ДНЕВНИК НЕМЕЦКОГО ОФИЦЕРА ГЕРГАРДА БАРЧ

Из дневника немецкого лейтенанта Гергарда Барч, командира 4-й роты 42-го пехотного полка 48-й пехотной дивизии.

12.12.1943 года. Апостолово. Вместо того, чтобы попасть в 294-ю дивизию, как это предполагалось, я и еще 8 офицеров получаем направлению в 48-ю дивизию.

14.12.1943 года. Мы представлены генералу Репке. Направлен в 42-й полк.

15.12.1943 года. Направлен в 4-ю роту 1-го батальона. В полдень вместе с полевой кухней отправился на позицию. Отстраиваются новые блиндажи с полами. Командиром роты назначен обер- лейтенант Эбель.

18.12.1943 года. Обхожу позиции. Принимаю командование 4-м взводом. У меня маленький, крытый блиндаж без печи.

19.12.1943 года. В 8 часов утра сильная атака русских с танками. Позиции оставлены, солдат задерживают и собирают у ближайших штабов. Потери: командир батальона и лейтенант Вагнер. Обер- лейтенант Эбель принимает командование батальоном.

20.12.1943 года. Я принимаю командование 4-й ротой.

2.1.1944 года. Снова густой туман. Слева гром орудий всех калибров «Катюша», но потом все успокаивается.

8.1.1944 года. Русские предпринимают разведку боем. Атаки их отбиты. Вечером- визит дивизионного священника. Ясная, лунная ночь, почти нельзя показываться наружу.

9.1.1944 года. Обер- лейтенант Эбель произведен в капитаны. Спокойно. Кажется, русские оттягивают войска и оружие с этого участка.

10.1.1944 года. По-прежнему спокойно, только огневые налеты, а слева снова сущий ад. Вечером снимаемся с позиции /1-я и 4-я роты и штаб/. 2-я и 3-я роты были отведены уже несколькими днями раньше. Участок занимает 97-й пехотный полк и 88-й саперный батальон.

11.1.1944 года. Всю ночь ехали на грузовиках в жуткой тесноте, мокли на дожде, меня совершенно раздавили. На моем сиденье нет живого места. Проехали около 80 км. На рассвете у Еленовки сильная бомбежка. В Ново- Ковно непрерывные налеты. Отбили атаку. Должны отступить на Ново- Ковно, оттуда в Терноватку. Незадолго до отхода сильный огневой налет, минометы. Прямое попадание у входа в командный пункт батальона. Капитан Эбель, лейтенант Аксельсбергер, фельдфебели Штребель и Бейльс тяжело ранены. Командиром батальона назначается лейтенант Кархер, лейтенант Барч- его адъютантом. 4-й ротой командует фельдфебель Каз, 1-й ротой- обер- фельдфебель Питманц.

12.1.1944 года. Всю ночь напряженный марш через Еленовку на Бузулук. По обе стороны села овраги. 4 самоходных орудия неожиданно нападают на русских и легко разбивают их. Позиции на краю Терноватки нет, окапываться днем невозможно. Около полудня у русских появляется 20 танков и они готовятся наступать. На открытых позициях держаться невозможно, справа и слева все катится назад, так что и нашему батальону приходится присоединиться к отходящим. Отходим в Бузулук, чтобы принять оборону населенного пункта. Налеты авиации. Входим в боевую группу Бермана, в боевой группе фон дер Гольца.

13.1.1944 года. Солнце, хорошая видимость. В 9 часов сильный артогонь по нашим позициям и населенному пункту. Несколько отделений, преждевременно оставляют позиции, что вызывает повальное бегство. Около середины села удается остановить тех, что не убежали через посадку и высоту в направлении Еленовки. При поддержке станковых пулеметов 4-й роты, минометов и 1 самоходное орудие переходили в контратаку. Перебегая от дома к дому, с криками «Ура!» доходим до последнего дома, при чем все время приходится подгонять отбившихся. Затем штурмуем позиции и к 12 часам восстанавливаем положение. В 4.30 капитан Берман извещает нас, что мы будем сменены частями 123-й дивизии. Смена оттягивается до позднего вечера.

14.1.1944 года. Всю ночь маршировали. Должны были пройти на передовую, на высоту, но уже рассвело и идти туда невозможно. Пока, что заходили в Константиновку в квартиры, набитые до отказа. Сначала говорят, что в 11 часов нас заберут грузовики, но и в 15 часов, когда отвозят солдат боевой группы Бермана, мы остаемся в селе в ожидании приказа. Двое из 2-й роты являются к нашему лейтенанту Ругеру, который вел бой со 2-й и 3-й ротой /88 человек/ левее Терноватки. 13-го, утром, они были ранены, остатки их роты, при атаке по полудню, которая была предпринята с трех сторон, были обращены в бегство.

15.1.1944 года. Сегодня узнал, что остатки 2-й и 3-й роты в составе 10- 15 человек все еще во 2-м батальоне 42-го полка. Майора Рихтера некоторое время нельзя было найти, теперь он снова объявился. Ночью около 12 часов нас разбудили- «Сейчас же марш на позиции». В ответ на наш протест, нам сообщили из дивизии, что мы останемся при полковнике фон дер Гольце или вернемся в старую дивизию. Штабной врач, которому пришла идея организовать все это дело для Бермана, позвонил наконец в нашу дивизию и через пол часа мы узнали, что остаемся на месте. Неразбериха с подразделениями и полками. Людей совсем мало и каждый думает, что может командовать со штабами высших соединений, которые постоянно пополняются новыми офицерами. У нашего полка нет никакой связи. В нашем полку за кратчайший срок, два штаба батальона оказались лишними, от того, что нет людей. 3-й батальон ликвидирован совсем, во втором батальоне около 40 человек и в 1-м около 90 человек. Они считаются еще сильными.

16.1.1944 года. В 9 часов налет на деревню штурмовиков с бортовым оружием и бомбами замедленного действия. Прямое попадание в один дом, который влетает на воздух. Несколько солдат успели выскочить, поскольку действие бомб замедленное. Против ожидания мы остаемся весь день в деревне. В полдень приходит обер- лейтенант Рюдигер, новый командир батальона с обер Фэприхом в качестве адъютанта, так что лейтенант Кархер снова может принять 1-ю роту, а я 4-ю. Вечно эти длинные разговоры о передаче и приеме командования, когда все это можно было решить за одну минуту. Завтра мы должны занять новые оборонительные позиции- и этому снова предшествовали длинные разговоры.

17.1.1944 года. Из- за холода едва мог спать. В 2 часа, с двумя командирами взводов из каждой роты отправляемся на рекогносцировку. Совершенно зря идем туда в обход, да и вообще весь этот предварительный осмотр ни к чему. По возвращении надо еще урегулировать разные вопросы, длинное обсуждение. Строительных материалов для ДЗОТов хватает, почти каждый третий дом в деревне, груда развалин.

18.1.1944 года. Чуть ли не всю ночь не нужное обсуждение, даже о пристрелке оружия говорили. Мне каждый раз кажется, что это какая- то игра с макетами в ящиках с песком. Ничего особенного нет, командир батальона весь день еще задерживал меня со схемами, объектами стрельбы, планами огня, связью с артиллерией и т.п.

19.1.1944 года. У русских ничего не происходит, только методический и беспокоящий огонь минометов, так что жить можно и можно было бы немного отдохнуть, если бы не этот фюрер боевой группы со своей суетней днем и ночью. Он мне просто на нервы действует.

20.1.1944 года. Русские усиливаются, заметно больше движения и стрельбы тоже больше. Стрельбы непрерывно день и ночь, так, что вечером нельзя выпустить пленных на окопные работы. Между прочим, они обстреливают нас фосфорными бомбами по соломенным крышам и подожгли наши НП. Труднее всего достать кабель для провода, да и вообще всего не хватает, особенно таких мелочей. А так все идет своим чередом. Как всегда, нам приходится занимать весь участок 97 пп, из- за этого у нас забирают 300 метров справа. Танки и т.п., все это от нас уходит, пока еще стоят 3 самоходных орудия, но кто знает, надолго ли их у нас оставят? Вечером у Ивана что то затевается, там поют и шумят, наверняка им дали водки. Но ночь проходит спокойно.

22.1.1944 года. С ума можно сойти!!! Только, что построили ДОТы и лучше и крепче, чем когда бы то ни было и снова мы уходим отсюда. Приказ о смене. Около 11 часов прибыли в Ново- Витебск.

24.1.1944 года. Днем нельзя высунуть носа. Русские обстреливают с трех сторон и видят каждое наше движение. Несмотря на ружейный, пулеметный и артиллерийский огонь, мне пришлось днем подыскать новый НП. Линия обороны такова, что хуже не придумаешь, никакого обзора.

26.1.1944 года. Грязь бездонная и лужи, пройдя пару шагов, я уже выгляжу как свинья, валенки промокли насквозь. Командир по прежнему не оставляет меня ни на минуту в покое, у него все время какие- либо желания, он выдумывает всякие невозможные вещи и просто с ума сводит нас, особенно, если парочка русских где- нибудь на нашем участке продвигается чуть- чуть вперед. Мы и без того уже возбуждены, а он еще больше нервирует нас. В конце концов у нас тоже нервы, а не стольные тросы.

27.1.1944 года. Снова туман, так что я еще раз обхожу все свои позиции и еще лучше изучаю линию обороны, со всей ее непригодностью. Мы можем только удивляться, что русские не атакуют, а иначе все бы рухнуло. Между гнездами разрыв в 150- 200 метров. В одну из ночей, русские унесли 8 трупов русских, находившихся в 50 метров от передовой и никто у нас ничего не заметил. Сегодня, утром они забрались в посадку на нашем левом стыке и начали ее разминировать. Мои гранатометчики их вскоре прогнали, но из- за тумана дальше нельзя было наблюдать.

30.1.1944 года. В 4- 4.30 утра сильный, ураганный огонь. Атака русских отбита, за исключением 3-х стрелковых позиций /прорыв 700 метров шириной/. Вечером в полной темноте устанавливаем связь направо и налево. Контратака с 4 самоходными орудиями, отбили свои окопы обратно. Потери.

31.1.1944 года. Не спал. В 6 часов утра ураганный огонь и справа атака с 20 танками. Противотанковые пушки выбивают наши пулеметные расчеты из отбитых вчера позиций. Потери в людях и технике. В остальном атаки отбиты. Вечером оставляем позицию, сменяющие нас части занимают позицию, подготовленную позади нас. Мы переходим на позиции близ Желтое, где мы недавно были и где сегодня прорвались русские. Мы должны тут занять оборону и позже присоединиться к нашим контратакующим частям.

1.2.1944 года. Снова бессонная ночь, с трудом отрыли позиции. По-прежнему оттепель и бездонная грязь. На рассвете русские подходят из совершенно нового направления, из тыла. Их отгоняют. Вскоре после этого они атакуют слева, где наши войска уже откатываются назад на широком фронте. Наши позиции, имея теперь совсем другой фронт, не могут задерживать врага. Мы отходим к следующему ряду посадки, но там не удается остановить людей. Потери. Всеобщий отход до Ново- Витебска. Там построен новый промежуточный рубеж. Слишком мало людей, иногда в сумерках нас атакуют с трех сторон, снова приходится отойти назад. Подготовленные позиции, около 5 км перед Каменкой. Позиции хорошие, но мало людей, тяжелого оружия почти совсем нет.

2.2.1944 года. После трех бессонных ночей, в совершенно промокших валенках и частично промокшей одежде, измученные до крайности, ожидаем новой атаки. Атака без большой огневой подготовки. Деморализованный фронт рвется на куски справа и увлекает всех за собой, так что снова откатывается назад по всей своей ширине. Грязь такая, что приходится затрачивать много сил, чтобы вообще сдвинуться с места. Многие оставляют в грязи свою обувь. У посадки- попытка остановить отступающих, командир полка застрелил при этом моего лучшего первого номера. Дальше назад. Взорвали самоходные орудия. Кратковременные позиции на кукурузном поле. Под конец и оттуда назад до Каменки. Из последних сил добираемся до высоты перед селом и там снова занимаем позиции. Окапываться никто уже не в состоянии. Минометчики без боеприпасов в Сталиндорфе. Минометный обстрел. Потери. Я легко ранен в правое плечо. Впервые целый день без продовольствия.

3.2.1944 года. Четвертая бессонная ночь, совершенно обессиленный, шаг за шагом борясь с болотом, под огневыми налетами, промокший до нитки под дождем, весь покрытый толстым слоем грязи, так я прихожу в Сталиндорф. Перевязочного пункта там уже нет. Наконец, добираюсь до Кри…, наконец мог бы спать, но почти не сплю из- за переутомления, раны и т.п.

4.2.1944 года. До сих пор не нашел врача. В 11 часов, вместе с 4-мя больными отправляюсь повозкой в следующую деревню, откуда повезут боеприпасы. Там встретил командира батальона Штальмана у генерала. Врача можно найти на главном перевязочном пункте в селе Новый Путь. Пришел туда в сумерках. Перевязочный пункт выехал оттуда утром. Что тут делать? Вечером нас подбирают по приказу командования дивизии. Перевязочный пункт возвращен на прежнее место. Питания нет. Для питания дождевая вода.

5.2.1944 года. Утром сделал перевязку. До полудня ждал попутных машин, потом пошел пешком. Никто не может сказать, где находится обоз 42-го полка. Наконец удается узнать, что 72-й полк в поселке Роза Люксембург, а потом узнаю, что 42-й полк расположен справа от 72-го.

6.2.1944 года. Добрался до обоза 4-й роты. Сменил белье. Проверил вещи. Нет двух бутылок водки, которые я больше всего хотел сохранить.

7.2.1944 года. Перегружаются повозки, многое приходится бросать из военных материалов, продовольствия и т.п. Много телег приходится оставлять. В обозе машин больше нет, приходится его тоже тащить ротам. Корпус требует 4-х лошадей, так как там взорваны все машины. Весь бумажный хлам обоза ликвидирован.

8.2.1944 года. Получено 10 человек пополнения /из лазарета/, наша рота с 4.2 на отдыхе.

9.2.1944 года. В 8 часов утра русские атакуют на широком фронте, залегли в 300 метров от позиции. Весь день оживленная перестрелка. В 19 часов мне дается новый участок, где я должен принять командование боевой группой.

11.2.1944 года. Ночью и отчасти днем, дождь, снова болото. ДЗОТы переполнены из- за резервной группы, которая еще только будет окапываться. Вечером, часть ее уводят. Резерв состоит теперь из 5 человек 3-й роты, 1 танкового пулемета и моего отделения управления. В 3-й роте ни пулеметов, ни автоматов, ни ручных гранат.

13.2.1944 года. Поразительно спокойно и ночью и днем. Вечером- шоколад и окопный дополнительный паек.

14.2.1944 года. Также спокойно. 1 человек из моей боевой группы /3-я рота/ убит снайпером. Командир батальона, капитан Штальман, вернулся из отпуска, но пока, что при генерале, а потом примет командование боевой группой. Он обходит позиции. К сожалению, я остаюсь командиром боевой группы. Я все вновь убеждаюсь, что люди в ней явно плохи, собраны из обозов, артиллерии и чужих частей. Моя 4-я рота, замечательная. Совсем скверно обстоит дело с людьми. Моей, нынешней 2-й роты, даже унтер- офицеры никуда не годятся. Шум моторов, русские поют и шумят, они опять уже наверное затевают какую- нибудь игру. Ночью поставили проволоку перед позициями. Днем эвакуировали из деревни население.

15.2.1944 года. Поскольку все спокойно, получил через капитана Штальмана разрешение отправиться к зубному врачу. Меня заменит обер- фельдфебель Швамм.

17.2.1944 года. В полдень, с продовольственной машиной еду в Долгинцево. Метель и холод. В 16 часов на вокзале. Там паническое настроение. Русские прорвались на участке 123-й дивизии. К тому же вагоны, то и дело сходят с рельсов. В 22 часа, с одним из последних поездов еду в Кривой Рог.

18.2.1944 года. Большинство квартир заперто, наконец, нахожу квартиру для проезжающих. Всю ночь шум, так что я не сомкнул глаз. Утром в буран, дождь и мороз, в город- 6 км. Наконец нашел зубоврачебную станцию. Стекла там вылетели под давлением воздуха при взрывах. Полечил зубы. В половине 10 захожу в головной отряд связи, жду до 3-х часов, получаю утешение, что войска ночью оторвались от противника. Наконец слышу, что моя дивизия идет в Долгинцево и отправляюсь туда. Еду на попутной машине. В сумерках я там. Полк, ночью ушел в Таганчу. Из- за темноты и бурана я туда попасть не могу. Нахожу квартиру в переполненном русском доме. Меня хорошо угощают. Моя рота, вступила, в этот день на новый путь страданий, в новое состязание со смертью. В темноте весь батальон, за исключением небольшого арьергарда, оторвался от противника. Большие трудности с переправой повозок через ручей. Их можно перевезти лишь пустыми, все вещи переносили на руках, при чем все промочили ноги. Марш, сквозь снежный буран с мокрыми ногами, через заносы и т.п. Исключительное напряжение. 15 км, все почти выбились из сил.

19.2.1944 года. В темноте, сейчас же направлены на новые позиции у Таганчи, большой частью даже окопы не отрыты. Несколько обмороженных, да и не удивительно. Батальон в Таганче, там же и 4-я рота. Я, утром отправляюсь из Долговцево, жду на шоссе. Меня берет на свою машину майор Энглер до Подыхуф, оттуда пешком. Заблудился, наконец на телеге еду в Таганчу к роте. С наступлением темноты отрываемся от противника. Соприкосновение с противником на левом фланге. Короткий марш- 3 км. В Красные седла несколько отрытых окопов вне села, значит согреться нельзя, да и надо получше окапываться.

20.2.1944 года. Холод, но буря затихает. Сугробы намело до 40 см. С 4 часов русские атакуют, выбрасывают два батальона из позиций. На рассвете, нам приходится отвести фронт назад, отходим в село и занимаем круговую оборону. Почти со всех сторон трассирующие пули, обстрел с трех сторон. Давление русских ослабевает, на флангах они продвигаются вперед. Вечером снова отход, тяжелый марш в Долговцево. Занимаем оборону перед населенным пунктом. Здесь есть и ДЗОТы, только они слишком далеко один от другого и совершенно занесены снегом. Снова целую ночь окопные работы, при чем все переутомлены, с сырыми, закоченелыми ногами. Валенок почти ни у кого уже нет. Несколько легких обмораживаний.

21.2.1944 года. На рассвете снова начинается свистопляска. Массы русских атакуют на широком фронте. У минометчиков боеприпасов всего на 100 выстрелов, надо экономить. Иван нахально устанавливает батареи и подходит в маршевых колоннах, подводит к огневым позициям противотанковые пушки. Все это можно наблюдать с нашего КП и хоть бы один выстрел нашей артиллерии! Если дальше так пойдет, то эти массы попросту сомнут нас. Слева от шоссе, русские продвигаются вперед, отбивают несколько ячеек 7-й роты и находятся уже почти на нашем левом фланге. Все новые массы идут в атаку. Примерно до полудня удерживаем позиции, затем русские прорываются в районе 3-й роты. 1-я также отходит. На открытой местности несем большие потери. Затем борьба за населенный пункт. Я с 7-ю солдатами нахожусь на правом фланге и вижу сквозь деревья, как в 50 метрах от нас проходят вперед массы русских. Мы расстреливаем последние боеприпасы во фланг русских, но не можем задержать продвижение этих масс. Потом мы удираем через огороды, через заборы, спасая свою жизнь. Только пробежав 2 км, догоняем своих. Попытка задержать врага в селе, потом отход от Долгинцево на Кривой Рог. Только небольшой обстрел. Короткий отдых в Кривом Роге, собирание частей. В сумерках идем дальше через Кривой Рог к Ингульцу.

22.2.1944 года. Снова четыре ночи без сна, днем не удалось поесть. Очень холодно, ноги обморожены или натерты до гнойников, к тому же марш в темноте, по сугробам. Около 2 часа приходим в село Данцевка на Ингульце. У солдат настолько расшатаны нервы и они настолько измучены физически, что они в пути хотели ложиться и так оставаться, а некоторые плакали, как маленькие дети. Квартиры переполнены саперами и людьми из строительного батальона /пленные русские/, так что многие из нас не могли прилечь. В 7 часов продолжение марша. За 3 км село, где стоят кухни с продовольствием. По бутылке водки на троих, 80 сигарет на рыло и фронтовые пакетики. Немного отдохнули и поспали, просушили ноги, поели горячего- и снова все в порядке и мы воспрянули духом. Около 10 часов приходим на новые подготовленные позиции перед Антоновкой. Сегодня русских больше не видно.

23.2.1944 года. Русские подходят массами, где главный удар, определить еще нельзя.

24.2.1944 года. В 5.30 ожесточенная стрельба. Вечером русские прорвались рядом с нами, в районе 2-го батальона. С помощью самоходных орудий их выбили. Снова начинается метель, а к полудню еще и туман, никакой видимости. Русские подбираются к нам со всех сторон, следует ожидать атаки.

25.2.1944 года. Русские атакуют справа и слева. Атака отбита. Атакуют снова с 8 танками и пехотой на танках, 4 танка идут на колхоз /наш КП/. Противотанковая пушка чуть не отказала и лишь когда танки подошли на 100 метров к колхозу, подбила 2 из них. Солдат уничтожили мы. 2 танка застряли в противотанковом рву. В сумерках русские внезапно атакуют в районе 5-й роты и оставляют наши позиции позади. С помощью минометов, атакующих задерживают. Ночной бой. Я удерживаю от бегства стрелковые роты и занимаю противотанковый ров с фронтом вперед и назад. Противник отбит, на рассвете передовые позиции восстановлены, за исключением позиций 3-й роты, находившихся во фронтовом саду. Виной этого прежде всего отсутствие проволоки и ракетницы.

26.2.1944 года. Также, как и 25-го, после того, как была отбита танковая атака, так и сегодня- ураганный огонь по колхозу. 25-го у нас при этом было 2 убитых, 8 раненых. Несмотря на ДЗОТы /прямое попадание/. Сегодня также удар за ударом. Русские внезапно атакуют с фланга, из захваченных ими вчера окопов, атакуют стрелковые роты и обращают их в бегство, хотя число русских и не велико. У колхоза нам не удержаться, так что приходится и нам драпать. Все бегут через балку под сильным огнем. Я бегу сквозь огневой вал по открытой местности, до железной дороги. Задерживаю 10 человек из батальона и пробиваюсь с ними к 72-му полку, который задерживает нас для контратаки. Атака русских захлебывается под огнем тяжелого оружия с высоты. Я на фланге, у железнодорожной насыпи. Оттуда уничтожаю 1 станковый, 1 ручной пулеметы и наблюдателя. Вечером вторая контратака, но вскоре бьется отбой, потому, что у нас не хватает людей. Наконец я, со своими людьми, имею возможность разыскать свой батальон .

29.2.1944 года. После полудня отход. Снова оттепель, все плывет, снежная слякоть. Пришли в населенный пункт. Выбросили из квартиры население. Отдыхали.

2.3.1944 года. Вечером обсуждение. 1-й и 2-й батальоны сливаются и получают название 1-го. Обер- лейтенант Бауэр, командир 8-й роты, получает 4-ю роту. Мне дают 1-ю роту. Большой, прощальный пир: свиное жаркое с капустой. Раз в 4 дня, почти регулярно, получаем плитку шоколада. 10 человек пополнения- 6 унтер- офицеров и 4 солдата из запасной части.

3.3.1944 года. Обсуждение о передачи частей новым командирам. В 2 часа, внезапно получаю приказ о марше на старые позиции. Позиции вдоль балки. ДЗОТы даже внутри полны грязи. Печек нет. Плохие позиции. Русские окапываются в 75- 150 метрах от нас.

4.3.1944 года. Весь день атаки русских, главным образом справа- почти у нас в тылу. С наступлением темноты, атака на широком фронте с артиллерией. Отбита пехотным огнем.

5.3.1944 года. С утра туман, русские готовятся к атаке в балке. Снова повсеместные атаки. Весь день беспокоящий огонь- артиллерия, противотанковые пушки, рач- бум. На этом дневник обрывается.

Источник: ЦА МО РФ, фонд 243, опись 2900, д. 198, л. 1-6.