминаниях Рябышев утверждает несколько иное: «Было уже 8:50, когда я приказал командиру 6-го корпусного мотоциклетного полка полковнику Т. И. Трибуцкому разведать маршруты выдвижения соединений, местонахождение и силы группировки противника. Затем вызвал начальника оперативного отдела подполковника И. Н. Шмыкова и начал диктовать приказ соединениям корпуса. Исходный рубеж для наступлеиия- станция Рудня- Сестратин. Дивизии должиы быть сосредоточены в этом районе к 2 часам 28 июня и спустя два часа начать наступление. Боевой порядок строится в даа эшелона…» См.: Д. Рябышев. Первьй год войны. М.: Воениздат, 1990. (Прим. ред.)].

В 8:50 для разведки маршрутов выдвижения был послан корпусной мотоциклетный отряд [У Рябышева- «мотоциклетный полк», но по другим данным корпусной мцп остался в составе 26-й армии.].

В мемуарной литературе широко растиражирована версия о том, что корпус в направлении Дубно отправил член военного совета фронта корпусной комиссар Вашугин. Однако версия эта не выдерживает никакой критики- к тому моменту, как Вашугин якобы прибыл в корпус («в десятом часу»), в дивизии уже были отправлены делегаты связи с приказом комкора [Несоответствие текста приказа, проведенного в составленном по свежим следам отчете Рябышева о действиях 8-го мехкорпуса, тексту, приведенному тем же Рябышевым в опубликованных 50 лет спустя мемуарах, вызывает недоумение. Не исключено, что «мемуарная» версия могла сознательно подгоняться под уже существовавшую версию Н. Попеля (такая практика действительно существовала в «Воениздате»). Однако «версия Попеля- Рябышева» крайне соблазнительна своей логичностью и «литературностью»- и, кроме того, она объясняет причины самоубийства корпусного комиссара Вашугина (про которое Попель даже не упоминает). Не исключено, что действительно существовало два варианта приказа: сначала Рябышев написал один, а затем, осознав его заведомую невыполнимость (срок в 9:00 не позволял курьерам даже добраться до мест дислокации частей),- создал второй вариант. В любом случае, этот вопрос требует более детального исследования. (Прим. ред.)].

В момент получения приказа командующего фронтом № 2121 12-я танковая дивизия находилась в движении от Бродов на Подкамень, ее колонна растянулась на 20–25 километров. Делегатом связи штаба корпуса часть колонны боевых машин (25 тяжелых и средних танков) была немедленно развернута кругом и в качестве передового отряда была в 10:00 отправлена в направлении Козин, Верба, Дубно с задачей захватить Дубно и прикрыть с юго-востока выдвижение корпуса в этом направлении. Оставшаяся техника 12-й дивизии вышла в район Подкамень, где, за неимением горючего, начала приводить себя в порядок.

Вслед за отрядом 12-й танковой дивизии (командир- подполковник Волков) в 14:00 была введена 34-я танковая дивизия (около 150 танков) с задачей к исходу дня овладеть районом Дубно, Загорце-Мале, Семидубы и организовать взаимодействие с 19-м механизированным корпусом [Из состава 5-й армии. (Прим. ред.)], наступавшим в это время на Дубно с северо-востока.

В течение 27 июня 34-я танковая дивизия и отряд танков 12-й дивизии вели бои с частями противника. Встретив сильную противотанковую оборону в районах Коморувка, Подлубце, Буды, дивизия развернулась на рубеже Турковиче и остановилась на ночь, производя дозаправку боевых машин и разведку противника.

В 17:00 из района Червоноармейска в район Вербы выступили части 23-го и 24-го танкового полков (до 30 танков) для совместных действий с 34-й танковой дивизией. К исходу 27 июня эти части соединились с 34-й танковой. Остальные части 12-й танковой дивизии продолжали приводить себя в порядок в районе Подкамень, к вечеру дивизия сосредоточилась в лесах северо-восточнее Бродов.

Группу в составе 34-й танковой дивизии, частей 12-й танковой дивизии и мотоциклетного полка возглавил заместитель командира корпуса по политической части бригадный комиссар Н. К. Попель. К исходу дня он сообщил, что группа разгромила некоторые части 11-й танковой дивизии, которые были внезапно атакованы на марше. Продвинувшись на 30 км, группа Попеля заняла район Пелча, а затем подошла к Дубно.

7-я моторизованная дивизия с 16:00 находилась на марше в район Броды, Червоноармейск, оставив прикрытие на прежнем рубеже. Подойдя к реке Пляшувка, передовой отряд дивизии встретил сопротивление немцев. Вражеский заслон был сбит и отряд, не задерживаясь, двинулся на Дубно. Основные же силы дивизии подошли к Пляшувке только с наступлением темноты. К этому времени подразделения 16-й немецкой танковой дивизии опять заняли оборону на реке, и 7-я моторизованная дивизия продвинуться дальше не смогла.

Продолжая выполнять приказ № 2121, 34-я танковая и части 12-й танковой дивизии (группа бригадного комиссара Попеля) с утра 28 июня ударом в направлении Турковиче, Адамувка, Александрувка разгромили немецкие части в районе Подлуже, Адамувка, Пиратын и выходили в район Замчиско, Смолярна, Сады Мале.

К 11:00 авангард 7-й мотодивизии (батальон 300-гo полка с дивизионом артиллерии) подошел к местечку Верба, где завязал бой с мотопехотой и танками противника.

Главные силы 7-й мотодивизии и остатки 12-й танковой дивизии к этому времени прошли Ситно и к 13 часам встретили упорное сопротивление противника на рубеже река Пляшувка, Рудня, Тарнавка. Одновременно разведкой было установлено движение крупной мотомеханизированной группы противника в направлении Теслухув, Козин, Кременец (на Кременец проследовало до 300 машин), из этой колонны выделилась группа, двинувшаяся в направлении Козин, Верба.

В течение всего дня до 19 часов попытки 7-й мотодивизии разбить противника и выйти на соединение с 34-й танковой дивизией заканчивались безрезультатно.

К 19 часам, с подходом новых пехотных дивизий противника из района Берестечко и возвращением обратно прошедших на Кременец сил 16-й танковой дивизии противника, 7-я моторизованная дивизия попала в окружение в районе Пляшова, Иване Пусте, Иващуки, Ситно. С севера ее атаковала 75-я пехотная дивизия, коммуникации в районе Броды были перерезаны 57-й пехотной дивизией генерал-лейтенанта О. Блюма (Oskar Blumm). Дивизия начала нести существенные потери в танках, транспортных и специальных машинах от огня артиллерии противника и действий бомбардировочной авиации.

В связи с тяжелым положением 7-й дивизии и полной потерей связи с 34-й танковой дивизией командиром корпуса был отдан приказ о выходе из окружения 7-й мотодивизии. Находясь под постоянным воздействием авиации и артиллерии противника, дивизия начала прорываться из кольца в различных направлениях. Потеряв большое количество танков, артиллерии и транспорта, к 24 часам 28 июня она вышла из окружения и сосредоточилась в районе юго-восточнее Бродов.

Начиная с вечера 28 июня части корпуса решением командира отводились через Броды на Подгорце.

На следующий день немцы продолжили атаковать позиции частей корпуса. В этот день произошел интересный эпизод, который описал в своих мемуарах бывший командир корпуса генерал Д. И. Рябышев и который хорошо показывает, на что были способны советские танки при их грамотном использовании. «Танки же немцев (до 40 машин) прорвались в глубь нашей обороны. Они с ходу раздавили одну батарею и ринулись к командному пункту 12-й танковой дивизии. Положение сложилось серьезное. Генерал Т. А. Мишанин быстро выделил из своего резерва три танка КВ, четыре Т-34 и приказал танкистам уничтожить прорвавшегося врага. На помощь этой семерке я направил три танка КВ, находившиеся на командном пункте корпуса. В тылу нашей обороны завязался танковый бой. Я наблюдал, как фашистские танки с черными крестами метались между нашими громадными КВ, ища спасения. Они пытались маневрировать, чтобы получить возможность стрелять в слабую боковую броню. Но и это не помогло: КВ и Т-34 сноровисто расстреливали из своих 76-мм пушек вражеские танки… Таким образом, шесть КВ и четыре Т-34 уничтожили все 40 немецких танков, а сами не понесли потерь».

Корпус был выведен во фронтовой резерв.

В результате боев 26–29 июня 1941 года корпус потерял (без группы Попеля) 96 танков (из них 3 КВ, 18 Т-34), погибло 635 и ранено 1673 человека.

Даже после столько тяжелых потерь корпус представлял из себя внушительную силу, в 12-й танковой и 7-й моторизованной дивизиях оставалось 19 000 человек личного состава, 207 танков (43 КВ, 31 Т-34, 69 БТ-7, 57 Т-26, 7 Т-40), 21 БА [После сбора отставших на дорогах.].

2 июля корпус начал выдвижение к Проскурову. К утру 5 июля дивизии закончили сосредоточение в Проскурове. Отсюда были отправлены в Харьков на ремонт 134 танка и 5 тракторов.

К исходу 7 июля корпус сосредоточился в районе Казатина.

Накануне выступления в район Нежина в корпус прибыл помощник командующего фронтом по автобронетанковым войскам генерал- майор В. Т. Вольский. Он получил приказ организовать оборону Казатинского района, а войск в своем распоряжении не имел. Ему был подчинен 300-й моторизованный полк 7-й мотодивизии.

На следующий день корпус выступил по маршруту Казатин, Сквира, Белая Церковь, Киев. К утру корпус был уже за Днепром и двигался к Нежину, где сосредоточился ночью 8 июля. В этот день возвратился в корпус начальник штаба полковник Ф. Г. Катков, бывший в отпуске.

Управление корпуса в середине июля было расформировано. Дивизии стали отдельными. 7-я моторизованная дивизия была реорганизована в стрелковую, ее танковый полк переформирован в 63-й отдельный танковый батальон.

Действия группы Попеля:

Днем 27 июня 11-я немецкая танковая дивизия уже подходила к Острогу, за ней выдвигалась 16-я танковая дивизия. Встретив сильную противотанковую оборону на рубеже в 10- 12 километрах юго-западнее Дубно, части группы Попеля расположились на ночлег в районе деревни Турковичи.

Удар группы Попеля оказался неожиданным для противника. Группа Попеля атаковала противника в районе Вербы, отрезала выдвинувшиеся вперед в направлении Кременца и реки Иква подразделения 16-й танковой дивизии (группу командира 2-го танкового полка подполковника Сиккениуса) от главных сил и к вечеру подошла к Дубно, выйдя в тыл 11-й танковой дивизии.

28 июля в район Вербы вышел батальон 300-го мотострелкового полка 7-й мотодивизии с дивизионом артиллерии. Но следовавшие за ним в 20 км главные силы 7-й дивизии и части 12-й танковой дивизии уже не смогли пробиться к группе Попеля. Путь был перерезан 75-й пехотной дивизией и 16-й пехотной бригадой 16-й танковой дивизии. Немецкие части развернулись и заняли оборону на рубеже реки Пляшевка. Попытки прорваться продолжались до 19:00, 64-й немецкий пехотный полк заявил о 22 подбитых советских танках.

16-я танковая дивизия противника, прекратив наступление в районе реки Иква, развернулась и заняла оборону между двумя разрозненными группами 8-ro механизированного корпуса.

29 июня группа Попеля продолжала удерживать ключевые позиции в немецком тылу, вызывая серьезное беспокойство командования вермахта. Так начальник штаба сухопутных войск Германии генерал Гальдер записал в своем дневнике: «На правом фланге 1-й танковой группы 8-й русский танковый корпус глубоко вклинился в наше расположение и зашел в тыл 11-й танковой дивизии. Это вклинение противника, очевидно, вызвало большой беспорядок в нашем тылу в районе между Бродами и Дубно. Противник угрожает Дубно с юго-запада, что при учете больших запасов вооружения и имущества в Дубно крайне нежелательно». Однако успех группы не был развит, и даже пробить кольцо окружения с внешней стороны никто не пытался- хотя в десятке километров южнее находились 140-я и 146-я стрелковые дивизии [Из состава 37-го стрелкового корпуса, части которого вообще отличились в этих боях своим бездействием и неустойчивостью под ударами противника. (Прим. ред.)].

Танкистам группы Попеля, основу которой составляла 34-я танковая дивизия, пришлось рассчитывать на собственные силы. И они показали танкистам генерала Хубе, на что они способны. 29 июня 16-я танковая дивизия перешла в наступление с целью освободить коммуникации, перерезанные советскими танкистами, а в результате… Вот характерные эпизоды из истории 16-й дивизии: «И снова замешательство, неразбериха, потери. Неожидаиио русские провели пехотную контратаку. Атака наших войск захлебнулась. Приказ к отступлению!». «Приказов, казалось, уже никто не слышал, началась беспорядочная стрельба вокруг. Отступление частично перешло в панику. Лишь на короткое время еще раз удалось остановить напор танков и пехоты. Вербу пришлось оставить».

30 июня 16-я танковая дивизия при поддержке авиации начала новое наступление в направлении Вербы [Информация о том, что группа Попеля на какое-то время заняла Дубно, не подтверждается документами (в частности, боевыми донесениями 34-й т: исковой дивизии 8-го МК). Советские танкисты дошли только до окраин Дубно, а затем отступили к Вербе, где и организовали оборону. Очевидно, Н. К. Попель в своих мемуарах просто путает Вepбy и Дубно. (Прим. ред.)]. И хотя разбить окруженную группировку советских войск и на этот раз не удалось, положение группы Попеля было крайне тяжелым: кроме 16-й танковой дивизии с севера наступала 44-я пехотная, с востока- 111-я пехотная, с запада- 75-я пехотная дивизии.

В конце концов немцы, используя численное преимущество, смогли разгромить окруженные части 8-го мехкорпуса. Из окружения удалось вырваться только небольшой части бойцов и командиров во главе с бригадным комиссаром Попелем. Объединившись по дороге с остатками 124-й стрелковой дивизии, Н. К. Попель вывел к своим 1778 человек. Из остатков 67-го и 68-го танковых полков 34-й танковой дивизии сформированы 53-й и 94-й отдельные танковые батальоны.

Источник: механизированные корпуса РККА в бою: история автобронетанковых войск Красной Армии в 1940- 1941 годах, Е. Дриг,- 2005