7-й механизированный корпус

мехкорпуса ркка

7-й механизированный корпус- войсковая часть 6850.

Командир- генерал-майор Василий Иванович Виноградов.

Заместитель по политической части- бригадный комиссар Игнатий Иванович Михальчук (3.06.40-15.07.41).

Помощник по технической части- военинженер 1 ранга Виктор Игнатьевич Борейко.

Начальник штаба- полковник Михаил Сергеевич Малинин.

Начальник оперативного отдела- подполковник Н. И. Жиряков.

Начальник артиллерии- генерал-майор артиллерии Василий Иванович Казаков.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — полковой комиссар Роман Павлович Бабийчук,  полковой комиссар Иван Васильевич Власкин (25.06.41- 6.08.41).

Состав:

14-я танковая дивизия — в/ч 6833. Командир- генерал-майор танковых войск Андрей Дмитриевич Штевнев, полковник Иван Дмитриевич Васильев (23.06.41–29.08.41).

18-я танковая дивизия- в/ч 7535. Командир- генерал-майор танковых войск Кирилл Филиппович Сулейков (4.06.40–10.08.40).

1-я моторизованная дивизия- в/ч 5021. Командир- полковник Яков Григорьевич Крейзер.

9-й мотоциклетный полк- в/ч 6828. Командир- полковник Кузьма Григорьевич Труфанов. Заместитель по строевой части- капитан Пахомов (до мая 1941 года). Заместитель по политической части- старший политрук И. Г. Размеров. Помощник по технической части- майор А. А. Щерба. Помощник по снабжению- интендант 2 ранга И. Д. Кравченко. Начальник штаба- майор А. В. Корсаков. Начальник связи- воентехник 2 ранга М. А. Емельянов.

251-й отдельный батальон связи

42-й отдельный мотоинженерный батальон- в/ч 7003,

107-я отдельная корпусная авиаэскалоилья- в/ч 1926.

Формирование:

Формирование 7-го механизированного корпуса началось 8 июля 1940 года. Свою историю корпус ведет от 39-й и 55-й легкотанковых бригад и 1-й моторизованной дивизии. Последняя была сформирована как 1-я стрелковая дивизия 7 сентября 1939 года на базе 6-го стрелкового и 173-го артиллерийского полков, 1-го дивизиона 13-го артиллерийского полка, 65-й зенитно-пулеметной роты, 45-й автотранспортной роты, 327-й танковой роты и 7-го авиазвена связи 1-й стрелковой дивизии. При развертывании дивизии по мобилизации к ней перешло Почетное Революционное Красное Знамя, которым была награждена 1-я стрелковая дивизия.

Согласно директиве ВС МВО от 30 декабря 1939 года дивизия была реорганизована в моторизованную. 6-й мотострелковый полк был сформирован на базе 6-ro сп и части 356-го сп; 175-й мсп- из 175-го сп и части 356-го сп; 13-й ап- из 13-го ап и части 173-го гап; 13-й тп- из 4-го лтп; на формирование остальных частей обращались соответствующие подразделения из 1-й стрелковой дивизии. Вернувшись из Прибалтики, дивизия включена в состав формировавшегося 7-ro мехкорпуса.

Управление корпуса формировалось на базе управления 57-го стрелкового корпуса, 251-й батальон связи- на базе 239-го обс, 42-й дорожный батальон- на базе 244-го осб из Ногинска, 7-я авиаэскадилья- на базе 81-го авиаотряда 30-й химической танковой бригады (Ярославль). 1-й мотоциклетный батальон был развернут в 9-й мотоциклетный полк.

14-я танковая дивизия формировалась на базе 55-й легкотанковой бригады. До 14 июля 1940 года бригада дислоцировалась в городе Рокишкис (ПрибОВО), затем погрузилась в Даугавпилсе и 20–21 июля полностью прибыла в Наро-Фоминск. Основу 27-го танкового полка составили 185-й и 187-й танковые батальоны, 28-го — 163-й и 169-й батальоны. Мотострелковый полк формировался из 771-го стрелкового полка 137-й стрелковой дивизии. В полк было передано Революционное Красное Знамя ЦИК, унаследованное от полка 17-й стрелковой дивизии, развернутого в 1939 году в 137-ю стрелковую дивизию. На укомплектование гаубичного артиллерийского полка (Ковровские лагеря) обращены 1-я и 2-я батареи 497-го гап и 4-я батарея 398-го гап. В отдельный зенитно-артиллерийский дивизион переформирован 21-й зенитный дивизион 57-го стрелкового корпуса.

6 июля 1940 года Военный совет ПрибОВО получил приказ к 20 августа сформировать 18-ю танковую дивизию для 7-го МК МВО. Дивизия формировалась по месту дислокации 39-й лтбр (город Вальмиера). В сентябре 1940 года персдислоцирована в Калугу (МВО). параллельно формирование частей шло и в МВО. Так, 36-й танковый полк начал формироваться на станции Лев Толстой на базе 97-го запасного танкового полка. Моторизованный полк формировался из 831-го запасного стрелкового полка в Тесницких лагерях около Тулы, в августе полк прибыл в Калужский лагерь. На укомплектование гаубичного артиллерийского полка были обращены 1-я и 4-я батареи 493-го гап, 1-я батарея 398-го гап. Отдельный зенитный артдивизион формировался на базе 193-го запасного зенитного полка.

1-я моторизованная дивизия, действовавшая отдельно от корпуса, к 6 июля 1941 года имела 205 танков БТ, 24 Т-37/38, 39 БА, 1202 автомобиля, 10 тракторов, 44 дивизионных (калибром 76- 152-мм), 34 полковых и противотанковых (37- 76-мм), 4 зенитных орудия, 66 минометов, 6 зенитных пулеметов.

Дислокация:

Управление и корпусные части- Москва.

14-я танковая дивизия- Наро-Фоминск (летние лагеря- Кубинка).

18-я танковая дивизия- Калуга, Тихонова Пустынь.

1-я мотострелковая дивизия- Москва (летние лагеря- Алабино), части дивизии размещались в Красногвардейских, Чернышевских и Красноперекопских казармах, Всехсвятском казарменном комбинате, 12-й танковый полк был дислоцирован в Наро-Фоминске.

Боевые действия:

22 июня 1941 года соединения корпуса находились в летних лагерях, где были приведены в полную боевую готовность.

Вечером 24 июня корпус получил задачу от военного совета округа- сосредоточить свои соединения в районе Вязьмы. Первые эшелоны начали отправляться только 25 июня, железной дорогой перебрасывалось управление корпуса с корпусными частями, бронетанковая техника, артиллерия, автотранспорт двигался своим ходом.

Утром 26 июня штаб корпуса прибыл в Вязьму, где была получена новая задача- следовать в направлении Смоленск, Орша, где войти в подчинение командующего 13-й армией. Выполняя это распоряжение, войска корпуса, сосредоточенные в лесах около Вязьмы, в тот же день выступили в направлении Смоленска.

Вечером штаб корпуса был уже в Смоленске. Здесь в штабе 20-й армии командир корпуса генерал Виноградов узнал от командующего 20-й армией (корпус теперь подчинялся ему), что 1-я моторизованная дивизия, пришедшая еще раньше, была лично командармом отправлена в район Орши с задачей занять оборону и не допустить прорыва противника.

В таком усеченном виде (1-я моторизованная дивизия в дальнейшем так и действовала отдельно от него) корпус получил задачу: сосредоточиться в районе Заольша, Зуи, Большие Соболи, станция Рудня. С вечера 27 июня соединения начали прибывать в указанные районы.

К исходу 30 июня 14-я танковая дивизия сосредоточилась в районе Мишеньки, Заольша, Поддубье и заняла оборону по реке Мошна, выдвинув 2-й батальон мотополка в район в 10 км юго-восточнее Витебска. 18-я танковая дивизия сосредоточилась в районе Серебрянка, Большие Соболи, Базилево, Рудня. Мотополк занял оборону по реке Черница на рубеже Бол. Сутоки, Добромысль. 9-й мотоциклетный полк занял оборону в районе Бабиновичи.

28 июня корпус получил новую задачу- оставаясь в районе Лошаки, Рудня, быть готовым к действиям в случае прорыва противника вдоль автострады на Смоленск или со стороны Витебска.

Располагая вполне достаточным временем, соединения корпуса привели себя в порядок после марша, частично доукомплектовались- в том числе и танками новейшей конструкции (34 КВ и 29 Т-34). Была проведена рекогносцировка пяти вероятных направлений действий (13 маршрутов протяженностью от 25 до 50 км), включая и рассматриваемое направление контрудара, установлена достаточно надежная связь и организовано взаимодействие со стрелковыми соединениями, занимающими оборону впереди корпуса и на флангах. Наиболее четкое взаимодействие было организовало со 153-й стрелковой дивизией, имевшей к 5 июля непосредственное соприкосновение с вышедшими к ее рубежу обороны передовыми частями XXXIX моторизованного корпуса генерала танковых войск Р. Шмидта (Rudolf Schmidt).

Ночью 5 июля через полковника Ворожейкина генерал Виноградов получил устный приказ командующего армией. Согласно ему, к утру корпус должен был сосредоточиться в районе Поддубье, Вороны, Хотемля, Королева (15 км юго-восточнее Витебска), откуда перейти в наступление в направлении на Лепель и к исходу дня выйти в район Камень, Ушачи, Лепель. Исходным районом для наступления назначался район Вороны, станция Крынки, Хомены.

7-му корпусу было приказано нанести удар в направлении Бешенковичи, Лепель, а в дальнейшем нанести удар во фланг и тыл Полоцкой группировки противника. Одновременно удар на Лепель наносил и 5-й механизированный корпус. Ему была поставлена задача- нанести удар в направлении Сенно, Лепель, к исходу дня овладеть районом Людчицы (10 км юго-восточнее Лепель), Краснолучна, Лукомль, в дальнейшем развивать удар через Лепель на Гленбоке и через Зембин на Докшице. Граница между корпусами проходила по линии- Богушевское, Сенно, Лепель (все пункты для 7-ro механизированного корпуса исключительно [То есть их должен был занять 5-й мехкорпус.]).

Используя данные, полученные штабом корпуса в период сосредоточения и подготовки к боевым действиям, командир 7-го механизированного корпуса сумел в короткие сроки (до двух часов) выработать вполне обоснованное решение на бой. Работая совместно с весьма ограниченным кругом должностных лиц штаба соединения, он решил: нанести удар силами двух танковых дивизий в общем направлении Новоселки, Долгое, М. Камень, с ходу форсировать реку Черногостница, разгромить передовые части противофланговых соединений XXXIX моторизованного корпуса противника и выйти на рубеж (иск.) Бешенковичи, Кутьки, Жерино. В дальнейшем ударом во фланг и тыл следовало разгромить наступающие соединения противника и к исходу дня овладеть районом М. Улла, М. Камень, Долгое. Боевой порядок корпуса предполагалось иметь в один эшелон с выделением резерва в составе танкового батальона. Правый фланг корпуса прикрывался силами 9-ro мотоциклетного полка.

К недостаткам этого плана можно отнести отсутствие решения вопросов огневого поражения противника и чересчур поверхностное рассмотрение взаимодействия с соседями. Еще одной характерной особенностью было отсутствие четкого определения конкретной группировки противника [Разведка просто не располагала такими сведениями.].

С утра 6 июля в соответствии с боевым распоряжением командующего армией соединения корпуса под прикрытием вышедшего раньше на два часа передового отряда начали выдвижение из исходных районов. Соединения двигались каждое по двум маршрутам, что обеспечивало им, по мысли командования, более высокие темпы наступления, а при встрече с противником- возможность быстрого развертывания в боевой порядок.

Однако несвоевременно полученные разведданные об изменениях в пояснении противника, происшедших в течение 5 июля, проливные дожди, начавшиеся еще в ночь на 6 июля, сразу же внесли значительные коррективы в спланированные действия.

Так, передовые отряды 14-й танковой дивизии, выйдя к 8 часам 6 июля к рубежу реки Черногостница, обнаружили разрушенные и затопленные переправы, через которые без дополнительных инженерных мероприятия могли пройти только средние и тяжелые танки. Кроме того, обнаруженные на западном берегу реки противотанковые орудия противника (до 10 единиц на 1 км фронта) в районе Равки, Черногостье, Дуброво, своим огнем препятствовали ведению разведки участков, пригодных для переправ. В этих условиях командир комдив полковник Васильев по согласованно с командиром корпуса решил остановить наступление, провести инженерную разведку, в ночь на 7 июля силам и инженерного батальона построить (либо усилить) переправы. С утра 7 июля при поддержке 14-ro гаубичного артполка и артдивизиона 153-й стрелковой дивизии (полковник Н. А. Гаген) он намеревался форсировать реку Черногостница, прорвать противотанковый рубеж противника и к исходу дня выполнять ранее поставленную боевую задачу.

Вечером 6 июля 1-й батальон 14-го моторизованного полка с 7 танками 28-го танкового полка, наступая в направлении Дуброво, овладел высотами на западном берегу реки в 1 км западнее Дуброво, где и закрепился.

18-я танковая дивизия наступала также по двум маршрутам, в обход озера Саро с юга, в общем направлении на Сенно. Обоими передовыми отрядами она также завязала бои на подступах к Сенно. Разведкой удалось установить, что противник высадил здесь воздушный десант (до 500 солдат и 60 танкеток) [Никакого немецкого десанта, особенно с танкетками, там быть не могло, разведкой за десант принят какой-то передовой отряд противника]. В сложившихся условиях командир дивизии принял решение: подтянуть главные силы, атакой танковых полков по сходящимся направлениям уничтожить противника и к исходу дня овладеть Сенно.

К утру 6-го числа правая колонна дивизии (36-й танковый полк) вышла в район Войлево. Левая колонна, совершая марш на Сенно, своим передовым отрядом (3-й батальон мотополка и 1-я батарея гап) в 10:35 6 июля встретилась с немецкими частями в 2 км северо-восточнее Сенно и отбросила их на восточную окраину города. Колонна была вынуждена развернуться в боевой порядок и атаковать противника. Части мсп, 35-го тп и гап овладели Сенно и перешли к обороне.

14-я танковая дивизия, оборудовав ночью несколько переправ, с утра 7 июля пыталась силами танковых полков, при незначительной по масштабу и времени артиллерийской подготовке, форсировать реку Черногостница, прорвать рубеж обороны 7-й танковой дивизии противника и к исходу дня выполнять боевую задачу. Однако атака 27-го танкового полка, не обеспеченная мощным артиллерийским огнем, без поддержки пехоты (14-й мотополк занял оборону по восточному берегу реки Черногостница) успеха не имела. Проведенная чуть позже атака 28-го танкового полка также оказалась неудачной: танки, переправившиеся через реку, попадали под огонь противотанковых орудий противника и фланговый огонь его танков, подошедших ночью.

Тем не менее, согласно распоряжению командира корпуса, в 16 часов 7 июля дивизия вновь пыталась, форсировав реку, прорвать оборону закрепившегося противника. 14-й моторизованный полк во второй половине дня овладел западным берегом реки, но на рубеже Вежище, Медведи, Мартасы был остановлен сильным артиллерийским огнем и огнем зарытых в землю танков, одновременно немцы атаковали со стороны Щекотовщины. Прорвалась через противотанковый район и ушла в немецкий тыл группа командира 27-го полка майора Романовского (10 танков). Отсутствие необходимой огневой и авиационной поддержки, обещанной командующим армией, обусловило неуспех повторной атаки и дополнительные потери.

Всего в бою 7 июля участвовало 126 танков дивизии (51-27-го тп, 54- 28-го тп, 7- орб, 14- управления и резерва комдива, из них 11 КВ, 24 Т-34). В бою было потеряно свыше половины танков и более 200 человек убитыми и ранеными [В том числе командир 27-го полка майор Романовский, зам. начальника отдела политпропаганды дивизии старший батальонный комиссар Федосеев, комбаты капитан Старых, майор Гришин, был ранен командир дивизии полковник Васильев]. В связи с исключительно трудной местностью в полосе наступления (торфяные почвы) в грунте завязло 17 танков (из них 2 КВ и 7 Т-34). Под огнем противника было эвакуировано 9 машин, из них один КВ. Оставшиеся танки были разбиты артиллерией и авиацией противника. Дивизия заявила о 42 подбитых танках противника и одном захваченном в качестве трофея, 41 уничтоженном орудии (в том числе и ПТР), 4 мотоциклах и 3 сбитых зенартдивом самолетах.

Оценив сложившуюся обстановку на правом фланге корпуса, командир соединения принял решение перебросить 14-ю танковую дивизию на направление наступления 18-й танковой дивизии с целью обойти занятый противником рубеж с юга. С утра 8 июля следовало возобновить наступление на новом направлении во взаимодействии с 18-й танковой дивизией и к исходу дня выполнить боевую задачу.

Тем временем противник, прикрывшись с фланга заслоном 7-й танковой дивизии, сам начал наступление во фланг ударной группировке двух советских механизированных корпусов. Первой под удар наступающей 18-й танковой дивизии немцев попала 18-я танковая дивизия 7-го механизированного корпуса в районе Сенно.

18-я танковая дивизия в течение 7 июля стойкой обороной отражала попытки противника силами частей 18-й танковой дивизии овладеть Сенно. Город трижды переходил из рук в руки, но к исходу дня остался за нами. Об ожесточенности боев, разгоревшихся в этом районе, свидетельствует докладная записка командира немецкой 18-й танковой дивизии генерал-майора Неринга: «Потери снаряжением, оружием и машинами необычайно велики и значительно превышают захваченные трофеи. Это положение нетерпимо, иначе мы напобеждаемся до собственной гибели».

Озабоченный таким положением дел, командующий 4-й танковой группой перебросил сюда танковую дивизию из района Дриссны с задачей подготовить оборону по рубежу Гнездиловичи- Липно.

14-я танковая дивизия, получив приказ на передислокацию, смогла приступить к его выполнению только в 14 часов 8 июля. Столь длительная задержка была обусловлена распоряжением заместителя командующего войсками Западного фронта по АБТВ генерал-майора Борзикова, находящегося на КП 7-го мехкорпуса и озабоченного сильным воздействием вражеской авиации по боевым порядкам танковой дивизии. Совершив марш, части дивизии (без мотополка) к исходу 8 июля сосредоточились в районе западнее Леонтово.

К этому времени части нашей 18-й танковой дивизии под воздействием превосходящих сил противника были вынуждены оставить Сенно и под ударами сил немецких 18-й и 7-й танковых дивизии и авиации отойти в восточном направлении в район Пустынки, Студенка. 36-й танковый полк вышел к исходу дня в район Пустынки.

В ночь на 9 июля командующий 20-й армией приказал командирам корпусов с утра возобновить наступление и к исходу дня выполнять ранее поставленную задачу. При этом он предупредил командира корпуса о возможной контратаке противника со стороны Бешенковичей. Однако массированные налеты авиации противника задержали выход соединении в исходное положение для наступления. Танковые полки расположились в лесу северо-западнее Узречье, а затем в 16:00 перешли в наступление: 28-й танковый полк- в направлении Гусино, Сенно, 27-й танковый полк- на Конец, Сенно. Части же 18-й танковой дивизии, понеся новые потери от ударов авиации противника, вынуждены были отказаться от перехода в наступление и продолжали обороняться на восточном берегу реки Оболянка.

В 16 часов 30 минут 9 июля, в связи с начавшимся наступлением противника на витебском направлении вдоль северного берега Западной Двины, командующий армией отдал распоряжение о временной приостановке наступления корпуса. Около 18:00 устным приказом начальника штаба корпуса полковника Малинина части были возвращены в исходное положение, причем 28-й полк возвратился только к утру следующего дня. Начавший движение в южном направлении гаубичный артполк был возвращен в район Шелки. Одновременно противник продолжал сосредоточивать силы на богушевском направлении, перебрасывая в район северо-западнее и западнее Сенно новые танковые и мотопехотные подразделения и части из состава XXXXVII моторизованного корпуса. В 18 часов передовые части 3-й танковой группы с боем овладели западной окраиной Витебска, создав тем самым серьезную угрозу войскам 69-го стрелкового корпуса (генерал-майор Е. А. Могилевчик), действующего на правом фланге 20-й армии. В обороне Витебска участвовало 18 танков 14-й танковой дивизии, ремонтировавшихся там силами 14-го ремонтно-восстановительного батальона.

В ночь на 10 июля, в связи с захватом противником Витебска, командующий армией принял решение отказаться от дальнейшего развития контрудара. 5-й и 7-й механизированные корпуса выводились из боя и к исходу дня сосредотачивались в районах, занимаемых ими перед началом боевых действий, с целью усиления обороны стрелковых корпусов первого эшелона армии.

В соответствии с полученным приказом командующего армией, командир 7-го механизированного корпуса в своем решении на бой 10 июля определил частям следующие задачи: сильными передовыми отрядами танковых дивизий нанести внезапный короткий удар во фланг и тыл противнику, наступающему на витебском направлении, затем под их прикрытием главными силами по двум маршрутам отойти через боевые порядки 69-го стрелкового корпуса и к исходу дня сосредоточиться в районе Королево, станция Крынки, Лиозно.

С утра 10 июля передовой отряд 14-й танковой дивизии в составе 14-го мотострелкового и 28-го танкового полков нанес удар по противнику в северо-западном направлении, а затем отошел к селению Стриги, где до наступления темноты отражал попытки преследующего его врага захватить переправу.

18-я танковая дивизия в первой половине дня упорной обороной 18-го мотополка и неоднократными контратаками танковых полков сдерживала попытки противника прорваться через занимаемый ею рубеж по реке Оболянке в восточном направлении.

Во второй половине дня соединения 5-го и 7-го механизированных корпусов начали отход в указанные им районы сосредоточения. Танковые дивизии 7-го механизированного корпуса к исходу дня вышли к переднему краю основного оборонительного рубежа армии: 14-я танковая дивизия- в районе Песочанки, 18-я- Богушевское. Продолжая движение по указанным маршрутам, дивизии корпуса 11 июля сосредоточились в районе Стан, Лиозно, Пески.

11 июля 14-я танковая дивизия продолжала сосредотачиваться в районе Лиозно, Зуи, Заольша, Стан. Проходила эвакуация с маршрута отставших машин. В течение всего дня части дивизии подвергались налетам авиации противника.

Вечером 11 июля помощник командующего фронтом по АБТВ генерал- майор Борзиков от имени Народного комиссара Обороны отдал распоряжение- все имеющиеся в строю танки 14-й и 18-й танковой дивизий свести в один танковый полк от каждой дивизии и к полуночи выдвинуть эти части на рубеж: полк 14-й дивизии- Поддубье, Фальковичи, 18-й дивизии- Лиозно, Добромысль, Бабиновичи. Ставилась задача: занять оборону на этом рубеже.

12 июля командир 14-й танковой дивизии получил приказ сформировать свободную танковую группу (сводный полк) под командованием полковника Белова для организации противотанкового района Поддубье, Вороны, Фиьковичи- ширина фронта 15 км. Приказано было использовать и находящиеся не на ходу машины в качестве средств противотанковой обороны. Для усиления противотанкового района были направлены 14-й моторизованный и 14-й гаубичный артиллерийский полки. Общее командование возлагалось на полковника Белова. Мотополк был переподчинен командиру 34-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанту Р. П. Хмельницкому, который приказал ему выйти на рубеж Поддубье, Вороны и удерживать его до особого распоряжения. Полк был усилен артполком и имеющимися в дивизии 5 бронемашинами. При продвижении к указанному рубежу обороны, не достигнув рубежа Поддубье, Вороны, 14-й мсп был встречен пулеметным и артиллерийским огнем на рубеже Ляхово, Королево. Полк в течение для вел оборонительные бои, последовательно отходя от рубежа на рубеж под воздействием противника и из-за отхода частей правофланговой 220-й моторизованной дивизии. В бою на рубеже Ляхово, Королево был ранен командир мотострелкового полка майор Бешанов.

К исходу 11 июля части 14-й танковой дивизии по приказу командующего 19-й армией генерал-лейтенанта Конева перешли к обороне в районе Лиозно.

18-я танковая дивизия (8 танков, полтора батальона пехоты и батарея гап) с утра 12 июля занимала оборону на рубеже реки Черница в районе Добромысль. К исходу дня она вышла на рубеж Лососина, станция Крынки, где к утру 13 июля организовала оборону с задачей прикрывать витебское и бабиновичское направления.

На основании приказа штаба 19-й армии от 13 июля 14-я и 18-я танковые дивизии с 9-м мотоциклетным полком вошли в подчинение 34-го стрелкового корпуса. Еще 19-я армия получила приказ главнокомандующего войсками Западного направления № 060 от 12 июля 1941 года- сдерживая прорвавшиеся группы противника в направлении Велиж, силами 7-го МК, 162-й сд, 220-й мд, 399-го гап и 11-й сад она должна была наступать с рубежа Шумовщина, Вороны в направлении Витебска с задачей овладеть городом.

14-й моторизованный и 14-й гаубичный артиллерийский полки перешли в наступление с утра 13 июля. Эти части к исходу дня вышли в район леса восточнее Еремеево. В это время танковая группа 14-й танковой дивизии вела бой в районе Клевцы, а части 18-й танковой дивизии отошли из района Крынки на реку Черницы- туда, где дивизия занимала оборону утром 12 июля. В полдень дивизия получила устный приказ командира корпуса: овладеть переправами на реке Западная Двина у южной окраины Витебска. Попытавшись выдвинуться на исходный рубеж, части дивизии были атакованы немецкими танками и, отойдя на рубеж в 3 км юго-западнее Добромысля, к исходу дня 13 июля перешли к обороне.

С утра 14 июля 14-й моторизованный полк при поддержке шести орудий артполка вел бой в районе Лиозно- но, понеся значительные потери, разбился на две части и отошел. Группа танков дивизии под командой полковника Васильева после боев в районе Заправки прорвалась к Любавичам, где соединилась с 18-й танковой дивизией.

18-я танковая дивизия в этот день атаковала Добромысль с задачей отбросить противника на западный берег реки Черница. Однако атака не удалась и группа сама была отброшена в исходное положение. Вскоре противник перешел в контратаку, группа 18-й дивизии, потеряв 7 танков из 8 имевшихся, во второй половине дня отступила к Любавичам. В ночь на 15 июля она вышла в лес западнее Мелешково.

В этот день на основании приказания генерал-майора Борзикова было принято решение оставить в подчинении командира 34-го стрелкового корпуса сводные танковые, моторизованные и артиллерийские полки и разведывательные батальоны 14-й и 18-й танковых дивизий. Остальные подразделения выводились в тыл в район 15–20 км северо-восточнее Смоленска. Управление корпуса с корпусными частями к утру 15 июля перешло в район Ковши.

В полдень 15 июля 14-я танковая дивизия сосредоточилась в совхозе Жуково. 18-й танковой дивизии командиром корпуса было приказано вывести боевые части и штаб в район Бобры, а тылы- в район Дарьино (10 км юго-восточнее Ярцево).

В 22:40 15 июля 1941 года командиром 7-го мехкорпуса было приказано боевой части и штабу 14-й танковой дивизии ко второй половине дня 16 июля выйти в район Витязи, а тылам- в район Свищева и Сеутово, в 15 км восточнее Ярцево. Оперативная группа штаба корпуса и корпусные части перешли в район станции Присельская.

К утру 16 июля 14-я и 18-я танковые дивизии и 9-й мотоциклетный полк вышли из подчинения командира 34-го стрелкового корпуса и вновь были подчинены генералу Виноградову.

В этот день соединения 5-го и 7-го механизированных корпусов двинулись на восток. Двигавшиеся по шоссе Москва- Минск к Ярцево колонны были встречены противником и не смогли прорваться дальше, они были повернуты на юг и двинулись к переправам через Днепр (Соловьево, Ратчино и др.), где в то время еще не были построены понтонные мосты, а действовали только паромы.

В течение последующих нескольких дней части корпуса продолжали переправляться через реку. сосредотачиваться восточнее Днепра. 14-я танковая дивизия расположилась в районе лесов западнее Туманово.

24- 27 июля 14-я танковая дивизия была расформирована. Ее артиллерийский полк и зенитный дивизион были переданы в 18-ю танковую дивизию, из остатков мотострелкового полка сформирована маршевая рота. Остальные части дивизии сведены в запасной танковый полк.

18-я танковая дивизия, выведенная во фронтовой резерв в район Вадино, в начале сентября 1941 года была переформирована в 127-ю танковую бригаду (генерал- майор Ф. Т. Ремизов). Она вошла в состав 16-й армии и в октябре 1941 года погибла в Вяземском котле.

Управление 7-го механизированного корпуса обращено на формирование управления группы войск Ярцевского направления, в дальнейшем- 16-й армии.

9-й мотоциклетный полк в составе отряда полковника Антосенкова (8-й и 9-й мцп) с конца августа 1941 года участвовал в боях на фронте 22-й армии, окруженной противником в районе Великих Лук.

Источник: механизированные корпуса РККА в бою: история автобронетанковых войск Красной Армии в 1940- 1941 годах, Е. Дриг,- 2005