48-я танковая дивизия

танковые дивизии

48-я танковая дивизия- в/ч 1205.

Командир- полковник Дмитрий Яковлевич Яковлев, полковник Иван Иванович Ющук, полковник Сергей Сергеевич Бараусов.

Заместитель по политической части- старший батальонный комиссар Николай Иванович Соколов (20.03.41- 2.09.41).

Помощник по технической части- капитан Казанцев.

Начальник штаба- полковник Иван Иванович Ющук, майор Филиппов.

Начальник оперативного отделения- майор Филиппов,

капитан Александр Федорович Смирнов.

Начальник разведывательного отделения- капитан Рожков.

Начальник строевого отделения- капитан Фрейдлин.

Начальник отделения тыла- капитан Бобков.

Начальник артиллерии- полковник Пискунов.

Начальник автотранспортной службы- капитан Краснов.

Начальник химической службы- подполковник Оводков.

Начальник снабжения- интендант 2 ранга Зиновьев.

Заместитель начальника отдела политпропаганды- батальонный комиссар Николай Семенович Кобликов (20.03.41- 2.09.41).

95-й танковый полк- в/ч 1224

Командир- подполковник Николай Петрович Николаев.

96-й танковый полк- в/ч 1229

Командир- подполковник Константин Дмитриевич Шукшин (попал в плен 29 августа 1941 года).

Начальник штаба- майор Маслов.

Начальник оперативной части- капитан Краснюк.

48-й мотострелковый полк- в/ч 1219

Командир- подполковник Матвей Прокопьевич Кононенко.

Начальник штаба- майор Зимин.

48-й гаубичный артиллерийский полк- в/ч 1236

Командир- майор Гуринович.

48-й разведывательный батальон- в/ч 1208

Командир- майор Иван Антонович Вовченко.

48-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион- в/ч 1215

48-й понтонный батальон- в/ч 1241

48-й отдельный батальон связи- в/ч 1210

48-й медсанбат- в/ч 1253

48-й автотранспортный батальон- в/ч 1244

48-й ремонтно-восстановительный батальон- в/ч 1249

48-я рота регулирования- в/ч 1213

48-й полевой хлебозавод- в/ч 1259

759-я полевая почтовая станция

604-я полевая касса Госбанка.

48-я танковая дивизия формировалась на базе различных танковых частей и подразделений, в том числе прибывших с Дальнего Востока, как 301-й танковый батальон 12-й стрелковой дивизии.

К 22 июня 1941 года части дивизии дислоцировались в Воронеже.

Погрузка первого из 16 эшслонов дивизии началась в 18 00 28 июня на станции Воронеж-2. До 6 июля дивизия находилась в пути, а с утра 6 июля 1941 года начала прибывать на станцию Невель, поступив в распоряжение командующего 22-й армией генерал-лейтенанта Ф. А. Ершакова. Дивизия получила задачу- сосредоточиться в районе Иванцево, Тельные, Камень, Балакирево, Смольники. До 9 июля продолжалось сосредоточение дивизии в указанном районе, так как эшелоны разгружались не доезжая Невеля, а отдельные части- даже в районе Великих Лук.

9 июля по распоряжению штаба 22-й армии было выделено 3 танка Т-26 и 2 Т-34 с задачей уничтожить «просочившиеся» разведгруппы противника в районе станции Бычиха, где поступить в распоряжение командира 186-й стрелковой дивизии генерал-майора Н. И. Бирюкова.

В этот же день поступил приказ командира 23-го механизированного корпуса о том, что дивизия переходит в состав корпуса, однако личным приказанием начальника штаба армии генерал-майора Г. Ф. Захарова дивизия оставлялась в 22-й армии и сосредотачивалась в районе Старая Река. Танковый батальон 96-го танкового полка был отправлен в распоряжение командира 170-й стрелковой дивизии генерал-майора Т. К. Силкина. Одновременно две танковые роты выполняли задачу по ликвидации диверсионных групп в районе Великих Лук.

13 и 14 июля дивизия организовывала оборону в районе Невеля. На 13 июля 1941 года в дивизии имелось 3 Т-34 и 82 Т-26. продолжалось «раздергивание» дивизии на мелкие подразделения. В 14:15 13 июля распоряжением штаба армии танковая рота 95-го танкового полка в составе 17 боевых машин выбыла в распоряжение командира 214-й стрелковой дивизии генерал-майора А. Н. Розанова.

В ночь на 15 июля 86-я пехотная дивизия [По советским данным] вермахта атаковала Невель, ожесточенные бои за город продолжались и днем 15 июля. В этих боях 48-я танковая дивизия понесла существенные потери и, оставив город, отошла на рубеж восточнее Невеля, продолжая сдерживать противника.

16 июля противник обошел 48-ю танковую дивизию, все еще занимавшую рубеж восточнее города, и вынудил ее отходить к Великим Лукам, где она и заняла оборону 17 июля.

После неудачных атак на Сиротино и Витебск 22-я армия 17 июля отводилась на новые оборонительные рубежи, 48-я танковая дивизия выводилась в район станции Назимово (30 км восточнее Великих Лук).

18 июля противник (силою до полка пехоты с танками и артиллерией) атаковал 48-ю танковую дивизию, разорвал фронт обороны в центре, и дивизия отошла на рубеж Садки, Дуганино, Либутино.

На следующий день Великими Луками овладела 19-я танковая дивизия вермахта генерал-лейтенанта О. фон Кнобельсдорфа (Otto von Knobelsdorff).

48-я танковая дивизия, понесшая в боях большие потери, получила пополнение- маршевые батальоны. Однако все имевшиеся артиллерийские орудия были выведены из строя, к тому же отсутствовали боеприпасы.

Тем не менее, в ночь на 21 июля город был освобожден войсками 22-й армии- частями 48-й тд, частью сил 126-й и 179-й сд 29-го стрелкового корпуса [Бывший командующий 3-й танковой группой генерал Гот дает совершенно нелепое объяснение факту оставленная города 19-й танковой дивизией- якобы Великие Луки не лежали в полосе, отведенной для наступления группы армий «Центр»]. В 5:00 21 июля Великие Луки были полностью заняты нашими войсками, противник отходил в невельском направлении. Части великолукского гарнизона (части 179-й сд, два батальона 134-й сд, два маршевых батальон, остатки 48-й тд) вели наступление на противника с востока и юго-востока.

После оставления Великих Лук противник отступил в южном направлении и вел бой в районе Поречье и Старая Река с 214-й сд, наступавшей с севера. Командиру 48-й тд предписывалось совместно со 179-й стрелковой дивизией не позднее 10 часов ликвидировать противника южнее города, затем занять оборону по западной и южной его окраине.

На следующий день боевым приказом № 09/оп 48-я танковая дивизия выводилась и армейский резерв в район Акулино, Коптево, Лешково для пополнения и деформирования.

23 июля осложнилась обстановка северо-западнее города. Разведкой 126-й стрелковой дивизии (полковник Е. В. Бедин) в районе Насвы был обнаружен противник неустановленной численности. Командиру 48-й дивизии было приказано совместно с частями 126-й сд уничтожить противника в Насве; выслать заставы на реку Удрай в район Амосово, Иванова, Кучина, усилив их саперами; мосты на реке Насва взорвать или сжечь немедленно; всеми остальными силами дивизии занять для обороны участок Сергиевская Слобода, Литвиниха, высота 147,0, высота 164,9, Мордовище, река Ловать, (иск.) Козулино, имея ударную группу в Великих Луках в готовности к выдвижению в северо-западном и западном направлениях. Дивизия до выхода в этот район 179-й сд полковника А. И. Устинова подчинялась командиру 29-го стрелкового корпуса генерал-майору А. Г. Самохину.

Войска 22-й армии отражали настойчивые попытки противника овладеть Великими Луками, подготавливая оборонительные рубежи. Важную роль в обороне города играла 48-я танковая дивизия, действующая в основном по-пехотному, так как к 30 июля в ней осталось лишь 11 танков Т-26.

Оборонительные бои в районе Великих Лук продолжались до 21 августа. К атому времени 48-я танковая дивизия вошла в состав 51-го стрелкового корпуса генерал-майора А. М. Маркова.

На 21 августа было запланировано наступление войск 22-й армии. Его план был предложен командующим армией. Основной удар относился силами 29-го и 62-го стрелковых корпусов. 51-й СК (336-й сп, 48-я тд, 214-я сд) с частями усиления, обеспечивая правый фланг армии, должен был сковать противостоящие части противника активной обороной 336-го стрелкового полка и 48-й танковой дивизии и не допустить просачивания отдельных отрядов противника на восток севернее Великих Лук.

Выполняя приказ командующего фронтом, 22-я армия в 13:00 21 августа перешла в наступление с целью уничтожения противостоящего противника. 51-й СК, обеспечивая активной обороной правый фланг армии, частью сил 214-й сд перешел в наступление в южном направлении. 48-я тд, практически не имевшая танков и не принимавшая участия в наступлении, обороняла рубеж Сергиевская Слобода, Еремеево, Кикино, Мордовище, (иск.) Конь.

Обороняясь на правом фланге, армия с утра 22 августа продолжила наступление в центре и на левом фланге. Противник оказывал упорное сопротивление. В 6:00 22 августа 110-я пехотная дивизия немцев перешла в наступление на фронте 186-й сд, прорвала оборону советских частей и развивала наступление в направлении Ушиц. На помощь 186-й дивизии перебрасывается резервный полк 98-й стрелковой дивизии генерал-майора М. Ф. Гаврилова, а затем еще два полка этой дивизии.

23 августа командующий армией срочно принимает меры по ликвидации прорыва, в случае неудачи он планирует отход на восток.

Прикрываясь с запада, в том числе и 48-й танковой дивизией, 22-я армия организует контрудар с целью уничтожения прорвавшегося противника. Однако контратаки 62-го стрелкового корпуса и 179-й сд успеха не имели, противник захватил Ушицы, Жигалово, станцию Великополье. 48-я танковая дивизия из-за своей малочисленности для ликвидации прорыва не привлекалась.

Над 22-й армией нависла угроза окружения. Был захвачен немецкий приказ, по которому первой задачей наступления является захват Великих Лук, а другой- создание узлов обороны с целью не выпустить окруженные советские части на восток.

Отрезанные от главных сил, тылы 179 и 186-й стрелковых и 48-й танковой дивизий беспорядочно отступали; к 24 августа они оказались в районе Торопца.

24 августа части 126-й и 179-й сд опять начали наступление на совхоз Ушицы. Меры по ликвидации прорыва, предпринятые командованием армии, не дали желаемого результата; не было собрано единого кулака, соединения посылались в бой частями. К 17:00 становится ясно, что прорыв ликвидировать» е удастся, части армии окружены, линии снабжения прерваны с 22 августа, снарядов осталось четверть боекомплекта, а 152-мм выстрелов- по 2–7 на орудие. Горючее и продовольствие были на исходе, весь боевой порядок частей насквозь простреливался вражеской артиллерией.

Командующий армией генерал-лейтенант Ершаков решает прорываться на восток. В приказе № 18 от 24 августа он разрешает с 16 часов начать отход на оборонительный рубеж Задорожье, Мишово, Плешково, Бегуново, озеро Жижицкое, который требовалось занять 26 августа.

48-я танковая дивизия должна была не допускать противника в Великие Луки и с 16 часов, оставив в городе заслон, отходить главными силами в восточном направлении в полосе: справа- (иск.) Великие Луки, Новоселье, Дубровка, (иск.) хутор Третьяковы, Яблоницы, слева- (иск.) Конь, (иск.) Малкина, Гречухина, Иваново, (иск.) Мишово, Филипцево. После выхода из окружения- занять оборонительную полосу на рубеже Задорожье, Мишово.

Боевой порядок при прорыве был организован следующим образом: в первом эшелоне прорыва шли 48-я тд и 126-я сд, во второй- остатки 179-й и 214-й сд, а за ними- части 62-го СК. Последней выходила 170-я сд, имевшая задачей прикрыть выход частей с тыла. При прорыве 48-я тд и 366-й сп должны были оставить заслон на рубеже Овечкино, Иванцево.

Части опоздали с началом выдвижения, и начали его только в 22:00 24 августа 1941 года. Во время движения артиллерия и автотранспорт подверглись сильному воздействию авиации противника, артиллерийского и минометного огня, а также огня танков. В результате большое количество артиллерии и автотранспорта было разрушено при подходе к месту прорыва, во время прорыва, а частично- уничтожено самими частями. Пехота, прорвавшаяся вперед, не приняла эффективных мер к обеспечению полного вывода материальной части. Управление соединениями нарушилось. Оторвался от своей дивизии 48-й мотострелковый полк, выходивший затем со 186-й стрелковой дивизией.

О ситуации, сложившейся в эти дни в 22-й армии, дает представление запись переговоров начальника штаба Западного фронта со своим заместителем, вылетевшим в район боевых действий:

«Части Ершакова начали выходить, пользуясь северным путем. На линию бывшего передового рубежа вышли 186-я стрелковая дивизия (30–40 %), 174-я стрелковая дивизия только начинает выходить, 214-я стрелковая дивизия точно так же собирается разрозненными группами.

48-я танковая дивизия вышла в наибольшем порядке, почти до 70 % боевого состава.

Обстановка говорит, что полного окружения не было, северная часть открыта и позволяла провести планомерный отход. Почти все командиры потеряли управление, Ершаков тоже.

Намечено следующее:

…Сегодня за ночь окончательно организованно занять бывший передовой рубеж. Справа до Кабаниха- 48-я тд».

Из этого документа становится ясно, что полного окружения немцам достигнуть не удалось, они только перерезали основные дороги, по которым шло снабжение армии- железную дорогу из Западной Двины и параллельное ей шоссе. Однако командование армии, видя безрезультатность попыток ликвидировать прорыв и опасаясь полного окружения, отдало приказ на отход, план которого был уже к этому времени подготовлен.

К 28 августа из окружения вышли 2500 человек личного состава танковой дивизии с двумя 76-мм орудиями. Приказ о занятии передового рубежа армия выполнить не смогла. Передовые отряды были отброшены.

28 августа 48-я танковая дивизия с боями отходила на промежуточный рубеж Ямы (12 км северо-восточнее Петровского), высота 199,5, Маньковка. Отход дивизии прикрывали 214-я и 112-я стрелковые дивизии, которые занимали оборону на рубеже Петровское, Давыдово.

Командование фронтом, плохо представляя себе положение 22-й армии, от которой не поступало никаких сведений, не оставляло надежды вернуть Великие Луки. Приказом комфронта № 05 от 28 августа 1941 года армии ставилась задача организовать оборону на передовом рубеже Княжево, озеро Жижицкое, подготовить основной рубеж Волок, Торопец, Старая Торопа, к 5 сентября привести войска в боеспособное состояние и подготовить их к наступлению на Великие Луки.

22-я армия и боях, в окружении в районе Великих Лук, понесла большие потери, особенно материальной части. В тылу противника остался командующий армией генерал Ершаков и член Военного совета Леонов.

Вышедшие из окружения отдельные отряды из тыловых частей и сформированный фронтом отряд полковника Антосенкова в напряженных боях 28 и 29 августа были в нескольких местах раздроблены и под большим нажимом, в ночь на 29 августа, отошли в район Торопца. Оставшиеся на промежуточном рубежа 48-я танковая и 214-я стрелковая дивизии вели упорные бои с противником на фронте Подроща, Манькова. В ночь на 30 августа Торопец был оставлен советскими войсками.

К этому времени сменилось командование 48-й танковой дивизии. Полковник Яковлев вместе с командиром 186-й стрелковой дивизии за самовольное оставление позиций были преданы суду военного трибунала, 48-ю танковую возглавил полковник И. И. Ющук.

Чтобы вернуть Торопец, командование армии организовывает наступление силами 48-й танковой дивизии. Частным боевым приказом № 29 командиру дивизии предписывалось занять и оборонять рубеж реки Торопа в районе Запрудье, Гавриловское, (иск.) Перелесье, Воровское в готовности совместно с остатками 29-го стрелкового корпуса наступать в направлении Городок, северная окраина города Торопец.

До вечера 30 августа 1941 года части армии вели упорные бои за овладение городом Торопец. 48-я танковая дивизия с остатками 214-й сд, частью сил подготавливая оборонительный рубеж на фронте Запрудье, Гавриловское (10 и 4 км севернее озера Яссы), с утра наступала главными силами из района Золотилово, Сафоново, Запрудье на Торопец. К 13:00 передовые отряды дивизии достигли рубежа Бердово, северо-западный берег озера Яссы, но самим городом овладеть так и не удалось.

На следующий день 22 армия основными силами отходила на рубеж реки Западная Двина, ведя ожесточенные сдерживающие бои. 48-я танковая дивизия, отброшенная от Торопца, отходила в направлении Андреаполя. В 15:00 она проходила рубеж оз. Лобно, Поспелое, Пашково (20 км северо-восточнее Торопца).

1 сентября 1941 года дивизия получает приказ командующего № 25 (соответствующая директива Генерального штаба № 001454 была отправлена командованию Западным фронтом еще 30 августа) на вывод в резерв. В Московский военный округ, в район Алабино, Направлялись штаб, танковые полки, мотострелковый батальон, зенитно-артиллерийский дивизион, части разведки, связи.

12 сентября дивизия сосредоточилась в районе Алабино.

14 сентября 48-я танковая дивизия в полном составе выбыла из места дислокации и 16 сентября прибыла в район Владимира (лес в 3 км западнее города).

На базе 48-й танковой дивизии во Владимирском танковом центре формировались 17-я (майор Н. Я. Клыпин) и 18-я (подполковник А. С. Дружинин) танковые бригады.

Источник: механизированные корпуса РККА в бою: история автобронетанковых войск Красной Армии в 1940- 1941 годах, Е. Дриг,- 2005.