251-я стрелковая дивизия

стрелковая дивизия

251-я стрелковая Витебская Краснознаменная ордена «Суворова» дивизия закончила формирование 7 июля 1941 года. Формировалась она вблизи города Коломна из отдельных подразделений внутренних войск НКВД и запасных Московской области.  

Боевой состав  дивизии: 

919-й стрелковый полк, 

923-й стрелковый полк, 

927-й стрелковый полк, 

789-й артиллерийский полк, 

309-й отдельный дивизион противотанковой обороны (до 29.09.41 г.), 

309-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион (с 20.06.42 г.), 

331-я разведывательная рота, 

419-й отдельный саперный батальон, 

671-й отдельный батальон связи (671-я, 429-я отдельная рота связи), 

269-й отдельный медико- санитарный батальон, 

249-й отдельная рота химзащиты, 

61-я (472-я) автотранспортная рота, 

308-я полевая хлебопекарня, 

306-й (104-й) дивизионный ветеринарный лазарет 

814 полевая почтовая станция, 

715 полевая касса Госбанка. 

Еще не закончив формирование, дивизия получила боевую задачу: походным порядком из Ржева через Оленино и Белый выйти в район Батурино и остановить продвижение ударных частей германской армии. Свой марш дивизия совершала под почти непрерывным воздействием авиации противника. Но несмотря на это, передовые части дивизии 24 июля 1941 года вступили в бой с частями наступающей 20-й танковой дивизии противника. Первые бои стрелковые части вели без артиллерии, которые не успели ещё сосредоточиться к началу боёв. И хотя части дивизии были еще необстрелянные, в бой вступили в первые, хотя противник явно превосходствовал в танках и авиации, но удар частей дивизии был настолько стремительным, и личный состав действовал так отважно, что противник прикрываясь арьергардами начал поспешной отход. 27-28 июля 1941 года части 251-й стрелковой дивизии овладевают населенными пунктами Васильевская, Сторожок, Лукшино, Хуторок, Ново- Высокое, Екатеринино, Доброселье, Костички и другие и с боем вышли на рубеж реки Осотня. 29 июля 1941 года 251-я стрелковая дивизия под сильным минометным, пулеметным огнем противника и бомбежки его авиации и после ожесточенного боя вышла на рубеж высота 215.4, Долгле, Доброселье, высота 218.0.

В дальнейшем, продолжаю наносить противнику один удар за другим, части 251-й стрелковой дивизии заняли Михайловщина, высота 212.4, Починок-2-й и вышли на реку Вотря. Противник,  поддержанный  танками и авиацией оказывал сильное сопротивление, но бойцы и командиры 251-й стрелковой дивизии показали еще больший наступательный порыв. Усиленные танковым батальоном 107-й танковой дивизии части 251-й стрелковой дивизии прорывают оборону противника на реке Вотря и занимают крупные опорные пункты противника Жидки, Сеченки, Бесхвостово, Ивкино, Малые Фоменки, Гордиенки, Секачи, Мал. Репино и другие. 

В этих боях было не только приостановлено наступление противника, но противник был отброшен назад и 251-я стрелковая дивизия, разгромив части 20-й немецкой танковой дивизии, прошла на запад свыше 50 км, захватив богатые трофеи. 2 октября 1941 года, противник, сосредоточив огромное количество танков, мотопехоты, авиации и артиллерии, прорывает оборону в первых эшелонах 30-й армии. 251-я стрелковая дивизия находящаяся во втором эшелоне приняла на себя основной удар вражеских соединений. Дивизия имела только 30% штатного состава, но бойцы, командиры и политработники преданные Родине, дрались до последнего патрона, наносили противнику крепкие ответные удары и прорвавшись через вражеское кольцо, вышли в район Сычевка. 923-й и 927-й стрелковые полки сохранили в своих рядах по 250-300 человек, а 919-й стрелковый полк почти полностью погиб в этих боях. Ведя арьергардные бои, изматывая противника, нанося ему громадный урон в живой силе и технике, дивизия вышла в районную южнее города Калинин, откуда по приказу Военного Совета 30-й армии перешла в район канал Волга- Москва. 6 декабря 1941 года Красная Армия перешла в наступление по всему фронту. Части 251-й стрелковой дивизии до этого держали активную оборону на ближних подступах городу Москве и 6 декабря 1941 года перешли в наступление. В первый же день боёв 251-я стрелковая дивизия прорывает оборону противника на фронте Прожекторы- Василево и выходит в тыл города Рогачёв. В завязавшехся на подступах городу Рогачёв боях части дивизии нанесли ряд последовательных ударов противнику и 8 декабря 1941 года решительной атакой овладели городом Рогачёв. Противник, не ожидавший столь стремительного сильного удара начал панический отход не только из района города Рогачёв, но и из районов Димитрово, Яхрома. На пути отхода, противник оставил массу техники, вооружения и военного имущества. Умело организовав преследование, 251-я стрелковая дивизия нанесла противнику ряд сильнейших поражений и овладела населенными пунктами Решетниково, Тургиново, Обушково, Калицыно. 28 декабря 1941 года дивизия перешла к временной обороне на рубеже Рождество, Кельцы.

16 января 1942 года дивизия по приказу командования вновь перешла в наступление. Противник, отступая под ударами наших частей, применял в массовых масштабах заграждения и всякого рода «сюрпризы». 

Глубокие снега, полное отсутствие лыж, свободных дорог, отсутствие миноискателей задерживали преследование, но несмотря на это полки 251-й стрелковой дивизии, преследуя 36-ю моторизованную дивизию немцев, нанесли ей ряд ударов. После упорных боев были заняты Лотошино, Дулепово,  Ошенево, Решкино, Марково, Чапаево и многие другие. 927-м стрелковым полком в районе  Фроловское было окружено и полностью уничтожено несколько подразделений 87-го пехотного полка 36-й моторизованной дивизии немцев. В дальнейшем продвижения задерживали сплошные минные поля. Героические саперы, действуя шомполами, штыками, обнаруживали и обезвреживали мины (1000 штук) и дали возможность нашей пехоте выйти броском в район Буево, где были окружены и уничтожены остатки 87-го пехотного полка. Продолжая стремительно наступать в западном направлении, части дивизии с хода владели сильными опорными пунктами противника Сидоровка, Кузьминки, Красный Холм. В боях за эти населенные пункты были разгромлены полк 251-й пехотной дивизии и 118-й пехотный полк 36-й моторизованной дивизии. Только на улицах Красный Холм было насчитано свыше 200 трупов противника, взяты пленные и трофеи. Захваченные в бою немецкие пушки наши пехотинцы здесь же на месте поворачивали в сторону противника и открывали по нему огонь. Два полка 251-й пехотной дивизии противника, обороняющиеся на рубеже Сидоровка, Бельково, Орловка под влиянием разгрома немецкой 36-й моторизованной дивизии поспешно отошли западный берег реки Держа. Все эти бои 251-я стрелковая дивизия провела против противника, который имел больше чем двойное превосходство в живой силе, техники и вооружения. Победы одерживались не числом, а умением и беззаветной храбростью бойцов, командиров и политработников дивизии.

1 февраля 1942 года части дивизии, имея только 25 % штатного состава и почти без артиллерии перешли к обороне на фронте Рождество, Васильевское, протяжением 36 км. Находясь в обороне, дивизия провела несколько частных наступательных операций. 15 февраля 1942 года батальон 923-го стрелкового полка, прикрывая левый фланг 379-й стрелковой дивизии действующей на Зубцов, прорвал оборону противника и вышел в район леса восточнее Шатаново. 379-я стрелковая дивизия оборону противника не сумела прорвать и успеха 923-й стрелковый полк не развила. Батальон стрелкового полка попал в «огневой мешок» и в течение двух суток, в жестокие морозы, вёл бой в полуокружении до тех пор пока не получил приказа штаба 31-й армии на отход. 

Эта операция еще раз показала исключительную боеспособность и дисциплинированность личного состава. В конце февраля 1942 года сводный отряд из подразделений  923-го и 927-го стрелковых полков, пройдя лесом по снежной целине около 7 км,  смелым налетом овладел сильным опорным пуктом немцев Ивановское, уничтожив свыше роты противника и очистив от него восточный берег реки Держа на этом направлении.  

Апрель- июль 1942 года дивизия находилась в обороне на широком фронте (до 30 км). В этот период широко развернулись активные действия разведчиков, кочующих орудий и орудий на прямой наводке. Это наносило противнику ежедневные потери в материальной части и живой силе и держало его в постоянном напряжении. Особенно широко в этот период развернулось снайперское движение. Огнем только одних снайперов в течении 4-х месяцев уничтожено  до 1000 немецких солдат и офицеров. Свыше 50 снайперов дивизии за свои боевые заслуги награждены орденами и медалями Советского Союза.  

Находясь в обороне, части дивизии развернули боевую подготовку личного состава: различного рода сборы, курсы, учеба непосредственно на переднем крае, тактические занятия и учения целых подразделений путем вывода их во второй эшелон готовили личный состав дивизии к новым наступательным боям с немецкими захватчиками.  

Одновременно велись интенсивные работы по усовершенствованию оборонительного рубежа. Оборона дивизии получила высокую оценку проверяющих от штаба 31-й армии и Калининского фронта. Необходимо отметить то, что дивизия обеспечивала армейский и фронтовой стыки. К началу августовского прорыва 20-й Армией, благодаря постоянной, систематической разведки дивизия имела полные, точные данные о состоянии переднего края и глубины обороны противника. Эти данные на много облегчили выполнение задачи на прорыв и планирование наступления, соединениям, участвовашим в прорыве. 

4 августа 1942 года по приказу командования 20-й армии, 251-я стрелковая дивизия после артиллерийской подготовки атаковала мощный узел сопротивления противника город Погорелое Городище, д. Золотилово, Копылово, свх Вахново. Этот узел сопротивления противник готовил в течении 9 месяцев. Он опирался на мощную систему ДЗОТов, железобетонных ДОТов, сильно развитую сеть траншей с открытыми пулеметными площадками. Перед переднем краем была проволока в несколько рядов и сплошные минные поля. Все подступы к переднему краю перекрывались многослойным огнем противника.  

Благодаря тщательной разведке и хорошо спланированному бою, ударная группа дивизии- 923-й стрелковый полк, имея впереди себя свой подвижной отряд автоматчиков и разведчиков, стремительной атакой прорвал оборону противника на участке Золотилово и южнее и вышел в тыл второму оборонительному рубежу немцев, заняв станцию Погорелое Городище и оседлав мосты через Синяя западнее Копылово. Противник был окружен: небольшой разрыв прикрывался нашими огневыми точками из рощи северо- западнее МТС. Атака 927-го стрелкового полка непосредственно на город Погорелое Городище удалась без больших потерь. Противник яростно сопротивлялся и атакующим приходилось брать с боем каждый ДЗОТ, каждое строение.  

Личный состав дивизии проявил в этом бою исключительные героизм и отвагу, наступательный порыв был настолько высоким, что задача дня была выполнена дивизией в течение 2-х часов: город Погорелое Городище и окружающие населенные пункты Золотилово, Копылово, совхоз Вахново были взяты через 2 часа после начала штурма. Преследовать было почти никого, так как окруженный гарнизон был почти полностью истреблен и до 150 немецких солдат и офицеров были взяты в плен. С 12.00 4 августа 1942 года части дивизии приступили к преследованию отходящего противника и в первый же день, пройдя до 20 км и овладев населенными пунктами Александровка, Губинка, Фёдоровское, Аклинино, Аннино, вышли на рубеж Красново. Противник бежал в панике, бросая материальную часть, обозы, склады и оставляя даже раненых. На рубеже Петровское, Орехово части дивизии вошли соприкосновения с частями немецкой 5-й танковой дивизии, которая была спешно переброшена с другого участка фронта. Противник нашими частями был схода сбит и отброшен на рубеж шоссе Зубцово- Карманово. На этом рубеже противник сумел закрепиться, но не на долго. Следует отметить, что пятая танковая дивизия противника была полного состава и имела 31-й танковый полк- около 100 танков. Авиация противника непрерывно бомбила боевые порядки дивизии, ввод подразделений 8-го танкового корпуса из-за бездорожья и сильной грязи должного эффекта не дал и кроме всего этого в дивизии отсутствовали снаряды, подвозка которых задерживалась бездорожьем, поддерживающая артиллерия отстала по той же причине. И несмотря на это части дивизии штыковой атакой отбросили противника на реку Вазуза и овладели Бровцыно, Козлово, Буконтово, Гребенкино,  Луковинки,  Карамзино, Бычково, Истратово, Голяково и многими другими и вышли на рубеж Горшково, Печора, для противника была создана угроза окружения . 

В ночь на 12 августа 1942 года части дивизии нанесли удар с 3-х сторон и овладели Тростино, Новоселово, Игнатово, Троицкое, Бабино, Печора. Противник, в панике бросая материальную часть и военное имущество отошел на западный берег реки Вазуза. 

251-я стрелковая дивизия прочно удерживает рубежи на восточном берегу Вазузы в районе Бабыхино, Разманово, Печёры.

23 августа корпуса генералов Захарова и Соломатина (20-я Армия) освободили райцентр Карманово Смоленской области. Войска 31-й Армии генерала Поленова очистили г. Зубцов и увеличили плацдарм до 5 — 8 км за рекой Вазуза. Части дивизии перешли к обороне в составе 68-й Армии генерала Журавлёва. Неоднократные попытки форсировать реку не увенчались успехом.

Противник наращивает плотность артиллерийского и миномётного огня, круглосуточно методически обстреливает наши боевые порядки, использует на переднем крае танки (многие из них без горючего) как огневые точки, усиленно строит новые инженерные сооружения.

Ежедневно 10 — 12 бомбардировщиков противника под прикрытием истребителей бомбят боевые порядки дивизии, особенно переправочные средства. Наши истребители-«яки» ведут бои с самолётами противника Ю-87 и Хейнкель-3. Только с 4 по 13 августа после взятия Погорелого Городища нашей авиацией сбито и повреждено 26 вражеских самолётов, уничтожено около 1300 солдат, захвачены трофеи в количестве 9 исправных и 20 неисправных танков, 44 автомобилей и другого военного снаряжения.

Бывший начальник штаба 20-й Армии генерал Л. М. Сандалов в своей книге «Погорело-Городищенская операция» вспоминает: «Проведённая войсками 20-й Армии с 4 по 23 августа 1942г. Погорело- Городищенская операция внесла значительный вклад в дело разгрома немецко-фашистских войск на Сычёвско — Ржевском направлении. За период операции войсками 20-й Армии было освобождено от противника 245 населённых пунктов Калининской и Смоленской областей, очищено от вражеских захватчиков 1228 кв. км советской территории. В ходе ожесточённых боёв на рубеже р. Вазуза и р. Гжать 5-я и 1-я танковые дивизии, а также части 6-й и 253-й пехотных дивизий 39-го танкового корпуса противника потеряли более 60 % личного состава и боевой техники и до 75 % танков. Особенно большие потери понесли вражеские войска, находившиеся в Кармановской группировке. Во 2-й танковой, 36-й моторизованной и в частях 342-й и 78-й пехотных дивизий 46-го танкового корпуса осталось менее четверти личного состава и единицы танков, а 161-я пехотная дивизия полностью уничтожена. С 4 по 21 августа войсками 20-й Армии захвачены следующие трофеи: 203 танка (из них 62 исправных), 380 орудий, 269 миномётов, 43 бронемашины, 1430 автомашин, много стрелкового оружия».

251-я стрелковая дивизия внесла значительный вклад в достижения армии. Воины 251-й СД неоднократно показывали образцы героизма, стойкости и мужества. Они знали, за что боролись, понимали, во имя чего проливали свою кровь. Любовь к Родине и жгучая ненависть к врагу удесятеряла их силу. Вот краткий перечень подвигов воинов дивизии в боях Погорело- Городищенской операции.

Командир взвода 2-й стрелковой роты 923-го СП младший лейтенант Александров Е.И. самоотверженно водил взвод в атаки, в последнем бою уничтожил гранатами один из атакующих танков. Вражеская пехота пыталась взять его в плен, но герой вступил в неравный бой и бился до последнего патрона. В этой схватке Александров Е.И. пал смертью героя, после боя рядом с погибшим лейтенантом лежало 18 убитых немцев. За этот подвиг командир взвода Александров Е.И. посмертно награждён орденом Красного Знамени.

Командир 923-го СП майор Грицук П.К. умело и смело руководил полком, вселял в подчинённых уверенность в победе. После тяжёлых боёв 4 августа полк под командованием Грицука П.К. захватил опорные пункты Золотилово, Копылово, Погорелое Городище, полностью уничтожил немцев в Погорельском узле сопротивления. 11 августа, удерживая переправу на реках Вазуза и Заваловка, Грицук П.К. погиб как герой. Посмертно он награждён орденом Красного Знамени. В этот же день в боях за переправу геройски пали командир стрелкового батальона Наконенко Н.В. и помощник начштаба полка лейтенант Шамсутдинов.

Командир 3-й роты 919-го СП Белявский Е.И. умелым маневром овладел рядом опорных пунктов, всегда был впереди. В одном из боёв в качестве трофея захватил 3 исправных танка, 3 автомашины с боеприпасами, вещевой и продовольственный склады. 13 августа Белявский Е.И. погиб смертью героя, посмертно награждён орденом Красного Знамени.

Воины дивизии проявляли массовый героизм. Особенно отличились смелостью и умением бить врага командир 927-го СП полковник Росляков И.И., командир 8-й стрелковой роты Смолин А.Р.
Старший сержант Юровский М.И. лично уничтожил 18 фашистов, метким огнём отражал контратаки противника.

Личным героизмом способствовали успеху своих подразделений в бою комиссар 927-го СП Ваганов И.А., старший лейтенант Кривощёков, командир 3-го стрелкового батальона 923-го СП П.Г. Мосиенко. Смелость и бесстрашие проявили командир 9-й стрелковой роты Пакулин А.Д., комроты Климанов Н.Ф., командир роты автоматчиков лейтенант Карпенко Е.Г. (923-й СП), командир миномётной роты лейтенант Бойко, командир взвода лейтенант Медведев.

Санитар 2-й стрелковой роты Куравлёв Ф.К. под огнём противника вынес с поля боя 49 раненых солдат и офицеров.

Стрелок 4-й стрелковой роты 919-го СП Анучин Г.И. взял в плен пятерых фашистов и четырёх из них доставил в штаб батальона.

Миномётчик-наводчик 927-го СП Жуков А.П. уничтожил 28 немцев.

Пулемётчик Савелий Бирюк из 919-го СП, на счету которого более ста истреблённых фашистов, награждён орденами Ленина и Красной Звезды.

Немеркнущей славой покрыли свои имена комиссар 1-го стрелкового батальона 927-го СП Бондаренко П.И. и командир 5-й роты этого же полка Бондаренко Ф.В. Невозможно перечесть всех офицеров, сержантов и рядовых, проявивших геройство и отвагу в этих боях и отмеченных боевыми наградами.
В конце августа — сентябре 1942г. дивизия обороняется на рубеже Васильки — Тимонино, северо-восточнее Холм — Березуйского, по восточному берегу р. Вазуза. По правому флангу — части 6-го танкового корпуса, по левому — 331-я СД. Противник упорно обороняется, применяя танки и авиацию, продолжает строить оборонительные укрепления. Особенно активизируется он в октябре, подтягивая к переднему краю живую силу и технику. Его авиация делает по 13 — 16 вылетов в сутки.
В ночь на 31 октября группа дивизионной разведки на танке в районе д. Василевка захватила пленного немца.

Рассказывает капитан Ямпилов:

«По своему замыслу этот ночной поиск был необычным. Разведчикам приходилось впервые выполнять захват «языка» путём высадки танкового десанта. На протяжении нескольких дней проводилась упорная работа, учёба. Разведчики обучались быстро спешиваться и снова садиться на танк, чётко выполнять возложенные на каждого обязанности. Выполнение боевой задачи поручили группе разведчиков во главе с сержантом Стаценко. Заняв исходный рубеж, они ждали сигнала. Вперёд была выслана инженерная разведка, руководил ею тов. Шиловский. Вскоре он доложил: «Минные поля обезврежены». Он сообщил также о характере проволочных заграждений. Путь был расчищен. Один за другим в стан противника полетели снаряды и мины. Под грохот канонады танкисты завели моторы. Разведчики заняли место на броне. «Готово!» — доложил Стаценко. Танк дрогнул тяжёлым телом, рванулся вперёд и пошёл прямо на намеченный ориентир. Быстрота и стремительность действия обеспечили успех. Разведчики забросали гранатами вражескую огневую точку и блиндаж. И, когда по траншее, в одном нательном белье, заметался испуганный немец, его подхватили тов. Стаценко, Синельников и Синкин. Они приволокли фашиста к танку и бросили в открытый люк. Остальных немцев разведчики расстреляли. Одного убили прикладом, пятеро взлетело на воздух вместе с блиндажом. Разведчики, не потеряв ни одного человека, успешно выполнили задачу по захвату «языка», немец дал ценные сведения».

19 ноября 927-й СП со штрафной ротой в тяжёлом бою мужественно и героически овладели опорным пунктом Гредякино. Но противник при поддержке танков, артиллерии и миномётов контратакой восстановил прежнее положение. Несмотря на потери — убито свыше 250, ранено около 100 человек, захвачено 2 пленных, уничтожено 3 танка — ему удалось вернуть Гредякино.

Подвиг лейтенанта Физмутдинова — один из примеров доблести в бою за Гредякино. «Обстановка с каждой минутой усложнялась. Немцы подошли совсем близко, но лейтенант Физмутдинов не растерялся. Он продолжал спокойно вести миномётный огонь. Им овладело одно желание — бить немцев. Бить всех до единого.» Немцы наседали. Они находились почти рядом. Их было много. Но живых немцев лейтенант считать не привык. Он считал их только мёртвыми. Когда пьяные фашисты собирались торжествовать победу, лейтенант выпустил одну за другой несколько мин. Разорвались они у миномёта. Лейтенант Физмутдинов погиб. Он взорвал себя последней миной. Но враг дорого заплатил за его жизнь. Рядом с героем на почерневшем снегу валялись изуродованные тела десяти немцев. Герой-лейтенант похоронен в д. Гредякино.

Наступили холодные зимние дни. Мокрый снег, пронизывающий ветер. Бойцы в мокрой обледеневшей одежде, в промокшей обуви, без нормального сна и питания наступают на немецкие позиции. Враг ожесточённо сопротивляется, он ещё силён и коварен.

29 ноября 1942 г. дивизия овладевает рощей «Фигурная» на западном берегу р. Вазуза. В результате этой операции армейского масштаба, проведенной силами 927-го и 923-го стрелковых полков, было завершено окружение вражеских опорных пунктов Гредякино и Холм- Березуйский. Эти пункты являлись господствующими на р. Вазуза, имели для немцев большое значение и удерживались сильными гарнизонами из подразделений 78-й и 102-й ПД. Противник, стремясь освободить окружённые гарнизоны, предпринимает несколько ожесточённых атак, неся огромные потери. Гарнизоны почти полностью истреблены, Гредякино и Холм-Березуйский заняты частями дивизии.
Бойцы дивизии были измотаны тяжёлыми боями. Дальнейшее наступление являлось нецелесообразным, необходимо было пополнить поредевший личный состав, запасы боеприпасов, оружия, продовольствия. 251-я СД вновь перешла к обороне. Укрепляя отвоёванные рубежи, солдаты и офицеры полков занимались боевой учёбой, приводили в порядок материальную часть. Разведчики совершают вылазки в тыл противника, захватывают «языков», нащупывают слабые места в обороне противника, изучают систему огня на вражеских позициях. Увеличивают свой боевой счёт снайперы. Бойцы и командиры, воодушевлённые победой наших войск под Сталинградом, готовятся к предстоящим суровым боям.

К этому периоду относится начало боевой деятельности знатного снайпера дивизии — разведчика-наблюдателя 789-го АП Эргаша Рузиева. В конце сентября 1942 г. Рузиев убил немецкого офицера, первого на своём снайперском счету. Он стал ежедневно ходить на «охоту». К 10 января 1944г. Э. Рузиев истребил уже 122 гитлеровца. Знаменитый снайпер воспитал целую плеяду преемников: Старикова, Прусса, Юшена, Русанова, истребивших по 35 — 90 фашистов. Командование высоко оценило боевые заслуги снайпера. Рузиев был награждён медалью «За отвагу», орденами Красной Звезды и Красного Знамени. Из рук маршала Монгольской Народной Республики Чейболсана Эргаш Рузиев получил орден Полярной Звезды.

Днём и ночью бойцы, командиры 2-го стрелкового батальона 919-го СП лейтенанта Свистуна были заняты укреплением рубежа, отвоёванного у врага. Благодаря их энергичной работе появляются разветвлённая сеть траншей, боевые точки и укрытия. В дзотах оборудуются бойницы для стрельбы из пулемётов и винтовок. Все работы ведутся под сильным обстрелом. Оборудуют свои районы обороны 923-й и 927-й полки.

Лейтенант Дробин в газете «За Родину» от 07.02.1943 г. рассказывает:

«Была морозная январская ночь. Группа снайперов под командованием сержанта Пикина отправлялась на передний край. Она имела боевую задачу — заминировать участок «ничейной земли». Молодые сапёры не имели достаточного опыта, и командир волновался, выполнят ли задачу. Вот и передний край — то там, то здесь рвались немецкие мины. Без умолку строчили вражеские пулемёты. Немцы боялись темноты и всю ночь поддерживали плотный заградительный огонь. Однако это не остановило сапёров. Быстро и уверенно ставил мины красноармеец Москаленко, отважно действовал подносчик Потехин. Нагрузившись до отказа минами, он, где ползком, а где перебежками, доставлял их своим товарищам. «Теперь — ко дворам», — удовлетворённо сказал сержант, когда последняя мина скрылась в снегу. Молодые сапёры выдержали испытание с честью. Они выполнили ответственное задание точно и в срок. Все эти дни затишья бойцы сапёрного подразделения заполняют учёбой. Под руководством старшины Кашубо они изучают боевые свойства мин и их применение. Занятия проводятся не только в землянках, но и на поле. Здесь сапёры учатся ставить мины, маскировать их. Большинство из бойцов овладевают трудной, но в то же время благородной военной специальностью. Способными и инициативными сапёрами показали себя красноармейцы Гузень и Волков. В учёбе повышается не только знание, но и бесстрашие. Однажды при выполнении боевой задачи красноармеец Арнуто проявил слабость. Когда немцы открыли огонь, он отстал от своих товарищей и спрятался в безопасное место. Его поступок встретил суровое неодобрение. «Под пулями струсил — под пулями и снимай свой позор», — сказали ему сапёры. Перед строем боец Арнуто дал клятву никогда не отступать ни перед какой опасностью. И он сдержал эту клятву. Несколько дней спустя ему пришлось работать на строительстве оборонительной линии. Несмотря на яростный миномётный огонь врага, он до конца оставался на своём посту. Впереди будут тяжёлые бои. И когда начнётся наступление — ни вражеские мины, ни проволочные заграждения не смогут остановить нашу пехоту. Путь для неё расчистят наши славные сапёры».

В конце февраля прямо на передовой, в землянках и на огневых позициях, состоялись красноармейские митинги, посвящённые объявлению приказа главнокомандующего о праздновании 25-й годовщины Красной Армии. В одном из пунктов этого приказа говорилось: «Усилить удары по вражеским войскам, неустанно и упорно преследовать врага. Не давать ему закрепляться на оборонительных рубежах, не давать ему отдыха ни днём, ни ночью, резать коммуникации врага, окружать вражеские войска и уничтожать их, если они отказываются сложить оружие».

Проникновенным и волнующим было выступление парторга стрелковой роты Морозова: «Там, за линией фронта, нас с нетерпением ждут наши семьи, наши отцы, матери, братья, ждёт истерзанная, но непокорённая советская земля. Ещё никогда русский солдат не был побеждённым. Будем же достойны этих славных традиций. Изгоним ненавистного врага из пределов нашей Родины!»
На родном казахском языке говорил на митинге командир отделения Блатабек Дисенбаев: «Здесь, на своём рубеже, мы защищаем свою Родину, свои семьи, своё счастье. Не будет от нас немцу покоя. Наши меткие пули будут бить врага наверняка».

Конец февраля — начало марта 1943 года. Дивизия обороняется на прежних рубежах, предпринимая попытки улучшить своё позиционное положение. Создаются штурмовые группы для захвата плацдарма в опорных пунктах противника и пленных. Непрерывно действует дивизионная разведка.
В тяжёлых ожесточённых боях наши войска 3 марта 1943г. заняли г. Ржев. Противник потерял на подступах к Ржеву до 2000 солдат и офицеров, много военной техники и вооружения.

4 марта дивизия при поддержке средств усиления вновь переходит в наступление в составе 31-й Армии, прорвав вражескую оборону в направлении Никишкино, Харино, Каробаново. Сосед справа — 88-я СД, слева — 30-я гвардейская СД. Очистив от противника восточный берег р. Осуга, 251-я дивизия овладела населённым пунктом Васильки, а к следующему утру подразделения дивизии захватили Петраково, Большое Кропотово, Ботки, Кривощёково. Соседи справа и слева успеха не имели. С 4 по 6 марта дивизия продвинулась на 15 км. Наступление было настолько стремительным, что большинство освобождённых населённых пунктов остались не сожжёнными. Избегая лобовых атак, действуя мелкими подвижными подразделениями, охватывая противника с флангов, обходя его с тыла, дивизия освобождала деревню за деревней.

К исходу дня 6 марта 919-й СП, который наносил основной удар на Сычёвку, вышел на окраину совхоза «Юшено», расположенного к северу от города. За этот опорный пункт, прикрывавший Сычёвку, завязались упорные бои, переходящие порой в рукопашные схватки. Противник оказывал сильное огневое сопротивление. К вечеру 7 марта части дивизии остановились на подступах к Сычёвке. Морозной мартовской ночью под вражеским огнём подразделения 919-го СП стали зарываться в снег и мёрзлую землю, маскируясь и оборудуя снежные окопы, готовились к утренней операции. Ясность задачи вселяла уверенность в успехе.

Система обороны противника были крепкой, густо насыщенной огневыми средствами, его позиции проходили по высотам, господствуя над нашей временной обороной.

Ранним утром 8 марта в едином порыве подразделения дивизии поднялись в атаку. 919-й СП стремительно занял совхоз «Юшено» и, развивая успех, ворвался на станцию Сычёвка. В 6 ч 40 мин передовые отряды 1-го и 2-го стрелковых батальонов (старшие лейтенанты Полторак Е.К. и Свистун И.Г.) первыми вышли на северную окраину города. Почти одновременно ворвались в Сычёвку батальоны 923-го СП, с севера наступал 927-й СП (командир майор Вольхин А.А.). К 9 ч утра 919-й СП уже овладел южной окраиной Сычёвки и совхоза «Мальцево». В бою за Мальцево наступающая пехота 2-го батальона залегла под сильным огнём противника. Миномётная рота и бойцы 1-го батальона тут же открыли ответный огонь по врагу. Благодаря слаженным действиям подразделений и взаимовыручке операция была проведена успешно. К этому времени 923-й СП очистил восточную окраину города, захватил железнодорожный мост, ст. Яковцово, населённые пункты Николаевка и Ермаково, к 12ч совместно с 919-м СП занял населённые пункты Зелёная Роща и Жучки, а затем совместно с 30-й гвардейской СД овладел совхозом «Непыль». Воины 923-го СП за это время заняли Конотопино, Осиновку, Бубново, Кобылиху, Греблю, Свистоево…

1-й стрелковый батальон 919-го СП занял удобные позиции на пути отступления фашистов. Видимость была хорошая, огонь батальона сломил сопротивление отходящих немцев.
В боях за город Сычёвка бойцы и командиры вновь проявили массовый героизм и отвагу. Комбаты Полторак и Рябовалов (919-й СП) дважды лично поднимали свои батальоны в атаку и отлично руководили боем, обеспечив выполнение боевой задачи (ЦАМО, Ф1535, лист 116 — 117).

Тяжело раненый комбат 2-го стрелкового батальона 919-го СП Свистун И.Г. оставался на поле боя, продолжая руководить операцией по захвату Сычёвки.

Раненый комсорг роты автоматчиков Коротовских отправился в санчасть только тогда, когда руки не в состоянии больше были держать оружие.

Комсорг роты автоматчиков 919-го СП сержант Мингазов М.М., истребивший во время обороны 60 гитлеровцев, отличился и в наступлении. Вместе с группой автоматчиков он первым ворвался в Сычёвку и внезапным ударом уничтожил немцев, охранявших мост, убил офицера и изъял у него ценные документы. Это не только позволило сохранить важный стратегический объект — уже подготовленный к взрыву мост, но и обеспечило дальнейшее успешное продвижение частей на запад.
Комсомолец-связист 919-го СП Смирнов во время атаки на совхоз «Юшено» дежурил у аппарата. Смирнов видел, как пулемётный огонь прижал нашу пехоту к земле. Отважный связист, передав дежурство товарищу, поднялся во весь рост и с возгласом «За Родину!» бросился на врага. Вслед за ним в атаку поднялись однополчане. Враг отступил.

Бесстрашно действовали связисты сержанты Козлов, Феоктистов, Бондаренко, которые под ураганным огнём противника продолжали тянуть линию, обеспечивая непрерывную связь с передовыми подразделениями.

Красноармеец 923-го СП Даниил Пахорев подавил действующую вражескую огневую точку. Он подполз по-пластунски к дзоту и забросал его гранатами, уничтожив десять фашистов.

Группа разведчиков 927-го полка под командованием заместителя командира роты по политчасти Капустина с боем ворвалась в д. Помельницы и забросала гранатами дом, из которого вёлся обстрел. Противник не успел поджечь деревню и бежал. Трёх гитлеровцев разведчики захватили в плен.
Смело действовали артиллеристы старшего лейтенанта Алимова. С открытых позиций прямой наводкой они обрушили на врага ураганный огонь. Немцы были выбиты из зданий, были уничтожены вражеские пулемётные гнёзда.

На славу поработал орудийный расчёт старшего сержанта Пестова. Орудия полковой артиллерии ПТО находились в боевых порядках и прямой наводкой уничтожали укрепившихся в домах фашистов.
Командир орудия ПТО старший сержант Кулаков подавил огневую точку, которая мешала продвижению пехоты.

Слаженно и умело взаимодействовали с пехотой артиллеристы 1-й батареи лейтенанта Оськина (789-й артполк), они всегда были готовы подержать наступающих, постоянно находились рядом с пехотинцами. «Молодцы!» — хвалили артиллеристов и миномётчиков наступающие бойцы.
В пятистах метрах от уходящих на запад подразделений горел город. Наши бойцы обстреливали его из всех видов оружия. К полудню 8 марта г. Сычёвка был очищен. На плечах отступающего в панике врага дивизия продолжала победный путь на запад. Военный Совет Армии объявил благодарность командованию и всему личному составу 251-й стрелковой дивизии за успешное выполнение боевой задачи по освобождению Сычёвки. При этом особо отличился 919-й стрелковый полк, за что ему было присвоено почётное наименование «Сычёвский».

19 марта 1943 г. в дивизионной газете был опубликован список бойцов, командиров и политработников, удостоенных правительственных наград. Шестнадцать человек за бои под Сычёвкой были награждены орденом Красного Знамени. Среди них — командиры 927-го и 919-го полков майор Вольхин А.А. и подполковник Савицкий Г.А., командиры батальонов 923-го полка Мосиенко П.Г. и В.И. Крылов. Эту высокую награду получили также командиры 1-го и 2-го батальонов 919-го СП старшие лейтенанты Полторак Е.К. и Свистун И.Г., лейтенант Воробей П.П., старший лейтенант Мингазов М.М.

Орденом Красной Звезды награждены Мельник А.И., старшие лейтенанты Осин и И.В. Мельников, орденом «Отечественная война» I степени лейтенант Окурукин Н.А. и старший лейтенант Н.Г. Тихонов. Всего награждено 39 человек. Газетная статья заканчивалась призывом: «Воины! Двигайте нашу победу дальше, не давайте остановиться врагу, беспощадно истребляйте фашистское зверьё!»
В июле, когда дивизия стояла в обороне под Сафоново, трудящиеся Сычёвского района вручили 919-му полку Красное знамя. Получая знамя, бойцы поклялись ещё мужественнее вести борьбу с врагом за освобождение Родины.

Сразу после освобождения Сычёвки над ещё дымящимися развалинами взметнулись красные флаги — город приветствовал освободителей. На площади Октябрьской революции состоялся митинг, на который собрались жители Сычёвки, которым удалось пережить немецкую оккупацию.

А 9 марта дивизия получила приказ передать полосу наступления 42-й гвардейской стрелковой дивизии и перейти во второй эшелон, продолжая наступление в стыке между 118-й и 88-й СД. В этот же день освобождены населённые пункты Опариха и Рябинка.

Ежедневно, а часто и по ночам дивизия вела наступательные бои. Особенно тяжёлыми они были при форсировании р. Днепр. Особо упорное сопротивление враг оказал на участке наступления 927-го полка (командир майор Вольхин А.А.). Комполка сумел на ходу перегруппировать полк и овладел опорным пунктом Козулино.

Воины 919-го СП захватили не менее важный опорный пункт Климятино, населённые пункты Протасово и Василевщина. На этом рубеже ранее противник задержал соединения 30-й Армии и угрожал флангу 31-й Армии. Теперь эта угроза отпала. В ходе дальнейших боёв части дивизии освободили Ларино, Филоново, Горякино, Макельково. В междуречье Днепра и р. Вержа дивизии удалось уничтожить вражескую группировку, занять территорию совхоза «Крюково», населённые пункты Сокольники, Надежда, Николо-Погорелое и выйти на автостраду Москва — Минск.
Враг несёт потери и продолжает отступать. На протяжении всего марта наступательные операции, проводимые дивизией, выполняются успешно, малой кровью и в срок. Личный состав сражается геройски.

Красноармеец Матвеев шёл в разведку. Неожиданно встретившись с расчётом немецкой противотанковой пушки, разведчик не растерялся и тотчас открыл огонь из автомата. Убегая, фашисты ранили бойца в плечо, но Матвеев не прекратил огня и уничтожил всех немцев.

Мастерски громили врага артиллеристы лейтенанта Отрока, расчёты Гаврилова и Абдугопарова метко уничтожали огневые точки. Наводчик Зобин за один день уничтожил наблюдательный пункт, противотанковую пушку, пулемётную точку и двухамбразурный кзот.

2 апреля 1943 г. части дивизии переходят к временной обороне. Западный берег р. Вопец был хорошо укреплён противником. Траншеи, проволочные заграждения, минные поля, продуманная система огня, к тому же река разлилась. Противнику удалось создать сильный узел сопротивления в районе Сафоново.

После ряда неудачных попыток сбить гитлеровцев полки дивизии держат оборону на рубежах: 923-й СП — в районе д. Ледки, 927-й — южнее Груздово, 919-й — 270м западнее совхоза «Бараново». Под артиллерийским, миномётным и ружейно-пулемётным огнём противника ведутся инженерные работы по созданию обороны, действуют разведгруппы и снайперы, проводятся занятия по боевой подготовке и учебные тревоги, организуются учебные сборы с политсоставом, командирами, идёт перегруппировка некоторых частей.

Вспоминает командир 1-го стрелкового батальона 919-го СП Полторак Евгений Кузьмич: «29 мая 1943 года. Обстановка на переднем крае обычная. Наши артиллеристы, миномётчики ведут огонь по противнику. Он отвечает методическим огнём тяжёлой артиллерии по всей линии обороны дивизии. На переднем крае с обеих сторон строчат пулемёты. Тепло, солнечно. Сегодня открытие офицерского клуба нашей дивизии. У меня в кармане пригласительный билет. Оформлен неплохо в полевых условиях. На лицевой стороне вверху — надпись «Смерть немецким оккупантам», дальше крупным печатным шрифтом — «Офицерский клуб 251-й СД» и текст «Приглашаю Вас посетить офицерский клуб. Вам надлежит прибыть к 11-00 29 мая. Командир 251-й СД полковник Городовиков». Размашистая красивая подпись.

На обороте билета наставление из шести пунктов:

1. Где расположен офицерский клуб, можете узнать в штабе части.
2. В указанное время должны прибыть без опоздания и доложить дежурному по офицерскому клубу.
3. Срок пребывания в офицерском клубе — одни сутки.
4. Форма одежды летняя (захватить с собой плащ-палатку).
5. О получении пригласительного билета и по возвращении — докладывать по команде.
6. В офицерский клуб должны явиться опрятным, по форме одетым».

На открытие клуба собралась лучшая часть боевого офицерства. Здесь были командиры славных пехотинцев, отважных пулемётчиков, разведчиков, доблестных артиллеристов, миномётчиков, многочисленные гости. Ровно в 15-00 было построение. С короткой речью в честь открытия клуба перед строем выступил член военного Совета 31-й Армии. После этого состоялось вручение орденов и медалей. Член военсовета поздравил новый отряд орденоносцев с высокими правительственными наградами. «Служу Советскому Союзу!» — раздалось в ответ. Эти слова звучали как клятва на верность Родине, народу. Дальше — самодеятельность разных армейских коллективов, песни, танцы. Некоторые офицеры выступили с чтением художественных произведений. Программа закончилась показом кинофильма. Эта встреча дала возможность познакомиться ближе с однополчанами, появились новые друзья и товарищи.

На обратном пути в батальон произошёл трагический случай. Во время обстрела противником от разрыва случайного снаряда погиб мой ординарец, который находился рядом со мной. Меня даже не царапнуло. Судьба…

Через несколько дней командир дивизии вместе со своим дядей, героем гражданской войны, Ока Ивановичем посетили район обороны 1-го стрелкового батальона 919-го СП. Я переживал за жизнь этих высоких офицеров, так как каждый метр переднего края простреливался противником, особенно опасны были снайперы. Малейшая потеря бдительности могла привести к трагическому исходу. Солдаты в первой траншее знали, где надо пригнуться, где присесть, а где и проползти. С обходом начальства в моём сопровождении всё обошлось благополучно. Комдив и гость побеседовали с воинами на переднем крае, побывали в землянках, интересовались бытом и устройством оборонительных сооружений, оружием и питанием, личным составом, давали советы и наставления о предстоящих боях».

С 25 по 31 мая на переднем крае в районе Шавеево и Никитино действовали разведчики 923-го и 927-го СП. Захваченные пленные из 280-го пехотного полка 95-й пехотной дивизии врага дали ценные сведения о состоянии и намерениях противника.

В это время радио принесло весть о выпуске нового военного займа. Во всех подразделениях были проведены митинги, демонстрирующие готовность наших воинов участвовать в подписке на заем.
«Я горд сознанием, что могу бить врага не только из миномёта, но и своим солдатским рублём. Наши сбережения, отданные взаймы государству и превращённые в боевую технику, должны навсегда стереть с лица земли фашистскую нечисть», — так сказал на митинге сержант Никифоров.
«Отдаю взаймы государству всё, чем располагаю», — заявил красноармеец Постников. Он внёс наличными 300 рублей, сержант Волк подписался на 500, сержант Мартьянов на 350, красноармейцы Воронин и Шамов на 200 рублей каждый. Капитан Полторак отдал взаймы государству 4000, лейтенант Кузнецов — 3000 рублей. На 8 июня подписная сумма составила 1477000 рублей.
«Воины Армии с большой радостью отдают взаймы государству свои сбережения. Они знают, что военный заем — заем свободы, заем счастья, заем полной победы над врагом». («За Родину», 08.06.1943г.)

Весь июнь и июль части находящейся по-прежнему в обороне дивизии продолжают укреплять оборону на своих рубежах. Командующий 31-й Армией генерал Глуздовский, побывав с инспекторской проверкой на переднем крае и втором эшелоне дивизии, высоко оценил оборону 251-й СД.

После некоторой перегруппировки подразделений в районе обороны и передачи района обороны 331-й и 138-й стрелковым дивизиям 1 августа 919-й СП совершил ночной марш в старосельские леса, пройдя 40 км. Это был рискованный и дерзкий марш, полк сосредоточился в лесу восточнее Маршалки. 923-й и 927-й полки также совершили ночные переходы до мест сосредоточения в лесу юго-западнее Вадино и 1,5 км севернее населённого пункта Сергеевское.

10 августа дивизия в эшелоне 45-го стрелкового корпуса наступает на сильно укреплённого противника в направлении Лядищи, Приселье, Плоское во взаимодействии с 88-й СД. На рассвете части дивизии вступили в бой с противостоящим противником, который сосредоточил на переднем плане танки, самоходные орудия и упорно оборонял высоту 204,4, рощу, Старосельский лес. Понеся большие потери, 919-й СП достиг высоты 204,4 (р-н д. Медведево), 923-й — южной окраины д. Рыбки, 927-й полк вышел в район высоты 215,6.

Вот как рассказывает корреспондент газеты «За Родину» об этих событиях (статья «Первый день в наступлении», 13.08.1943г.):

«В 8-00 бойцы подразделений капитана Полторака и капитана Свистуна поднялись в атаку. Сломив отчаянное сопротивление противника, наступающие начали упорно продвигаться вперед. Наступательный порыв бойцов был исключительно велик. У каждого были свои счеты с врагом, и каждый теперь старался свести эти счеты. Пулеметчик сержант Василий Кузьмин истребил до 20 гитлеровцев. Он расплачивался с фашистами за их грабежи и пожары в родном Вяземском крае. Красноармеец Сидорин мстил за брата, замученного оккупантами. В этом бою он тоже открыл личный боевой счет. Командир взвода лейтенант Мельников смело увлек бойцов на врага. Его взвод первым ворвался в рощу, где отсиживался противник. Немцы, застигнутые врасплох, были вынуждены оставить этот рубеж. Лейтенант Мельников огнем из автомата уничтожил 7 гитлеровцев.
Ненависть к врагу множит силы, поднимает воинов на славные подвиги. Заместитель командира подразделения по политчасти старший лейтенант Меньшиков, заметив, что продвижение приостановилось из-за сильного фланкирующего огня немцев, рискуя жизнью, поднялся во весь рост и увлек подразделение вперед. Бесстрашный командир пал, сраженный вражеской пулей, но поставленная командованием задача была выполнена. Немцы подтянули к месту боя несколько машин с мотопехотой. Завязались ожесточенные бои, переходящие в рукопашные схватки.

Много воинского мастерства, железной стойкости и выдержки проявили наши воины, отбивая контратаки гитлеровцев. На позиции, занимаемые стрелковой ротой, двинулось около двухсот немцев. Капитан Енин появился впереди бойцов и скомандовал:
— Ни шагу назад! За Родину! За Сталина! Вперед!
Фашисты не выдержали штыкового удара и откатились назад. Огнем из всех видов оружия было истреблено более 50 гитлеровцев. Капитан Енин, раненый, не покинул поле боя до тех пор, пока инициатива снова не перешла в наши руки.
Так в течение дня были отбиты одна за другой все контратаки немцев. Наши бойцы продолжают наносить новые удары врагу».

За 10 августа 919-й полк отбил 11 контратак, 923-й — 6 контратак. Противник атаковал при поддержке большого количества артиллерии, с танками и самоходными орудиями «Фердинанд». Противник понёс большие потери, но и наши потери были значительны. В 923-м полку погибли: замкомбата Слюньков Г.Я.,.; командиры рот Хорошенко С.И., Фомин П.И., Сизых А.П., Семенов В.Ф.; командиры взводов Баранов Т.А., Григорьев И.Г., Джаизареков А.А., Еремов Л.П., Костарев А.И., Повалев Н.Т., Соколов М.И., Толмачев И.И., Борисенко С.Т. Они вместе с другими погибшими в этом сражении похоронены в д. Рыбки.

Капитан Харин рассказывает про бои второго батальона 919-го СП за высоту 215,6:

«Умение вовремя разгадывать и срывать планы врага приносит успех на поле боя. Мужество и стойкость закрепляют и развивают этот успех. Подразделение капитана Свистуна получило задачу овладеть высотой. Высота имела тактическое значение, и немцы всячески старались удержать ее за собой. На самой высоте у них имелись сильные оборонные сооружения. Подступы к ней защищались с обоих флангов. Капитан Свистун вышел на разведку местности. По скоплению пехоты и огневых средств на левом фланге он сумел разгадать, что именно отсюда немцы смогут нанести удар по его подразделению. Здесь же у него созрел план наступления. Капитан поставил одно из подразделений уступом слева, и по условному сигналу бойцы решительно двинулись вперед. Не выдержав натиска, немцы, оставив высоту, откатились к роще. Однако самое трудное было впереди. Немцы не могли так легко примириться с потерей высоты и скоро, действительно, пошли в контратаку. Их вовремя заметил наблюдатель красноармеец Душкин и сообщил старшему лейтенанту Морозу.
— Подпустим их ближе, — решил тов. Мороз.
И когда немцы подошли совсем близко, по ним ударил залповый огонь из винтовок. Застрочили автоматы и пулеметы. Немцы попятились. Заметив это, парторг тов. Тимофеев поднялся и, увлекая за собой остальных, организовал преследование противника. При этом захватил двух пленных.
Вслед за первой последовало еще несколько контратак, и все они потерпели неудачу. Высота осталась в наших руках. В боях за нее немцы потеряли убитыми более 500 солдат и офицеров».
В последующие дни части дивизии делали попытки наступать на обороняющегося противника, но желаемого успеха не имели, местами продвинулись на 100 — 200м и окапывались под шквальным огнем.

16 — 19 августа 1 батальон 919-го СП, усиленный учебной и снайперской ротой, ночью наступал на рощу Квадратная. Бой доходил до рукопашной схватки. Потери противника: убито около 300 солдат и офицеров, уничтожено 2 станковых пулемета, 1 орудие, 12 пулемётных точек, разбит 1 дзот. Наши потери: убито 54 человека, ранено 315 человек. Усиленный батальон, в дальнейшем встреченный сильным огнем противника, успеха не имел. За эти дни противник потерял свыше 2000 солдат и офицеров, серьёзный ущерб нанесен 113-й пехотной и 18-й мотодивизии. Уничтожено 88 станковых и ручных пулеметов, подбито 4 и сожжено 2 танка, 1 самоходное орудие, 10 пулемётных точек, 2 блиндажа, 2 дзота, подавлено 2 миномётных батареи, 6 противотанковых орудий.

19 августа 923-й и 927-й СП, а также 2-й батальон 919-го полка производили сбор оружия и захоронение убитых.

919-й полк потерял замкомбата по политчасти капитана Витязева Н.А., старшего лейтенанта Меньшикова И.В., парторга батальона Тимофеева И.И., командиров рот старших лейтенантов Пытаева А.И., Малашенкова А.С., Семенова Б.Ф.

Погибли командиры взводов лейтенанты Бочаров А.Ф., Дудочкин Н.Ф., Кривошеин В.И., Лебедев В.И., Матюшенков Н.Ф., Смирнов А.П., Попенко А.И., Полупан П.В., Куликов И.П., Майоров А.Ф.
Смертью храбрых пали старший лейтенант Мороз М.Т., младший лейтенант Иваницкий Б.П., Потемкин В.Н. Все они вместе с погибшими солдатами и сержантами похоронены на военном кладбище в деревне Медведево.

Капитан Непийпа Е.С. вспоминает об этих боях: «Не запомнились эти места, где месяц или два дивизия вела тяжелые бои. Запомнить название этих мест действительно трудно было, потому что нас часто перебрасывали с одного участка на другой, и на каждом из них дивизия принимала на себя тяжелые удары немцев. Один из них запомнился и на всю жизнь. Был он, кажется, в районе Квадратной рощи. Ветераны 919-го полка вспоминали эту Квадратную рощу до конца войны.
В этом бою был убит командир батареи 120-тимиллиметровых минометов капитан Хорошилов Н.А. в возрасте 21 год. На батарею позвонил начальник артиллерии полка майор Жуков, приказал принять батарею и срочно отправиться на КП комбата Полторака. Дважды пытался пройти через «долину смерти» и дважды возвращался с раненым ординарцем на руках. Только при третьей попытке и с третьим ординарцем удалось проскочить это заколдованное место. Сделав несколько контрольных выстрелов, открыл огонь батареей по переднему краю немцев. После короткого огневого налета пехота поднялась в атаку и оседлала шоссейную дорогу. В течение нескольких дней немцы непрерывно атаковали батальон Полторака, пытаясь отвоевать занятый участок дороги и высоту, но каждый раз откатывались на исходные позиции, оставляя на поле боя множество трупов. Дорога и высота остались в наших руках, а «долина смерти» стала тихим и неопасным для перехода местом. В этом бою я впервые увидел страшную силу огня своей батареи. Мощные взрывы 16-тикилограммовых мин в клочья разносили плотные цепи наступающего противника. При прямом попадании даже пушки летели вверх, как щепки».

В различных архивных документах — журналах боевых действий, политдонесениях, печатных заметках, газетах — указывается, что августовские бои 1943г. изобилуют многочисленными примерами геройства и мужества, проявленными личным составом наступающих полков 251-й дивизии. В историческом формуляре 919-го СП (364656, стр.37) записано: «В течение августа 1943г. дивизия вела активные действия по прорыву обороны противника на рубеже Старосельск — Рыбки. 919-й СП под командованием Савицкого перешёл в наступление на Старосельский лес, где противник оказывал ожесточенное сопротивление, ведя огонь из всех видов оружия. Личный состав полка героически дрался, наносил врагу большой ущерб его силе и технике. Несмотря на это, противник не прекращал атаку, но все же был выбит со своих позиций, а подразделения полка продвинулись на 3,5км. В этих боях особенно отличился 1-й стрелковый батальон под командованием Полторака Е.К.»

Героически сражался личный состав 927-го и 923-го полков, особенно в районе д. Рыбки и при освобождении опорного пункта Новоселье. Младший сержант Кранов из 2-й стрелковой роты 919-го СП с возгласом «За Родину!» первым ворвался в рощу «Квадратная» и водрузил там красный флаг. В боях за рощу уничтожено до 70 фашистов. Командир 1-го взвода этого же полка Мельников повёл взвод за собой и в рукопашной схватке уничтожил 6 фашистов, 2 пленил.

В бою за населённый пункт Рыбки смело действовал командир роты 927-го СП капитан Борисов С.Я. Била полковая и тяжелая артиллерия, миномёты, захлёбывались немецкие пулеметы, земля стонала от взрывов мин и снарядов, всё вокруг заволокло дымом. Раненый Борисов оставался в строю и продолжал командовать ротой. Последний бросок — и рота Борисова в траншеях немцев. Здесь враг оказал ещё более яростное сопротивление. Завязалась жестокая схватка. Рота с честью выполнила свою боевую задачу. На поле боя остались валяться десятки трупов немцев. В этом бою капитан Борисов погиб. Бойцы жестоко отомстили врагу за его смерть.

Бронебойщики взвода ПТР 1-го батальона 923-го полка Архипов и Гуренков приняли на себя лобовую атаку немецких танков. В этом бою они пали смертью храбрых, не отступив ни шагу назад.
В бою за рощу «Квадратная» бойцы 1-й роты 919-го СП Смирнов и Виноградов наткнулись на группу немцев, пустили в ход гранаты и свое оружие. Ими истреблено в этой схватке до двадцати фашистов. Сержант Сичин при контратаке немцев выбежал навстречу немецкому танку и с расстояния 25м метнул в него противотанковую гранату. В этом неравном бою Сичин погиб.

Полторак Е. К. много лет спустя так вспоминал об этих боях:
Я с болью вспоминаю сорок третий — августовские бои,
Где пали смертью храбрых друзья мои.
В Старосельском лесу и роще «Квадратная»
Лежат они — солдатские потери невозвратные.

Начальник разведки 3-го артдивизиона 789-го Краснознамённого артиллерийского полка во время контратаки немцев подполз ближе к противнику с радиостанцией и корректировал огонь по радио. Во время одной из них он уничтожил из автомата 8 фашистов. Артиллеристы наносили опустошение в рядах контратакующих немцев. В районе хутора Староселье и рощи «Квадратная» мужественно и бесстрашно боролись с врагом наводчики сержант Сатунин, старшие сержанты Нестеров и Катурин А.Г., которые из орудий прямой наводкой уничтожали танки противника и живую силу врага.
Командир орудия Королев выкатил свое орудие на открытое место, чтобы прямой наводкой бить по фашистским танкам и наступающей пехоте. Королев и его расчёт бились до тех пор, пока не отразили вражеской контратаки. Расчёт Королева полностью вышел из строя, но не отступил ни на шаг.
Немцы решили любой ценой вернуть утерянные накануне позиции, поэтому предпринимали контратаки одну за другой. «Ни шагу назад!» — приказал командир роты 927-го СП Тимофеев М.А. Немцы шли во весь рост, крича и стреляя. «Подпустить ближе!» — приказал ротный. Когда немцы подошли на 150 — 200м, бойцы открыли огонь из всех видов оружия. Неудачей закончилась для немцев и шестая контратака. Рота удержала важный рубеж, отомстила за своего убитого командира, истребив много живой силы противника.

Старший лейтенант Сауткин мужественно вёл за собой разведчиков, неоднократно совершал ночные вылазки. Вот только один из примеров. Немцы, выбитые из траншей, решили вернуть свои позиции. Ночью в контратаку двинулись до сотни вражеских солдат. Крича и стреляя на ходу, они стремились сомкнуть кольцо вокруг наблюдательных пунктов капитана Кудрявцева. Разведчикам угрожало полное окружение. Силы их были далеко не равны, но горстка смельчаков не дрогнула. Подпустив немцев как можно ближе, разведчики первыми бросились в рукопашную схватку. Старшина Титков подскочил к немецкому солдату и, выхватив из его рук винтовку, пристрелил гитлеровца на месте. В рукопашном бою Титков убил еще 9 немцев. Отважного старшину поддержали остальные разведчики. Пулей, штыком и прикладом они нещадно уничтожали вражеских солдат. В разгаре схватки командир отделения Евдокушин заметил немецкого офицера. Тот бежал прямо на него, непрерывно стреляя. Евдокушин увернулся от выстрелов и, улучив момент, в упор застрелил офицера. Вражеская контратака захлебнулась. Пытаясь окружить наших разведчиков, немцы сами оказались в кольце. Часть их была уничтожена, 30 гитлеровцев взяты в плен.

Командир взвода 1-й роты 919-го СП лейтенант Шляпов Р.Е. незаметно подполз к орудию противника и забросал гранатами орудийный расчёт. Истребив гитлеровцев, он захватил 75-тимиллиметровую пушку.

Шёл бой за рощу «Квадратная». Старший сержант Понфилов заметил группу немцев. Засев в глубокой воронке, гитлеровцы продолжали отстреливаться. Старший сержант незаметно подобрался к ним с тыла и метнул гранату. На дне воронки остались лежать 5 трупов.

На поле боя появились немецкие танки. Бронебойщики Иванов и Бондарев быстро выдвинулись вперёд, установили ружье в окопчик, замаскировались. Когда вражеский танк подошёл ближе, бронебойщики оказались в «мёртвой зоне», дали несколько выстрелов. Танк задымился и замер. В этих боях особенно отличились артбатарея 76-тимиллиметровых пушек капитана Оськина и батарея 120-тимиллиметровых минометов лейтенанта Непийпа. Они смело корректировали огонь, уничтожали живую силу и огневые точки противника, отражали контратаки фашистов и давали возможность нашим подразделениям продвигаться вперед.

Успешное решение сложных боевых задач возможно лишь при осуществлении умелого маневра и согласованных действиях всех подразделений, участвующих в бою. Именно такой согласованный удар нанесли артиллеристы батарей Цилькера и Непийпы совместно с пехотинцами капитана Полторака. Отразив контратаки противника, артиллеристы помогли пехотинцам снова перейти в наступление и организовать дальнейшее продвижение подразделений. Мастерски действовали в этих боях артиллеристы капитана Бабича и лейтенанта Отрока. Они прямой наводкой уничтожали огневые точки противника, блиндажи и дзоты. Как образец четкого взаимодействия и умелого использования огневых средств можно привести такой факт. Командир стрелкового подразделения капитан Полторак, принимая со своей стороны меры к отражению немецких контратак, немедленно давал точные цели командиру артиллерийского подразделения Кудрявцеву. В нужный момент артиллеристы обрушивали на контратакующих всю мощь своего огня и вместе с пехотинцами отбрасывали немцев на исходные позиции. Чётко осуществляли взаимодействие с пехотой минометчики Матюшенко. Двигаясь на небольшом расстоянии от боевых порядков стрелковых подразделений, они помогали им преодолевать сопротивление немцев, подавляя огневые точки.

Контратаки немцев следовали одна за другой, и бойцы капитана Полторака были все время наготове. Сам капитан при появлении противника тотчас же давал заказ артиллеристам:
-«Рама», дайте огонька по роще «Длинная»!
На батарее капитана Кудрявцева команды передавались расчётам старших сержантов Ушакова, Боброва, Заики, Пестова, и в ту же минуту на немцев обрушивался шквал массированного огня…
От непрерывной стрельбы стволы пушек нагревались, краска темнела. Лица артиллеристов от порохового дыма становились чёрными. Уже сутки они не спали. Но, возбужденные боем, бойцы, казалось, не чувствовали усталости.

В боевом содружестве с пехотой артиллеристы в течение одного дня отбили четыре атаки гитлеровцев. Огнём батареи уничтожено до сотни немцев, подбито два танка, разбито пять пулемётных точек, подавлен огонь двух миномётных батарей. («За Родину», №122, 20.08.1943 г.; №124, 24.08.1943 г.)
Грамотно и смело руководил боем комбат 927-го СП капитан Яковлев. При наступлении своих подразделений он придавал большое значение умелому сочетанию огня с движением. Во время наступления на сильно укрепленный рубеж вражеской обороны он беспрерывно следил за действиями своих бойцов. Строго соблюдая между собой интервалы, искусно маскируясь, пехотинцы перебежками продвигались вперед, ведя по противнику сосредоточенный огонь. Немцы не выдержали удара и попятились. Подразделение Яковлева ворвалось в немецкие траншеи и овладело ими.
Чёткое взаимодействие всех огневых средств, умелое сочетание огня и движения, наращивание огня из всех видов оружия по мере продвижения вперед помогли так же успешно выполнить боевую задачу роте старшего лейтенанта Тимофеева. Заняв важный в стратегическом отношении рубеж, бойцы немедленно укрепились на нём, зарылись в землю. Отразили шесть предпринятых противником контратак. В этих жарких схватках, особенно в Старосельских лесах и д. Рыбки, личный состав роты показал высокое боевое мастерство. Бойцы били врага насмерть, один только пулеметчик Федяев огнём из своего грозного оружия истребил до 20 гитлеровцев.

Умело, бесстрашно действовали в бою бронебойщики. Обладая выдержкой и непоколебимой стойкостью, бронебойщик Федор Себастьянов один вступил в единоборство с 8 немецкими танками. Подпустил их на дистанцию действительного огня и только потом открыл огонь. Бить старался в головную машину, чтобы тем самым задержать и расстроить движение остальных. Его расчёт оправдался. Когда подбитый головной танк остановился, остальные повернули обратно.

Красноармейцы Бурченко и Мечинский, проявляя геройство, обеспечивали огневые позиции связью с наблюдательным пунктом под непрерывным артиллерийским огнем. Отважные связисты шесть раз подряд устанавливали телефонную линию. Бесперебойная связь позволила мастеру артиллерийского огня лейтенанту Антипову вовремя прийти на помощь пехоте и поддержать огнём её наступательные действия. Только в последних боях его батарея уничтожила 4 немецких наблюдательных пункта, подбила 2 танка и самоходную пушку, подавила огонь двух вражеских батарей и истребила до 200 вражеских солдат и офицеров. Корректируя огонь орудия, старший лейтенант Антипов с такой точностью клал снаряды, что ни один из них не прошел мимо цели. 7 снарядов прямыми попаданиями в щепки разнесли дом, где находился штаб немецкого полка.

С 23 октября 1943 г. части дивизии приняли оборону от 138-й и 33-й стрелковых дивизий в районе Сафоново и готовились к наступлению. 29 и 30 августа штурмовые группы от всех полков и дивизий подготовили проходы в минных полях. Делалась попытка форсировать р. Вопец. В ночь на 31 августа противник, оставив прикрытие, начал отход в западном и юго-западном направлениях. Буквально на плечах отступающих полки дивизии, несмотря на упорное вражеское сопротивление, перешли в решительное наступление. За два дня дивизия освободила десятки населённых пунктов, в том числе Сафоново, Максимово, Заборово, Лягушкино, Грыдино, Пушкино и другие.

919-й СП, наступая во втором эшелоне, овладел населёнными пунктами Пашино, Дениски, Колошино, Дубровка. Вот один из эпизодов — бой за населённый пункт Дубровка («За Родину», № 131, 1943г.):
«Долго и упорно оборонял противник этот населённый пункт. Бойцы тов. Полторака перегруппировались и нанесли свой удар там, где враг его не ожидал. Немцы попятились, решив дать бой на окраине села. Разведчики старшего сержанта Маркова скрытно пробрались во вражеский тыл и внезапно напали на отходивших гитлеровцев. Огнём из автоматов и гранатомётов они истребили несколько десятков фашистов. Одновременно с разведчиками действовала группа во главе с лейтенантом Шляховым. Бойцы ползком приблизились на 100-150 м к населённому пункту и с криками «ура!» ворвались на улицу. Двигаясь впереди, лейтенант Шляхов натолкнулся на немецкое орудие. Отважный офицер забросал расчёт гранатами. Старший сержант Сурков и красноармеец Митяев зашли противнику во фланг. Меткими очередями станкового пулемета они уложили до 30 гитлеровцев. Действия штурмовой группы поддерживали огнём ручных пулеметов бойцы лейтенанта Ильина. Пулемётчик Петрушин заставил замолчать расчёты двух огневых точек врага. Сержант Савин подавил огонь вражеского пулемёта и убил 5 гитлеровцев. 
Немцы не устояли против стремительного натиска воинов и отступили, оставив свыше 150 трупов. Подразделение тов. Полторака захватило богатые трофеи: 2 орудия, 13 ручных и 2 станковых пулемета, свыше 60 винтовок и автоматов, склад боеприпасов».

Наступление было настолько стремительным, что противник не успел увезти боеприпасы, военное имущество, разрушить мосты и дороги. 2 сентября противник, поддержанный тяжёлой артиллерией, миномётами и пушками, 4 раза переходил в контратаки. 919-й СП, преодолевая огневое сопротивление, овладел сильным опорным пунктом Лошкаево. Первым ворвался в Лошкаево батальон капитана Свистуна. В рукопашном бою истребили до 150 немцев и отбросили противника за р. Великая. Штурмовая группа капитана Воробьева умело, сочетая огонь и движение, уничтожила две огневые точки противника. Это позволило подразделению с самого начала развить успех в наступлении на совхоз «Засижье». Организовать стремительный удар и бой в полуокружении сумел командир миномётной роты Бойко (2 ноября 1943г. награжден орденом Суворова 3-й степени). Офицеры и рядовой состав вели рукопашный бой с неослабевающим упорством. Противник не выдержал натиска наступающего 927-го полка и поспешно отошёл, бросая оружие и боеприпасы. В этом бою проявил себя смелым и решительным командиром капитан Воробьёв, который был смертельно ранен. Геройски погибший комбат Воробьёв Николай Данилович похоронен здесь же, на территории совхоза «Засижье» Ярцевского района.

Самоотверженно работали в эти дни сапёры старшего сержанта Ниского. Быстро расчищая путь, они помогли пехоте удерживать стремительный темп наступления. За 4 дня части дивизии прошли с боями 35 км и освободили свыше 55 населённых пунктов. Преследуя противника, дивизия столкнулась с организованным сопротивлением: враг возводил укрепления, вёл активную артиллерийскую и миномётную войны, пытаясь задержать наше продвижение вперёд. 5 сентября 919-й СП овладел п. Рудня.

Один из эпизодов этого дня, описываемый в газете «За Родину»: «Хорошо просматривался рубеж, за который уцепились немцы. Капитан Ганеев отчётливо видел изрытую ячейками высоту, деревушку и вплотную прилегающую к ней опушку леса…

Нужно было опрокинуть противника, сбить его с занимаемого рубежа. Командир стрелкового подразделения Полторак вызвал к себе командира миномётной роты Ганеева. Поставив перед ним задачу, он сказал:
— Не раз ты поддерживал меня огнём. И теперь надеюсь на тебя. Как на себя, надеюсь…
Ганеев, опытный бывалый офицер, перед боем поставил задачу своим подчинённым. Старший сержант Шелихов, выдвинувшись вперёд, стал наблюдать за опушкой леса и вскоре заметил две вражеские пулемётные точки, ещё одну огнестрельную точку обнаружил старший лейтенант Русский. Все эти цели были немедленно пристреляны. Когда в небо взвилась яркая ракета, капитан Ганеев находился на наблюдательном пункте. Он корректировал огонь миномётчиков. В стан противника одна за другой летели мины. Расчёт сержанта пятью минами уничтожил вражеский ручной пулемёт. Вторую огневую точку уничтожил сержант Самусев. Минёры работали сноровисто и умело. За короткое время были уничтожены 3 пулемётные точки, 2 наблюдательные пункта, была подавлена вражеская миномётная батарея. Поддержанные огнём миномётчиков, бойцы капитана Полторака поднялись в атаку. Сильным ударом опрокинули противника и заняли его рубеж».

Дивизия переходит к временной обороне на рубеже по западному берегу р. Великая. В 919-м полку формируется сводный батальон в составе трёх усиленных рот, от каждого полка по одной роте. Командир батальона — капитан Полторак. 927-й СП формирует ударный отряд, а 923-й полк вышел в резерв командира стрелковой дивизии. Командир 2-го стрелкового батальона 927-го СП майор Киселёв действует в тылу противника в лесу.

В этот день погиб всеми уважаемый командир 2-го стрелкового батальона 919-го СП капитан Свистун Иван Григорьевич. Родом из села Свистуново на Полтавщине, Иван Григорьевич был смелым офицером, бесстрашным в бою и умеющим воодушевлять на подвиг своих подчиненных. Начал войну рядовым, вырос до командира батальона. Во второй половине дня 5 сентября 1943 г., когда бой уже утих, он пришёл посоветоваться к своему соседу и другу командиру 1-го батальона капитану Полтораку, а, выйдя из окопа, был убит снайперской пулей. Похоронен мужественный комбат 05.09.1943 г. в Климятино.

Выступая с речью перед молодыми бойцами в октябре этого же года, пулемётчик 2-го батальона 919-го СП Сладков сказал: «Главная причина успехов Красной Армии — в героизме бойцов, сержантов, офицеров, в их выросшем воинском мастерстве. Возьмите, к примеру, нашу часть. Сколько славных героев родилось в дни боев за рощу Квадратная! Старший сержант Смирнов в решающую минуту зашёл со своим строем в тыл противника. Когда под ударом наших бойцов с фронта гитлеровцы повернули назад, отважный пулемётчик выстрелил в них ливнем свинца. Около 60 фрицев навечно уложил он своими губительными очередями. Старшина Боровков своими меткими выстрелами из винтовки убил нескольких немцев и в рукопашной схватке уничтожил расчёт вражеского пулемета. Навсегда сохранится в нашей памяти образ бесстрашного комбата Свистуна, имевшего к этому времени 6 ранений, участника боев за Ярословец, Медынь, Юхнов, Сычёвку, Сафоново, дважды награждённого орденом Красного знамени».

Из воспоминаний однополчан командира батареи капитана Непийпы: «Капитан Свистун был офицером высокой культуры. Его внешний вид всегда был идеален, он даже в бой шел в чистом обмундировании, до блеска начищенных сапогах, побритым, с задорно подкрученными усиками. Это вызывало у подчинённых уважение к нему и уверенность во всём, что он делает».

В течение суток 9 сентября дивизия готовилась к наступлению на рубеже высота 216,6 — восточная опушка леса Кукуево. После 25 минут артиллерийской подготовки в 15ч 40мин сводный батальон капитана Полторака перешёл в наступление, но был контратакован и прекратил атаку. Немцы потеряли убитыми до 50 солдат, атак не повторяли. В последующие дни сводный батальон составил первый эшелон обороны дивизии, вёл огневой бой с передовыми подразделениями противника.

15 сентября части дивизии форсировали р. Великая, подразделения 927-го СП преследовали уходящего противника. К 10 ч 16 сентября достигли берега р. Вопь. В тот же день построили переправу. Руководил работами капитан Дементив, который при этом проявил незаурядную изобретательность, смекалку и геройство. Полк форсирует реку и закрепляется на достигнутом рубеже восточнее Свищёво. 919-й СП, используя инициативу 927-го полка, переправляется через р. Вопь, занимает временную оборону западнее Зубово.

«В этом районе недалеко от глубокой балки и располагались бойцы капитана Полторака. Скоро им предстояло вступить в бой. «Наши!», — послышалось в кустах, и на поляну выбежали несколько человек. Смеясь и плача, они торопились навстречу бойцам. Анна Климова, Домна Новикова, Чернышёва Ирина, спеша, перебивая друг друга, рассказывают, как им удалось уйти от немецкого конвоя.Люди снова вернулись в родную семью. Позади остались дни подневольной жизни. Никогда больше не повторятся ужасы немецкого рабства!» («За Родину», 18.09.1943г.)

В ночь на 17 сентября 919-й и 917-й полки наступали на Свищёво. Противник оказал сильное сопротивление пулемётным и артиллерийским огнем. Наступление успеха не имело. Сформированные штурмовые группы, опробованные в бою, также не смогли продвинуться из-за сильного огня, и вынуждены были закрепиться восточнее Свищёво.

18 сентября дивизия передала свои рубежи 367-му отдельному пулемётному батальону и в составе 45-го стрелкового корпуса генерала Поплавского была передана в оперативное подчинение 68-й Армии.
Двигаясь по левому берегу Днепра, подразделения дивизии локализовывали и уничтожали разрозненные группы врага, бродившие в тылах ушедших вперёд войск. Иногда неожиданные столкновения с противником создавали сложную обстановку и заставляли командиров повернуть подразделения, вступая в бой. Вот один из примеров.

Перегруппировавшись, немцы пошли в контратаку. «Не стрелять! — приказал своим бойцам командир взвода 1-го батальона 919-го СП лейтенант Мельников. — Подпустить их как можно ближе». Приказ командира был выполнен точно. Когда немцы приблизились, бойцы дружно поднялись в атаку. Лично Мельников в рукопашном бою убил 5 гитлеровцев. Двух немцев захватил в плен. Мельников — герой, который ещё в августовских боях во время контратаки немцев приказал бойцам стоять насмерть. Он выдвинул на флангах станковые пулеметы, подпустив врага ближе, взял их в огненный мешок. В упор стали бить находящиеся в боевых порядках пулемёты, миномёты. Не выдержав сильного удара, немцы попятились, но уйти им не удалось. Бойцы лейтенанта Мельникова поднялись в атаку, в рукопашном бою истребили их всех до единого. («За Родину», №123)

Только за 2 сентября батарея 120-тимиллметровых минометов лейтенанта Непийпы поддерживала наступление стрелков и уничтожила 3 пулемёта и 3 миномёта противника, истребив при этом до 25 солдат и офицеров.

Батарея 75-ти миллиметровых пушек старшего лейтенанта Цилькера уничтожила до 30 немцев, подавила огонь двух пулемётных точек и взорвала склад боеприпасов противника. Расчёт противотанковой пушки во главе с капитаном Воробьёвым шёл в боевых порядках пехоты. Когда немцы поднялись в контратаку, Воробьёв выкатил пушку вперёд и начал их расстреливать в упор. Снаряды ложились точно, и шеренги немцев заметно редели. Однако, имея численное преимущество, противник продолжал наступать. Тогда отважный командир, вооружившись автоматом, вместе со своим расчётом ринулся на нападавших немцев. Совместный удар пехотинцев и артиллеристов отбросил врага на исходные рубежи. В жестокой схватке Воробьёв истребил до 30 гитлеровцев.
Старшина Мартынов и ефрейтор Косьянов неожиданно натолкнулись на группу немцев. Отважные воины не растерялись, старшина метнул по врагу гранату. 6 гитлеровцев замертво упали на землю, 3 оставшихся пустились бежать в лес, но их настигли меткие пули ефрейтора Косьянова.

Старшина роты Иван Боровков доставлял боеприпасы, питание бойцам. Когда подразделение пошло в наступление, он присоединился к боевым порядкам. Продвижение остановил огонь немецкого ручного пулемёта. Боровков обошел его с тыла, прикладом винтовки размозжил голову немецкому пулемётчику. Захваченный пулемёт повернул в сторону противника и уничтожил еще несколько гитлеровцев.

Преследуя противника, дивизии приходилось иногда сталкиваться с сопротивляющимися в опорных пунктах немцами. Особую жестокость и упорство проявляли враги в районе Ельни и при боях за населенный пункт Красное, освобожденный 29 сентября 1943 г.

В освобожденном посёлке Красное 919-й СП несколько дней приводил себя в порядок. Командиру 1-го батальона было поручено оборудовать место казни через повешение предателей Родины. В назначенное время в присутствии нескольких подразделений состоялась казнь изменников — полицая и переводчика при фашистах. Повешенные висели на виселицах несколько дней.

10 октября в газетах появилось сообщение Совинформбюро: «На Витебском направлении наши войска продвинулись на 4 — 6 км, заняли свыше 40 городов и посёлков, в том числе районный центр Витебской области г. Лиозно и крупные населённые пункты Емельяново, Залесье, Портасово, Ивашня, Дрозды, Блашкино, Михеево, Коробки, Холбня.»

В районе ст. Красное в эти дни в дивизии произошло важное событие. В штаб Армии был отозван командир дивизии полковник Б.Б. Городовиков (впоследствии генерал-лейтенант, Герой Советского Союза). В корректном, терпеливом комдиве удачно сочетались качества хорошего человека и военачальника. Никогда не оскорблявшего подчинённых командира в дивизии любили. Как завет, офицеры помнили слова, сказанные им во время вручения наград за бои под Погорелым Городищем:
«Товарищи, друзья, офицеры! Вас награждает правительство. Будьте верны воинскому долгу. Берегите подразделение и себя! Не тот герой, кто погубил подразделение и сам голову сложил, а тот будет герой, который голову принесёт домой в такую кровопролитную войну. Вот тогда вам все будут благодарны. Вы сберегли своё подразделение, несли службу, верны долгу и преданы нашей великой Родине!»
На должность командира дивизии вступает бывший командир 927-го СП майор Вольхин Александр Алексеевич. Ему восстанавливается воинское звание генерал-майор.

12 октября дивизия возвращена в состав 31-й Армии. После марша в район Армии части дивизии сосредоточились на новых рубежах: 919-й СП в лесу западнее д. Кисели, 923-й в лесу юго-западнее д. Кисели, 927-й в лесу северо-западнее д. Щербино. Занялись строевой подготовкой, устройством землянок и блиндажей.

И только 21 октября при поддержке танков 42-й гвардейской танковой бригады 2-го гвардейского танкового корпуса с отдельной штурмовой бригадой и артиллерии дивизия перешла в наступление, прорвала укреплённую полосу противника и к 16ч овладела ст. Старая Тухиня (Дорожное).
Противник не смирился с утратой и предпринял несколько яростных контратак. Рубеж переходил из рук в руки. Отбив все атаки, дивизия вышла на рубеж Рыленки. Ожесточённые бои за улучшение позиций не прекращались до конца года.

Упорно дрался батальон Колпакова из 927-го полка за высоту 200,0. Противник дважды переходил в контратаки силами до батальона при поддержке танков, но колпаковцы мужественно отразили их. Уничтожив до 100 немцев, подбив самоходную пушку и танк, измотав врага, батальон атаковал немцев и занял высоту.

На подступах к населенному пункту батальон капитана Клочкова был встречен сильным пулемётным огнём. Приказ уничтожить огневые точки получил бронебойщик Пётр Манюков. По-пластунски он переполз через железнодорожное полотно и из воронки от снаряда открыл прицельный огонь. Меткими выстрелами Пётр уничтожил оба пулемёта.

На подходе к немецким траншеям бойцов лейтенанта Князева встретил огонь станкового пулемёта. Красноармейцы залегли. Из-за огня невозможно было поднять голову. «Подавить!» — получил приказ пулемётчик Галенко. Вместе со вторым номером Прошиным Даниил Галенко перебежками, используя складки местности, выдвинулся вперёд. Несколькими очередями Д. Галенко подавил вражеский пулемёт. Поддерживая поднявшуюся пехоту, пулемётчик истребил свыше 50 немцев.

В полках дивизии было много солдат-белорусов. 17 октября дивизионная газета «За Родину» опубликовала статью «За родную Белоруссию — вперёд!» «Ты ждал этого часа, воин, и он настал», — эти слова вселяли решимость в сердца бойцов. Ранним октябрьским утром младший сержант И. Янченко, уроженец Витебщины, подошёл к пограничному столбу с надписью «БССР». «Вот она, моя родная земля!» Здесь, на территории Белоруссии, с новой силой проявился массовый героизм воинов дивизии.
На подступах к Орше совершил свой подвиг сержант Василий Устинов. В решающий момент боя, когда яростный свинцовый ливень не давал нашим подразделениям поднять головы, он подобрался к вражеской пулемётной точке и гранатами взорвал её. Воины поднялись в атаку. Впереди шёл Устинов. В этом бою он взял в плен двух фашистов и 12 уничтожил.

Газета «За Родину» в октябре 1943 г. поместила ряд материалов о комбате 927-го СП Колпакове Николае Дмитриевиче, батальон которого наносил большие потери противнику, побеждая врага упорством и стойкостью. В первый день наступления он взломал вражескую оборону, отразил 4 контратаки, захватил 103 винтовки, 2 пулемёта, 4 миномёта, 5 орудий разного калибра и склад боеприпасов. Артиллеристы Меркулова, действующие с колпаковцами, уничтожили 7 гитлеровских огневых точек, 3 блиндажа, подавили огонь миномётной батареи и 3 пулемётные точки.
На узком участке фронта немцы начали атаку силами до пехотного полка. Колпаковцы выстояли и решительно устремились вперёд, смели противника и ворвались в населённый пункт. За 2 дня батальон отразил 4 контратаки, уничтожил более 200 фашистов, танк и 2 самоходки.
Бойцы лейтенанта Гунькова наступали вдоль полотна железной дороги. Гитлеровцы при поддержке танка пошли в атаку. Бронебойщик Иван Жирухин выдвинулся вперёд, залёг в кювете и напряжённо выжидал, когда вражеская машина подойдёт поближе. В удачный момент Жирухин И. выстрелил. Танк замер. Ещё несколько выстрелов, и над бронёй поднялся чёрный дым. Красноармейцы стремительным натиском отбросили врага.

Из воспоминаний командира миномётной батареи 919-го СП капитана Непийпы Е.С. и политдонесений о комбате Сердюкове П.Ф.:

«Такое бывало на войне нередко, случалось и в нашем полку. После многих неудач батальон майора Сердюкова всё же занял немецкую траншею между дорогами. Несмотря на многочисленные и яростные контратаки немцев, этот участок переднего края остался в наших руках. Вместе с траншеей наша пехота захватила несколько блиндажей, которые оказались впереди траншеи на 50 — 100м в сторону противника. В одном из них майор Сердюков расположил свой командный пункт.
Однажды утром немцы пошли в атаку с левого фланга и заняли почти половину отвоёванной нами траншеи. Ход сообщений из траншеи на командный пункт немцы не захватили, но пройти по нему было нельзя — гитлеровцы забрасывали его ручными гранатами. Они готовились к захвату КП. В этот критический момент майор Сердюков подал команду: «Огонь на меня!» Все приданные батальону батареи (18 стволов 76-тимиллиметровых пушек, 6 120-тимиллиметровых, 6 гаубиц, 4 45-тимиллиметровых и 6 82-х миллиметровых миномётов) открыли огонь на себя прямой наводкой.
Немцы, шедшие в лобовую атаку, откатились, оставив на нейтральной полосе сотни трупов и 5 горящих танков. (Политдонесение, л.35) Но часть засевших в траншее фашистов по-прежнему угрожала захватом КП. В этой обстановке комбат Сердюков приказал: «Товарищи офицеры! Именем Родины приказываю выйти со своими солдатами и очистить занятую немцами территорию!»
Первым поднялся замполит капитан Киселёв, за ним последовали командиры батарей со своими связистами, наблюдателями и ординарцами. С нами вместе вышел и находившийся на КП первый помощник начальника штаба полка капитан Бобов. Он взял на себя инициативу вместе с Киселёвым поднять пехоту в атаку. Мне он приказал вместе с артиллеристами полка вести фланговый огонь по занятой немцами части траншеи, другой группе артиллеристов — прикрывать КП.
Посылаемые нами пули заставили немцев присесть на дно окопа. В это время Бобов и Киселёв вывели пехоту из траншеи и противотанкового рва к рубежу атаки. По их сигналу моя группа прекратила огонь, и пехотинцы Киселёва в один миг свалились на головы немецких солдат. Траншея стала могилой для фашистов. Бежать удалось только тем из них, кто был у насыпи железной дороги. С утра до 14 ч продолжался этот один из самых жестоких боёв нашего полка.

Жестокие бои на Оршанском направлении в октябре — ноябре 1943 г. не принесли ожидаемых результатов, но они явились серьёзной проверкой нашей военной и моральной зрелости. В этих боях мы лучше узнали друг друга, ещё крепче стала наша боевая семья, боеспособнее стала наша дивизия, что способствовало её успехам в боях за белорусскую землю, за Витебск «.

В этих боях отличился рядовой 927-го СП Ганюк, который во время вражеской контратаки подбил 2 немецких танка.

Когда рота старшего лейтенанта Дичкова выдвинулась на новый рубеж, гитлеровцы встретили её ураганным огнём. Комсомольцы-автоматчики Абдулаев и Каибов, рискуя жизнью, подползли вплотную к вражескому дзоту и меткими автоматными очередями уничтожили пулемётный расчёт противника.

На рубеже перед Киреёво 30 октября дивизия проводит инженерные работы, усиливая опорные пункты, и учебные занятия по отработке вопросов взаимодействия между пехотой, танками и артиллерией.

Газета «За Родину» 02.11. 1943г. печатает имена награждённых солдат и офицеров. Среди них капитан Полторак Е.К., старший сержант Козлов А.И., Корабельников В.С. (ордена Отечественной войны I степени), капитан Сердюков Пантелей Филиппович (орден Отечественной II степени), капитан Бойко С.В. (орден Суворова III степени), снайпер Эргаш Рузиев, Гусев В.А., Райтнер В.Н. (ордена Красного Знамени). Медалью «За отвагу» награждено 10 человек, медалью «За боевые заслуги» — 3 человека.
14 ноября дивизия, атаковав части 78-й механизированной дивизии и 25-ю мотопехотной дивизии противника, овладела двумя траншеями. 14 штурмовых отрядов противника, усиленных танками, самоходными орудиями, артиллерией и реактивными установками, ожесточённо контратаковали.
16 ноября по боевым порядкам дивизии врагом выпущено до 2000 снарядов, свыше 1000 мин, до 2000 тысяч реактивных снарядов. Противник, ожесточённо обороняясь на «линии пантеры», цепляясь за каждый рубеж, несёт ощутимые потери: более 500 солдат и офицеров в течение дня.

919-й СП, отразив все контратаки, сам атаковал немцев в направлении Киреёво, сбил их с железнодорожного полотна и вышел на рубеж южнее железной дороги. 923-й СП закрепился южнее д. Пущаи, а 927-й — на линии 919-го полка.

В этот день в траншейном бою проявил мужество и героизм рядовой Денис Бахорев, который гранатами и штыком уничтожил более 30 вражеских солдат. Когда вышли гранаты, он поднимал немецкие и бросал ими по врагу. Посмертно герой награждён орденом Ленина.
В ноябре совершил свой подвиг связист Борисов. Под прикрытием артиллерийского и миномётного огня гитлеровцы бросили в атаку пехоту и танки. Ряды наших бойцов начали редеть. Ранило командира.

Оставшийся один у телефона рядовой Борисов, прильнув к аппарату, сквозь грохот разрывов передавал:
— Танки в 500м от деревни! За ними рота пехоты!
С командного пункта вызвали огонь артиллерии. Когда отбушевал первый шквал огня и перестали свистеть над головой осколки, отважный связист продолжал передавать:
— Снаряды не долетают 50м! Вражеские танки в 200м от нас!
По его указаниям артиллеристы перенесли огонь. Подбитый снарядом, остановился головной танк. Остальные повернули обратно.

Туманным ноябрьским утром бойцы капитана Айнбиндера, подобравшись к линии вражеской обороны, приготовились к атаке. Взлетела ракета — сигнал к штурму. В стремительной атаке первыми ворвалось в окопы врага подразделение лейтенанта Заякина. В короткой жаркой схватке командир бронебойщиков старший лейтенант Маркин застрелил двух немецких офицеров и солдата. Дерзко и смело дрались его бойцы Орлик и Некрасов. Очистив траншею, ломая сопротивление врага, воины овладели второй и третьей линиями гитлеровской обороны.

В штурмовом подразделении капитана Сердюкова из 919-го СП умело, проявляя самообладание и смелость, действовали лейтенанты Кромиенко и Бобецкий. Лейтенант Кромиенко лично убил прикладом немецкого офицера и четырёх солдат, одного офицера взял в плен, в ночном бою его подразделение истребило ещё 20 врагов. Героически действовали в этих схватках пулемётчики Павлов и Туранов, командиры пулемётных расчётов Бурдуковский и Баранов, младший сержант Шемякин, связист Пронин.

Подвиг совершил связной Сердюкова Михаил Поздняков, который в одном из боёв уничтожил 18 немцев.

Насмерть стояли бойцы лейтенанта Пелинского. Подразделение немцев предприняло атаку при поддержке двух танков. Бойцы прицельным огнём из винтовок, автоматов и пулемёта пытались отсечь вражескую пехоту от танков. Артиллеристам и миномётчикам удалось подбить один из танков. Экипаж подбитого танка пытался спастись, но был сражён меткими пулями рядового Дудкина. Второй танк развернулся и покинул поле боя. Вражеская атака захлебнулась.

С 17 по 21 ноября дивизия, отражая контратаки врага, продолжала удерживать новые позиции. Противник, понеся большие потери, перешёл к позиционной обороне на линии Пущаи — Киреёво.
В ночь 22 ноября дивизия сменила части 371-й и 359-й СД, перешла к временной обороне, готовясь к боям за сильно укреплённый опорный пункт Киреёво. Полки дивизии обороняют автомагистраль восточнее Киреёво, имея задачу не допустить прорыва пехоты и танков и усовершенствовать свою оборону.

Позже стали известны причины ситуации, сложившейся на Западном фронте, оценка которой содержится в выводах Генштаба Советской Армии. Западный фронт осенью не добился в районе Витебска и Орши ощутимых успехов, но дорого заплатил за них. В ходе боёв выяснилось, что белорусский «балкон», как его назвали немцы, обороняется прочно. Анализ боевых действий фронта показал, что главная причина наших неудач заключалась не только в мощности вражеской обороны, но и в грубейших нарушениях правил организации наступления, допущенных нашими штабами. Войска фронта испытывали острый недостаток в боеприпасах и горючем, манёвр был крайне затруднён из-за малого количества рокадных дорог. Переход к временной обороне был вынужденной, но единственно правильной мерой. Верховный главком Сталин с решением Генерального штаба вначале не согласился, считая возможным продолжать наступление. Но по настоянию Жукова директива о переходе к временной обороне была отдана.

В ночь на 21 февраля 1944г. 251-я СД сдала свой участок обороны 331-й и 88-й СД и вышла в резерв командующего. Она совершает марш по маршруту Редьки — Большое Тхорево — лес западнее Заволицы — Дубровка — Вояры и проводит дневку в лесу юго-восточней Пативо. После марша части дивизии в районе севернее Глушково занимают первые траншеи, отвоёванные у противника частями 220-й СД, позиции артиллерии располагаются севернее Фомино.

23 февраля в 00 ч дивизия вступает в тяжёлый бой. Перейдя в наступление, части дивизии отразили по 3 -5 контратак противника и достигли рубежа западнее большака Бабиновичи — Бодвинка, но были остановлены сильным огнём из всех видов оружия. На следующий день дивизия вела бои за овладение населёнными пунктами Вишни, Шарово, Воспинцы, Рыжики, Бабиновичи. Опять было отражено несколько контратак противника, поддерживаемых танками и артиллерией. Враг потерял до 500 единиц живой силы, орудие, 12 пулемётов, 2 ружья ПТО, 8 пулемётных точек и 2 блиндажа. 256-я пехотная дивизия немцев, получив подкрепление пехотой и 20 танками, яростно контратакует и упорно обороняет участок от западной окраины Вишни до рубежа западнее Воспинцы.

На рассвете 26 февраля батальону противника силами до 400 человек удалось прорваться на стыке 927-го и 919-го полков и установить временный контроль над переправой через Черницу в районе Глушково. Враг был окружён и уничтожен силами дивизионного резерва — учебной и снайперской ротами и лыжным батальоном. Артиллерия противника силами до полка и 6 6-ти ствольных миномётов вели массированные обстрелы боевых порядков нашей дивизии. 923-й полк отразил 3 контратаки силами до батальона каждая, 927-й СП — 2 контратаки силой до двух рот. 919-й СП, ведя бои с просочившимся противником, воспрепятствовал безнаказанному отходу батальона гитлеровцев. Прицельным огнём 789-го АП уничтожено 75-тимиллиметровое орудие, станковый пулемёт с расчётом, подавлен огонь двух миномётных батарей, рассеяно и частично уничтожено до 120 солдат и офицеров. 309-й ПТД огнём прямой наводкой разбил блиндаж, 2 пулемётные точки, огнём ПТО и ПТР подбил 7 танков, уничтожил до 20 вражеских солдат.

В последующие дни атаки врага отражались с большими для него потерями, артиллерийско-миномётный огонь противника жестоко подавлялся, и вскоре он прекратился.

По приказу штаба 31-й Армии 27 февраля дивизия перешла к обороне на рубеже восточнее Иструбище — севернее Воспинцы. За время боёв противник потерял свыше 11500 солдат и офицеров, 14 станковых и 27 ручных пулемётов, 2 орудия ПТО, 3 миномёта, 7 танков и 4 автомашины. Подавлена 21 пулемётная точка, 5 миномётных батарей, 4 артиллерийских батареи. Наши потери: убито 366, ранено 1342 человека. В АШР убито 89 и ранено 183 человека.

Замечательно проявили себя в этих боях артиллеристы. Командир орудия 309-го противотанкового дивизиона старшина Литовченко А. М. 24 февраля в районе севернее деревни Воспинцы прямой наводкой уничтожил 17 человек вражеской пехоты. В районе д. Глинка, когда орудийный расчёт вышел из строя, Литовченко сам встал на место наводчика и в упор расстрелял 18 контратакующих гитлеровцев, уничтожил 2 пулемётные точки противника.

Командир орудия этого же дивизиона рядовой Князев Алексей Кузьмич в районе д. Глинка 27 февраля уничтожил 18 фашистов, 4 пулемётных точки, лично обнаружил и подавил 2 пулемёта и уничтожил 3 солдат противника.

Командир 1-й стрелковой роты 919-го СП старший лейтенант Воронов А.Н. 23 февраля личным примером поднял роту в атаку. Рота выбила немцев из опорного пункта. Воронов А.Н. посмертно награждён орденом Отечественной войны I степени.

Командир взвода 2-й пулемётной роты 919-го СП 23 февраля в бою за д. Глинка лично подавил огонь немецкого пулемёта, действовал смело и решительно при взятии вражеской траншеи, уничтожив пулемётным огнём 15 фашистов.

Бронебойщик 2-го взвода ПТР этого же полка Циперов В.А. уничтожил 2 пулемёта, обеспечив продвижение вперёд стрелковых подразделений и, закрепившись на занятом рубеже, поджёг дом, в котором засел немецкий пулемётчик.

Рядовой 9-й стрелковой роты 923-го СП Саматов в тяжёлую минуту боя поднял в атаку роту, залегшую под огнём противника. В едином порыве бойцы роты — казахи, узбеки, туркмены — смяли врага и захватили важный рубеж.

Мужественно сражался рядовой 5-й стрелковой роты 923-го полка Трябин. Его подразделение, очищая лес от противника, попало под фланговый огонь пулемёта и залегло. Трябин вызвался уничтожить вражеский пулемёт. По-пластунски, зарываясь в снег, он подполз к немецкому дзоту и метнул 2 гранаты в амбразуру. Пулемёт замолчал. Вскоре бойцы блокировали дзот и уничтожили находившихся там фрицев.

Рядовой 1-й стрелковой роты 927-го полка санитар Иваньшин оказывал первую медицинскую помощь раненым прямо на поле боя под сильным огнём противника. За время боёв он вынес с поля боя 5 раненых командиров и 30 бойцов.

Командир 2-го взвода 923-го СП лейтенант Бороздин в бою 23-го февраля сам лёг к пулемёту. В этом бою он лично уничтожил трёх немцев и двоих взял в плен.

Командир отделения разведки 789-го АП старшина Арапов во время отражения контратаки из ПТР подбил орудие противника. За свой подвиг Арапов был представлен к ордену Славы III степени.

В ночь на 2 марта дивизия сдала свои участки обороны 152-му укрепрайону и вошла в состав 52-го стрелкового корпуса 33-й Армии. До 16 апреля 251-я СД располагается во втором эшелоне за 352-й и 53-й СД в районе Карповичи, Зазыбы, Кузьменцы, Подгорно против 299-й пехотной дивизии гитлеровцев.

В середине апреля дивизия входит в состав 65-го СК 5-й Армии и передислоцируется в район западнее Орлицы, составляя второй эшелон корпуса. Дивизия ведёт инженерные работы на линии Цыбули — Спиреденки — Копти. Часть подразделений работает на полосе 63-й СД и 44-й СД в районе Букштыны, Зазыбы, Мятлово, Запруды. 1-й батальон 927-го СП занимает высоту 213,4, 2-й СБ — песчаный карьер восточнее Копти-1. 919-й СП располагается на хуторе южнее Цыбули, 927-й — Копти-1, 789-й АП — Копти-2.

2 мая 1944 г. дивизия сменяет на переднем крае части 144-й СД и 36-й ОСБр. 919-й полк располагается на рубеже Букштыны, 923-й и 927-й СП — Копти-1, Гиросенки.

6 мая противник силами миномётной батареи и двух орудий ведёт огонь по боевым порядкам дивизии, выпустив всего 175 снарядов. Под вражеским обстрелом отрыта траншея длиной 1690 м, 172 ячейки, 72 площадки для пулемётов и ПТР, 2 землянки, установлено 5 противотанковых мин.

21 мая дивизия передана 72-му СК, но остаётся на прежних позициях. Сосед дивизии справа — 164-я СД, слева — 63-я СД. 1-й батальон 927-го полка дислоцируется в районе Букштыны и роще южнее, Карповичи, Мятлово. Позиции 923-го СП — Запруды, Макарово, Зазыбы. Рубеж обороны 919-го полка проходит по линии Спичино — Языково. Готовится операция «Багратион».

Цель этой крупнейшей операции состояла в разгроме группы вражеских армий «Центр» и освобождении Белоруссии. В состав наиболее сильной на всём советско-германском фронте группировки «Центр» входили 3-я, 4-я, 9-я танковые армии и 2 полевые армии, насчитывающие 66 соединений, в том числе 7 танковых и моторизованных дивизий. Всего к началу нашего наступления в Белоруссии противник имел 1 — 2 миллиона солдат, около 10 000 орудий, 3000 танков и самоходных орудий и до 1400 самолётов.

Белорусский выступ — «балкон» — имел большое значение, как для наших войск, так и для войск противника. Он прикрывал основные стратегические направления и обеспечивал главные коммуникации восточного фронта немецко-фашистских войск. Местность создавала исключительно благоприятные условия для организации здесь мощной глубоко эшелонированной обороны. Наличие довольно глубоких водных преград позволило построить сильные рубежи по берегам рек. Группа армий «Центр», оборонявшаяся в Белоруссии, имела все свои армии первым эшелоном.
3-я танковая армия гитлеровцев в составе 12 дивизий занимала оборону в районе Витебска. Здесь находилась центральная группировка немецко-фашистских войск, которая состояла из отборных дивизий СС, авиа — полевых и других соединений 53-го армейского корпуса. Оборонительная линия немцев была особенно сильной в инженерном отношении в так называемом Витебском крепостном районе. Эта линия была оборудована бетонными и деревянно-земляными сооружениями на ключевых позициях. Глубина немецкой обороны под Витебском составляла 15км. Противник считал, что именно под Витебском и Оршей будет решаться судьба Германии, поэтому Витебск был опоясан с трёх сторон тремя оборонительными линиями, каждая из которых имела от двух до трёх траншей, связанных между собой ходами сообщения. Многочисленные минные поля и проволочные заграждения усиливали оборону. Населённые пункты, окружающие Витебск, были превращены в опорные пункты. Здесь все дома и сараи были приспособлены к обороне, почти у каждого дома были построены амбразуры и пулемётные площадки, а в самих домах вырыты блиндажи с прочными перекрытиями.
Фашисты превратили в мощный опорный пункт и сам Витебск. Улицы и площади были перерыты окопами, на линии КП и штабов были оборудованы комфортабельные блиндажи в несколько накатов, обшитые внутри фанерой и обставленные городской мебелью с мраморными каминами. Немцы устраивались прочно и надолго.

В ночь на 17 июня дивизия проводит разведку боем по захвату деревни Шарки. Этот населённый пункт в 25 км южнее Витебска, как и рощу «Кинжальная», знала вся 39-я Армия генерала Людникова. Здесь с первых чисел июня была развёрнута работа по разведке группировки, сопротивляемости, огневой системы, инженерных сооружений противника. Каждую ночь небольшие группы разведчиков с автоматами на шее и кинжалами в руках ползли к немецкому переднему краю, в ночную тьму и неизвестность, чтобы разведать позиции врага и взять «языка». Утром они возвращались, мокрые, грязные и усталые, приводя пленного, принося добытые сведения, а порой убитого или раненого друга-разведчика. Шарки и явились впоследствии главным направлением прорыва вражеской обороны нашими гвардейскими частями.

Разведка боем всегда сопряжена с риском, сложностью в управлении боем, умением командиров на ходу принимать правильные решения. Проводится она, как правило, дерзко и скоротечно, во всех случаях остро ставится вопрос о захвате контрольного пленного. Кроме того, разведка боем под Шарками была тесно увязана с задачей улучшения тактического положения 923-го и 919-го СП.
После артподготовки подразделения 923-го полка поднялись в атаку, но были прижаты к земле сильным ружейно- пулемётным и артиллерийским огнём. В атаку пошли подразделения 919-го СП и смогли ворваться в первую, а затем вторую траншею гитлеровцев.

Немцы в течение дня предприняли 5 контратак с танками, но были отбиты с большими потерями для фашистов. Четверо захваченных пленных дали ценные сведения. Тяжёлые бои за Шарки дивизия вела несколько дней, несколько раз эта деревня переходила из рук в руки. На следующий день 18 июня немцы продолжали непрерывно атаковать наших защитников, выпустив по ним до 5000 снарядов. Но 197-я пехотная дивизия врага, понеся большие потери, так и не добилась успеха. Однако силы бойцов 3-го СБ 927-го полка, сменившего ночью 3-й батальон 919-го СП, таяли, подкрепление запаздывало. Немцам удалось вернуть траншею в западной части деревни.

Следующие два дня враг продолжал сильное давление на наши подразделения, пытаясь возвратить первую траншею и восточную часть деревни. Потеряв до 350 человек, враг прекратил атаки. Во второй половине дня 19 июня противник предпринял ещё две контратаки, но, потеряв до 100 человек, откатился и больше вернуть утраченные позиции не пытался. За два дня нами было уничтожено 13 ручных и 4 станковых пулемёта, 3 орудия, 7 блиндажей, подавлен огонь 15 пулемётных точек, 7 миномётных и артиллерийских батарей.

И наши потери были велики. За два дня мы потеряли 27 офицеров и 286 сержантов и рядовых, ранено 65 офицеров и 953 человека рядового и сержантского состава. Героически дрались и погибли командир 3-го батальона 919-го СП майор Сотников, его заместитель капитан Холостов, 9 командиров рот и 16 командиров взводов.

Вспоминает заместитель командира 919-го СП подполковник в отставке Ефимов Е.И.:

«В 5.00 18 июня 1944г. 919-й СП 251-й СД своим 3-м батальоном провёл разведку боем в районе д. Шарки. Немецкая оборона на этом участке представляла два ряда траншей с ходом сообщения между собой и в тыл. После 20мин артподготовки стрелковые роты батальона пошли в атаку и почти без потерь взяли обе траншеи противника. Наша атака для немцев оказалась неожиданной, и они быстро ушли на вторую линию обороны, готовились к контратаке. В это время произошло непредвиденное. В системе обороны немцев были хорошо оборудованы блиндажи. В этих блиндажах немцы специально оставили отравленные продукты. Когда рота заняла траншеи, некоторые солдаты начали пробовать продукты и вино, и через 10мин были отравлены. Пока командование разбиралось с этим прискорбным случаем, немцы пошли в контратаку и вынудили роты оставить вторую линию траншей, первую мы удержали. Контратаку немцев отбили с большими для них потерями. Между первой и второй траншеями лежало много убитых немцев. Немецкое командование, видя опасность прорыва, подбросило эсэсовцев. Эти головорезы повели атаку по всем правилам. Но и эта атака была отбита. После этой неудачи плотным строем с четырьмя танками при сильной огневой поддержке пошли в атаку два батальона пьяных эсэсовцев. Наша артиллерия подбила все танки, пехота залегла. Немцы ещё раз попытались пойти в контратаку, но безуспешно. Тогда они переменили свою тактику, решили прорываться по ходам сообщения, пустив вперёд гранатомётчиков. Но наши автоматчики и снайперы в упор расстреливали их и забрасывали гранатами. Взяв командование батареи, я пошёл вместе с батальоном, во время контратак находился в траншее, помогая командиру батальона отражать контратаки противника. В 10.00 командир батальона Сотников без согласования со мной перенёс свой КП назад. Через 30мин в это место угодила мина, и все на КП погибли. Я принял командование батальоном, а моим заместителем по политчасти был старший лейтенант Туханчиков. Командиры 7-й и 8-й стрелковых рот выбыли из строя. Немцы начали артподготовку. Песчаные траншеи от разрывов снарядов обваливались. Погода стояла очень жаркая, трупы немцев и наших солдат начали разлагаться. В 14.00 связь с полком прервалась, радиостанция была разбита, помощь к нам днём подойти не могла. Создалась очень тяжёлая обстановка. Дышать было трудно из-за трупного запаха, не хватало воды. Убитых солдат укладывали на брустверы окопов. Немцы контратаковали беспрерывно, старались любыми средствами выбить нас из первой траншеи, но мы держались зубами. Одной из сильных атак эсэсовцы чуть не выбили нас из траншеи, оставив нам всего 200м. Некоторые наши солдаты не выдержали атаки немцев и хлынули из траншеи, побежали назад. Пришлось с командирами батарей догнать их и под угрозой расстрела вернуть обратно. Боеприпасов не хватало, выручали немецкие гранаты, которые остались в блиндажах в большом количестве. С 5.00 до темноты (летний день длинный) отразили 18 бешеных контратак, но первую траншею не отдали, а взять вторую не хватило сил. Против батальона бросили ещё эсэсовские подразделения с танками. При поддержке артиллерии мы выстояли. По тем убитым, что лежали перед нашими траншеями, можно было судить, что из числа наступающих немцев половина погибла. Батальон понёс большие потери. Мы, оставшиеся в живых, радовались, что разгромили такого сильного врага и выполнили свою задачу. Вот так мне, заместителю командира полка по артиллерии (полком командовал полковник Совицкий), пришлось командовать стрелковым батальоном. Наша разведка превратилась в общее наступление, вступили в бой гвардейские дивизии, которые прошли через наши боевые порядки в час ночи 23 июня 1944г.»

Захват д. Шарки явился одной из наиболее крупных операций по разведке боем, проведённых накануне прорыва. В числе таких операций — овладение высотой 222,9 частями 17-й гвардейской СД, захват высоты 227,5 частями 158-й СД, ожесточённые бои воинов 5-го гвардейского СК за рощу «Кинжальная».

В боях за Шарки личный состав дивизии проявил массовый героизм. Среди июньского пополнения было около 400 молодых солдат 1925 -1926 г.г. рождения, в основном из оккупированной ранее немцами центральной Украины. Действовали они решительно и умело.

Рядовой 9-й роты 923-го СП Пращенко В.Д., подобравшись к немецкому блиндажу, забросал его гранатами и уничтожил при этом 5 фрицев.

Весь личный состав взвода пешей разведки 919-го полка после артподготовки ворвался в траншею противника и захватил 3 пленных из батальона «Флеминг» 197-й пехотной дивизии врага. Взвод 331-й отдельной роты дивизионной разведки захватил одного пленного из этого же батальона. Разведчики обеих рот проявили героизм, дерзость и смекалку.

Траншею, которую занимал своим НП командир 7-й батареи 789-го АП лейтенант Кочуберия, после артподготовки контратаковало до батальона немецкой пехоты. Фашисты забросали наблюдательный пункт гранатами и ворвались в траншею. Кочуберия повёл своих радистов и разведчиков в рукопашный бой. После ожесточённой схватки враг отступил, оставив в траншее 26 трупов.
Помощник командира взвода из 927-го СП Семёнов А.Ф. в бою за д. Шарки и Жигалы, подняв воинов врукопашную против просочившихся в боевые порядки фашистов, лично уничтожил 15 немцев. Семёнов А.Ф. награждён орденом Отечественной войны II степени.

18-тилетний пулемётчик Солдатов П.Л. при овладении вражескими траншеями уничтожил из пулемёта четырёх гитлеровцев.

19-тилетний боец Соловьёв И.Н. при прорыве вражеской обороны первым ворвался в траншею и в рукопашной схватке уничтожил двух врагов.

Командир отделения разведки 789-го АП старший лейтенант Лапин Б.С., находясь в боевых порядках пехоты, во время боя за Шарки из личного оружия уничтожил трёх фашистов. В ходе боя он обнаружил 8 жилых блиндажей, 6 ручных и 2 станковых пулемёта, орудие ПТО, 2 миномётных батареи противника, которые были впоследствии уничтожены нашей артиллерией.

В наступательных боях 24 — 26 июня Лапин уничтожил четырёх и взял в плен 14 немецких солдат.
Командир орудия 8-й батареи сержант Заика В.Е. в бою 23 июня уничтожил 2 пулемётные точки, блиндаж и до 15 гитлеровцев. Отражая контратаку, прямой наводкой из своего орудия он подбил 2 вражеские автомашины и уничтожил до 20 солдат.

Командир орудия артполка сержант Казарин В.Ф. при прорыве обороны в Шарках из своего орудия расстрелял 2 огневые точки, 3 станковых пулемёта, 2 миномёта, орудие ПТО и до 10 солдат противника. Огнём прямой наводкой он уничтожил 2 автомашины с боеприпасами и до 35 солдат противника во время отражения контратаки врага.

Наводчик 3-й миномётной роты рядовой Бурмахин А.К. в бою за Шарки точным миномётным огнём уничтожил до 27 немецких солдат и офицеров.

Под сильным огнём противника стремительно продвигались вперёд наши автоматчики. Совсем молоденькая санитарка из 923-го полка Надя Семёнова с тяжёлой сумкой на плече не отставала от них. Отважная девушка прямо на поле боя под обстрелом оказывала помощь раненым. Многим бойцам и командирам спасла она жизнь, пройдя с дивизией до Кенигсберга вместе с боевыми подругами Рудаковой О.П., Зайцевой З.К., Захаровой Е.И. (Захарова Е.И. служила в 919-м полку и в 158-й СД, освобождавшей Витебск).

Проведённые разведки боем сбили противника с толку. Он стал нервничать и активизировал свою разведку на второстепенных направлениях. Иногда немцы с целью захвата пленного предпринимали атаки подразделениями до 200 человек. Отмечено было и подтягивание на второстепенные направления дополнительных частей, снятых с направления нашего главного удара.
Благодаря тщательному изучению противника все его огневые средства были подавлены в первые минуты прорыва вражеской обороны. Отвага и героизм личного состава 39-й Армии в сочетании с полученными разведданными предопределили блестящий успех в окружении и разгроме крупной Витебской группировки врага: операция проведена в небывало короткий срок — за 4 дня! — с незначительными потерями наших войск.

Ещё 18 июня готовность советских войск к наступлению была проверена маршалом Василевским А.М. и командующим 3-м Белорусским фронтом генерал- полковником Черняховским И.Д.
В это же время с инспекцией к обороняющемуся противнику прибыл командующий группой армий «Центр» генерал-фельдмаршал Буш. Во время инспекции он передал отказ Гитлера на просьбу командира 53-го СК генерала Гольвитцена о выравнивании фронта в районе Витебска путём частичного отвода войск. 28 июня Буш был снят со своего поста, взамен его назначен фельдмаршал Модоль.

К исходу 20 июня подготовка наступления подходила к концу. Командующий 39-й Армией генерал Людников приказывает ещё раз проверить боеготовность войск. 21 июня командующий лично обошёл все НП командиров дивизий, вызвал к себе командиров полков и проверил уяснение ими своей боевой задачи в общем наступательном бою. Такую же проверку провёл командир 5-го гвардейского стрелкового корпуса генерал Безуглый.

Замысел операции: двумя дивизиями 84-го СК (командир генерал Прокофьев) на фронте 40 км оборонять занимаемый рубеж Кочаны — Боровые — Курилово — Красовщина — Шапуры — Павлючёнки — Букштыны — Карповичи, огнём и действием отрядов сковать противника перед фронтом корпуса.
На левом крыле Армии силами трёх гвардейских дивизий 5-го гвардейского стрелкового корпуса (17-й генерала Квашнина, 19-й генерала Бибикова П.Н., 92-й генерала Кожаного В.И.), 28-й ТБр, 735-го и 957-го САП, 510-го ПТАП и 555-го МП при поддержке арт. группы в составе 139-й армейской арт. бригады, подгруппы РС и гв. МП прорвать оборону противника. Второй эшелон Армии (164-я СД, командир полковник Синицын Д.И., и 251-я СД, командир генерал Вольхин) поддерживает 5-й гв. СК. Боевой порядок 5-го гв. СК при прорыве — дивизии в одном эшелоне, 164-я и 251-я СД в готовности развить успех 5-го гв. СК в глубине обороны противника. 5-му гв. СК прорвать оборону противника на участке Перевоз — Кузьменцы, фронт прорыва 6км. Главный удар наносится в направлении Шарки — Замосточье — Песочно — Островно, отрезаются пути отхода противника из Витебска на запад и юго-запад.

Во взаимодействии с 43-й Армией (командующий генерал Абрамян) окружить и уничтожить Витебскую группировку врага и развить успех в направлении Бешенковичи.
Задачи армии: 39-я Армия прорывает оборону противника на участке Перевоз — Кузменцы, нанося главный удар в направлении Шарки — Замосточье — Песочно.

Ближайшая задача — форсировать район Лучёса на участке Перевоз — Романово и выйти на рубеж Поддубляне — Пушкари — Ступище — Замосточье — Пироговка — Овчинники, перерезать железную дорогу Витебск — Орша.

В дальнейшем, с целью разгрома Витебской группировки врага, выйти на рубеж Трубачи — Заозерье — Песочно — Церковище — Симаки; главный удар нанести на Песочно и вспомогательный — на Трубачи.

Захваченный в районе Витебска командир 197-й пехотной дивизии полковник Прой так впоследствии охарактеризовал действия 39-й Армии:
«Наши войска не выдержали сокрушительных ударов русских и стали отступать, не имея на то приказа. Русские преследовали нас, расчленяли наши полки и наносили им тяжёлый урон. Наше положение ухудшалось с каждой минутой. Полки таяли буквально на глазах. Солдаты бросали оружие, транспортные средства, боеприпасы, военное имущество и даже личное оружие и как безумные, разбегались».

События развивались так. В ночь на 23 июня прошёл небольшой дождь. В 6 ч 10 мин артиллерия армии начала мощную 100-минутную артподготовку. Имея в результате тщательной заблаговременной разведки точно установленные цели, планомерно распределённые между батареями и орудиями, артиллерия метким огнём разрушила оборонительные сооружения противника и подавила его огневые точки. Фашисты пытались ответить огнём, но по мере подавления их НП и батарей интенсивность ответного огня снижалась, а затем прекратилась.

В 8 ч, не дожидаясь конца артподготовки, войска 39-й Армии силами 5-го гв. СК в составе 17-й, 19-й, 91-й гв. СД перешли в атаку. Натренированная за период боевой учёбы пехота стремительным броском преодолела первую и вторую траншею противника. Впереди шёл 1-й батальон гв. майора Фёдорова 61-го гв. СП 19-й гв. СД. Немцы, не выдержав шквального артогня, за 10 мин до конца артиллерийской подготовки оставили первую траншею. Гвардии майор Фёдоров, исходя из обстановки, принял решение атаковать немедленно. За 1-м СБ поднялся 2-й батальон (командир Кутенков) 45-го гв. полка 17-й СД и другие батальоны. Долговременная, глубоко эшелонированная оборона противника на рубеже Макарово — Языково была прорвана.

Не задерживаясь, пехота гвардейской дивизии достигла восточного берега реки Лучёса, с ходу форсировала реку и захватила мосты, которые немцы не успели взорвать. Это позволило наступающим частям использовать захваченные мосты для переправы на западный берег нашей артиллерии и танков. Уже к 13ч соединения 5-го гв. СК продвинулись в глубину обороны противника на 8км, перерезали железную дорогу Витебск — Орша, выполнив задачу первого дня.

В результате массированного огня артиллерии и стремительного удара пехоты противник в полосе главного удара армии был охвачен паникой, лишён управления, смят и обращён в бегство, неся большие потери. Выход нашей пехоты на линии оп. артиллерии вынудило противника бросить огневые средства и НП.

Захваченный позднее в районе Витебска командир 53-го армейского корпуса Гольвитцен кратко сказал: «Это была красивая и талантливая операция. Русская армия распознала наши слабые позиции. Наступление было предпринято так, как я и ожидал. Русские своей победой в районе Витебска проделали большую брешь в нашей линии фронта, уничтожив всю 3-ю танковую армию, состоящую из трёх армейских корпусов».

23 июня 251-я дивизия, войдя в состав 5-го гв. СК, следует за ним из района Мошканы. Задача дивизии — к исходу второго дня овладеть совхозом «Ходцы».
Осуществив прорыв, войска армии углубились в оборону противника на 15км, выполнив задачу второго дня.

С утра 24 июня 39-я Армия продолжала развивать успех, стремясь во взаимодействии с 43-й Армией завершить маневр по окружению Витебской группировки. Своими действиями в направлении Ляденки — Задорожье 251-я СД обеспечила левый фланг 39-й Армии, где сражалась 17-я гв. СД, и вышла на рубеж оз. Боровно — Демидово.

В этот день 158-я и 262-я СД глубоко вклинились в оборону противника, который за день потерял убитыми и ранеными более 2000 человек. Пленные показали, что, несмотря на ожидание атаки русских, начало атаки застало их врасплох, а артподготовка была потрясающей.

В ночь на 25 июня 19-я гв. СД овладела д. Гнездиловичи, где установила локтевую связь с частями 43-й Армии, тем самым закрыв выход из окружения всей Витебской группировки врага. 251-я дивизия, действуя на левом фланге 39-й Армии в направлении Ходцы, расширила и углубила прорыв обороны противника, и вышла передовыми отрядами на межозёрный рубеж Сарро — Липно, прочно закрепившись основными силами в районе совхоза «Ходцы».

Лётчики 4-й и 16-й воздушных армий «отвели душу», наша авиация безраздельно властвовала в воздухе, нанося по противнику мощные массированные удары. Зенитная артиллерия врага была полностью подавлена.

В 3 ч 30 мин 26 июня 1944 г. 158-я СД после упорных боёв в восточной части Витебска под прикрытием мощного огневого воздействия на противника форсировала р. Западная Двина и, ворвавшись на центральные улицы города, завязала тяжёлые уличные бои. Первым ворвался в город 1-й СБ 881-го СП. Атака была настолько стремительной и сокрушающей, что немцы, засевшие в домах и огородах, дрогнули и начали беспорядочный отход в юго-западном направлении. Благодаря этому многие здания были спасены от подрыва и поджога. Успеху стрелков способствовали отличные действия артиллеристов. Батареи быстро передвигались с одних позиций на другие и обрушивали свой меткий огонь на врага.

Город застилал дым пожаров. На улицах шёл бой. Гремела ожесточённая перестрелка. Командир сапёрного взвода старший сержант Блохин с группой бойцов, выполняя боевую задачу, пробирался к реке. В предрассветном тумане смутно маячил высокий мост. Было совершенно очевидно, что в последнюю минуту противник предпримет взрыв моста. Врага надо было упредить. Раздалось несколько пулемётных и автоматных очередей. Сапёры пригнулись и открыли ответный огонь. Завязалась перестрелка, в результате которой немцы были перебиты. Восточная часть моста была очищена от противника, но под западным концом моста вспыхнули высокие языки пламени — там ещё были фашисты. Не теряя времени, Блохин бросился вниз к воде, куда вёл бикфордов шнур. Часть бойцов устремилась по мосту к очагу пожара и, отстреливаясь, стала тушить его. Блохин перерезал бикфордов шнур и с ефрейтором Кузиновым стал извлекать электродетонаторы. Под мостом оказалось до двух тонн взрывчатки. Взрыв моста был предупреждён. Наши части устремились по мосту через реку.

В 6 ч Витебск был полностью очищен от фашистов. В ходе боёв за город было захвачено большое количество пленных и техники. 52 склада с военным имуществом. Противник понёс большие потери в живой силе.

262-я СД, взаимодействуя с 158-й СД, вела бой по уничтожению отдельных групп противника, прижатых к южному берегу р. Зап. Двина южнее Витебска. Одновременно развернувшись фронтом на запад, на рубеже Телятники — Медвёдка — Трубачи она сдерживала с востока попытки основной группировки противника вырваться из окружения. Сожжённый, подорванный Витебск безжизненно дымился. Улицы безлюдны. Ни одного жителя, только трупы врагов. В городе сохранилось только 7% жилого фонда. До войны в городе проживало 180 000 жителей, на день освобождения в нём осталось всего лишь 118 человек. Гитлеровцы расстреляли, повесили и утопили в Западной Двине более 50 000 жителей города. Это не считая 62 000 мирных граждан города и области и 76 000 военнопленных, замученных и уничтоженных в лагере смерти на территории бывшего 5-го железнодорожного полка.
Ожесточённые бои по уничтожению Витебской группировки врага продолжались. Основную тяжесть по отражению контратак противника приняли на себя части 17-й гв. СД, 164-й СД, 2-го гв. мотоциклетного полка. При этом весь личный состав проявил исключительные образцы мужества и героизма. Пал смертью храбрых в этих боях зам. командира 48-й гв. СД гвардии подполковник Сметанин, под руководством которого 1-й СБ отразил 8 контратак. Погибший смертью героя гвардии старший лейтенант Кореев со своим подразделением в районе сев. Зарудница отразил 10 контратак противника, лично уничтожил до 40 фашистов. Гвардии капитан Засухин, гвардии старший лейтенант Волокитин личным примером воодушевляли бойцов. Командир 7-го гв. противотанкового дивизиона 19-й гв. СД гвардии капитан Захаров, командир батареи гвардии капитан Папов, командир орудия гвардии сержант Кот врезались со своими пушками в гущу контратакующих врагов и расстреливали их в упор из орудий.

Части 251-й СД и 19-й гв. СД, выполняя боевой приказ, продвигались к месту окружения основной группировки немцев, но вынуждены были в пути вести ожесточённые бои с группами противника, просочившегося из места окружения в районе Островно и пытавшегося пробиться на юго-запад. Эти группы численностью до 2500 человек двигались вдоль большака мимо Островно и совхоза «Ходцы». Разгромив встречные группы врага, части 251-й СД и 19-й гв. СД продолжили выполнение боевой задачи.

Только ценою огромных потерь и явно превосходящей живой силой и техникой, сконцентрированной на узком участке, гитлеровцам удалось несколько потеснить наши подразделения и прорваться из леса в районе Зарудица — Хомищево. Чтобы предотвратить дальнейший выход противника из леса на юго-запад, лесной массив был немедленно блокирован частями подошедшей 251-й дивизии, двумя полками 63-й СД и частями 184-й СД 5-й Армии. Эти соединения и части прочно блокировали лесной массив и приступили к уничтожению противника, отбивая его ожесточённые контратаки. Части 251-й СД 24 — 25 июня овладели рубежом Паловичи — Сауши, оз. Сосно, оз. Лозово, освободили 28 населённых пунктов, в том числе Симаки, Бондари, Задорожье, Малое Ромашино, Диково, Дубровка, Новосёлки, Ходцы, Перекопово, Жабино, Дубки, Закрутни. Части дивизии захватили следующие трофеи: 5 грузовых автомашин, 1 легковую, 3 тягача, 5 тракторов, 11 мотоциклов, 3 склада с имуществом; взяли в плен 3, уничтожили до 100 офицеров и солдат врага.

Неоднократные попытки противника вырваться из окружения лишь увеличивали его потери. За 25 июня немцы потеряли только убитыми до 5000 солдат и офицеров, взятыми в плен — до 2500 человек.
Вечером 26 июня командир 39-й Армии принял решение коротким мощным ударом покончить с окружённой группировкой врага. В ночь на 27 июня части и соединения армии сосредоточились в районе Паловичи — Узварцы — Башки в готовности выполнить боевую задачу. В 9 ч соединения армии по сигналу «Залп ЭРС» перешли в решительную атаку для окончательного разгрома и уничтожения немецкой группировки. Надменное и тупое немецкое командование только тогда поняло безвыходность положения, когда само попало под уничтожающий огонь советской артиллерии.

В 11 ч командование 39-й Армии предъявило гитлеровцам ультиматум. В 12 ч противник выбросил белый флаг, прекратил организованное сопротивление, сложил оружие и капитулировал. По дорогам, поднимая пыль, потянулись длинные колонны пленных, впереди которых понуро немецкие генералы и офицеры. Однако для ликвидации отдельных сопротивляющихся групп соединения армии продолжали двигаться на запад, прочёсывая местность, занимавшуюся противником. 251-я СД получила задачу прочесать лесные массивы и закончить уничтожение врага. Невиданная военной историей бурная стремительность и внезапность нанесённого удара совершенно деморализовали противника и дезорганизовали его управление. Мастерски исполненный маневр на окружение сделал бесполезным сопротивление немцев. Всё это привело к полному разгрому Витебской группировки врага в небывало короткий срок — за 4 дня. В течение 4 дней боевых действий частями 39-й Армии во взаимодействии и войсками 43-й Армии полностью разгромлена вражеская группировка в составе 4-й и 6-й АПД; 206-й, 246-й и 197-й пехотных дивизий. Полностью разбит 53-й армейский корпус 3-й танковой армии. Захвачены в плен командир 53-го армейского корпуса генерал от инфантерии Гольвитцен, начальник штаба 53-го корпуса полковник Шмит, командир 206-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Хитер, командир 197-й пехотной дивизии полковник Прой, командир 206-й пехотной дивизии генерал-майор Миллер-Бюлов, командир арт. полка подполковник Бегрштейн, командир сводного полка 190-й дивизии подполковник Опенгаген.

За 4 дня противник потерял свыше 20 000 солдат и офицеров убитыми и 15 000 пленными. Войска 39-й Армии уничтожено соответственно 18 000 и захвачено 8149 фашистов.

За 23 — 27 июня захвачено так много трофеев, разбросанных по огромной лесной территории, что их подсчёт не мог быть обеспечен силами армии. Взято 491 исправное орудие, 1160 пулемётов, 2439 автомашин и мотоциклов, 1998 лошадей, 249 складов, 17 паровозов, 328 вагонов. Уничтожено орудий и миномётов 563, пулемётов 1070, танков и САУ 56, автомашин и мотоциклов 1400, лошадей 1060.
Таким образом, немцы в этих боях потеряли убитых и взятых в плен — 39 000 человек, орудий и миномётов — 1054, пулемётов — 2170, танов и САУ — 56, автомобилей и мотоциклов — 3839, лошадей — 3048, радиостанций — 160, паровозов — 17, вагонов — 328, разных складов — свыше 250.

Потери 39-й Армии — 8422 человека, из них убито 1696, ранено 6726 (в февральской наступательной операции в районе Бондари — Бабишено — ст. Заболотинка из общего количества потерь 8438 человек убито 1730, ранено 6708). Потери танков и СУ составили 28 единиц, из них подбито: Т-34 — 15, Т-70 — 4, СУ-122 — 2; подорвались на минах: Т-34 — 2; сгорело: Т-34 — 4, СУ-122 — 1.Израсходовано 152.000 снарядов и мин 120 мм (в февральской операции израсходовано 156 000 снарядов). Продолжая сравнение, можно отметить, что за время предыдущей операции войска 39-й Армии за 12 дней смогли продвинуться лишь на 5 — 6 км в глубину обороны противника, освободили 27 населённых пунктов и не нанесли врагу решающего поражения.

После разгрома Витебской группировки войска дивизии занимались прочёсыванием лесных массивов в поисках оставшихся групп противника, пытавшегося выйти из окружения. Задача эта была сложная и опасная, требующая высокой бдительности и чёткого взаимодействия всех подразделений. Дивизия для более эффективного использования была передана в оперативное подчинение 43-й Армии 1-го Прибалтийского фронта. В ночь на 1-е июля дивизия совершила марш-бросок в район Парнево — Боствино и северо-западнее Тепляки, а уже утром полками дивизии были разгромлены две вражеские группы, численностью одна в 250, а вторая до 1000 человек. В дальнейшем противник, не оказывая сильного сопротивления, ввиду явной безысходности вынужден был сложить оружие. Только в лесу южнее Боствино сдалось 690 фашистов. В этот день было пленено 1309 рядовых и унтер-офицеров, 44 офицеров, уничтожено 155 сопротивлявшихся гитлеровцев. А за период с 28 июня по 1 июля взято в плен 2430 солдат и унтер-офицеров, 65 офицеров. Наши потери составили 29 убитыми, 20 ранеными.
Пленные шли по большакам и дорогам грязные, голодные, бросая волчьи взгляды или заискивающе улыбаясь. В глубине их бесцветных глаз прятался животный страх, ожидание справедливого возмездия за преступления: насилие, грабежи, убийства. Днём 28 июня вышел из леса вместе со своим штабом командир 53-го армейского корпуса генерал Гольвитцен, обещавший Гитлеру оборонять Витебск до последнего солдата. 3 июля к колонне конвоируемых присоединились ещё 55 гитлеровских вояк, бродивших по лесу.

28 июня командующий группой армий «Сев. Украина» фельдмаршал Модель, назначенный по совместительству вместо смещённого Буша командующим группой «Центр», отдал приказ о переброске танковых дивизий с Украины в Белоруссию, но это уже не могло спасти положение.
3 июля 2-й гв. танковый корпус 3-го Белорусского фронта генерала Черняховского с северо-востока и 1-й гв. танковый корпус 1-го Белорусского фронта генерала Рокоссовского с юго-востока ворвались в Минск и завязали ожесточённые уличные бои. Враг яростно сопротивлялся. Стремясь удержать город, фашисты выдвинули навстречу нашим танкам артиллерию и самоходные орудия. Но враг был сломлен в этот же день, и столица Белоруссии освобождена от оккупантов.

С падением Минска для противника исчезла всякая надежда выбраться из окружения, так как фронт ушёл далеко на запад. Фронт вражеской обороны в Белоруссии развалился. В нём образовались огромные бреши, в которые устремились советские войска. Дальнейшее наступление, развернувшееся на более чем 1000-километровом фронте, шло со средним темпом свыше 20км в сутки. Уже 13 июля был освобождён Вильнюс, за ним Волковыск и Гродно, 27-го июля — Шауляй и Белосток, мощный узел гитлеровской обороны на подступах к восточной Пруссии и Варшаве. С вступлением советских войск 28 июля в Брест Беларусь была освобождена от немецко-фашистских оккупантов.

В ходе этого грандиозного наступления вооружённые силы гитлеровской армии потерпели новое жестокое поражение. Наголову были разгромлены 3-я танковая, 4-я, 9-я, 2-я полевые армии, и более 30 различных дивизий, переброшенных с других направлений. Только с 23 июня по 23 июля советские войска взяли в плен на территории Белоруссии 158 840 немецко-фашистских солдат и офицеров, в том числе 22 генерала. Гитлеровская армия понесла огромный урон в боевой технике и живой силе и была отброшена на запад на 500 — 600 км.

Большую помощь наступавшим войскам оказали белорусские партизаны. Они смело наносили удары по вражеским войскам с тыла, прерывали его коммуникации, уничтожали отдельные группы противника. Например, 23 — 30 июня только на двух участках железных дорог Вильнюс — Двинск, Молодечно — Вильнюс партизаны спустили под откос 9 немецких эшелонов с живой силой и боевой техникой, а с 5 по 8 июля подорвали 60 вражеских эшелонов. Значительную помощь оказали партизаны войскам в ликвидации окружённой группировки в лесах восточней Минска, которая насчитывала более 1000 вражеских солдат и офицеров.

Восточнее Минска было окружено более 1000 вражеских солдат и офицеров. Один из главарей гитлеровской армии генерал Гудериан в своей книге «Воспоминания солдата» так характеризует результаты мощного удара советских войск: «В результате этого удара группа армий «Центр» была уничтожена. Мы понесли громадные потери — около 25 дивизий. Все наличные силы были брошены на развалившийся фронт». Эти признания близки к истине. По заявлению немецких генералов и историков, разгром армий «Центр» был ещё большей катастрофой, чем битва на Волге.
В подготовке и проведении этой операции большая роль принадлежит Г.К. Жукову. Как пишет в книге «Генеральный штаб» генерал Штеменко, в течение двух недель с утра до ночи его занимал вопрос, как лучше разделаться с противником. Он внёс много рискованных поправок и предложений в план операции, в обеспечение войск, в действия дальней авиации, артиллерии и танков. Глубокий его замысел и детально разработанные планы операции явились одним из средств достижения исторической победы.

Победа советских войск в Белоруссии обогатила военное искусство разносторонним опытом прорыва долговременной, глубоко эшелонированной обороны на территории лесисто-болотистой местности, опытом окружения и ликвидации в короткий срок крупной группировки войск. Фашистская Германия лишилась выгодного плацдарма, удержанием которого гитлеровцы рассчитывали помешать вторжению советских войск в Восточную Пруссию.

В Витебской операции за героизм, мужество и отвагу 238 воинов удостоены звания Героя советского Союза, 62 частям и соединениям присвоено наименование «Витебских». В составе 39-й Армии награды получили 11 427 человек (общий количественный состав стрелковых дивизий 43 819 человек). Жители Витебщины свято хранят в памяти имена тех, кто отдал жизнь при разгроме врага на берегах Западной Двины.

Среди них — командир пулемётного взвода старший лейтенант А.П. Жестков. Его взвод форсировал Лучёсу и закрепился на захваченном плацдарме, чем содействовал переправе остальных подразделений полка. В ночь на 26 июня взвод отбил 4 контратаки противника у д. Комары. 27 июня 1944 г. А.П. Жестков погиб в бою. Его именем названа одна из улиц Витебска.

Помощник командира взвода 1-й стрелковой роты 923-го СП Петросян в критическую минуту боя, когда пулемётный огонь противника не давал батальону подняться, первым вызвался уничтожить вражеский пулемёт. Петросян погиб, но батальон выполнил свою задачу.

Сержант Смирнов из 919-го СП в тяжёлом ночном бою под Витебском попал в окружение большой группы немецких автоматчиков. Смирнов отстреливался из пулемёта вкруговую, не давая фашистам уничтожить пулемёт. Были моменты, когда гитлеровцы подползали на 10м к пулемёту. Утром следующего дня рядом с пулемётом лежали 28 вражеских солдат.

Командир сапёрного отделения старший сержант А.С. Расказов с двумя сапёрами обеспечил проход в минном поле и проволочных заграждениях при уничтожении вражеской группировки. После гибели сапёров Расказов смог установить и взорвать снаряд проволочных заграждений, но сам погиб при взрыве.

Сержант Жиляев К.С., номер орудия 309-го истребительного противотанкового батальона, неоднократно отражал контратаки немцев и личным примером воодушевлял товарищей. Оказавшись в окружении в д. Клиши, он не оставил своего поста и с группой бойцов принял бой. В этом бою сержант Жиляев уничтожил 8 фашистов.

Комсорг стрелкового батальона гвардии старший лейтенант Дружинин М.И. в бою в районе Витебска возглавил атаку батальона. С четырьмя бойцами он захватил переправу через Лучёсу и удерживал её до подхода основных сил. Был ранен, но продолжал сражаться. М.И. Дружинину присвоено звание Героя Советского Союза.

Рядовой Судаков Н.Т. в боя при прорыве обороны противника проявил стойкость и умение. Из своего орудия он уничтожил 3 пулемётные точки, 1 НП, до 30 солдат и офицеров противника.

Командир миномётного взвода лейтенант Симон В.П., участвуя в прорыве вражеской обороны в районе д. Заболотинка, с группой бойцов на подручных средствах форсировал Западную Двину. На захваченном плацдарме он более суток отбивал контратаки врага. За свой подвиг лейтенант В.П. Симон удостоен звания Героя Советского Союза.

Командир танкового взвода, белорус, младший лейтенант Кривонос П.А. 27-го июня 1944г. бронёй своего танка закрыл танк командира полка. Тяжело раненный, Кривонос П.А. продолжал руководить боевыми действиями взвода. Умер от ран в этот же день. Посмертно ему присвоено звание Героя Советского Союза.

Рядовой Долгих П.А., номер орудия 39-го артполка, вместе со своим орудийным расчётом 27 июня у д. Клиши в рукопашной схватке убил 4 фашистских солдат.

Командир стрелкового отделения К.П. Кутрухин отличился в боях при форсировании Западной Двины. На захваченном плацдарме участвовал в отражении 5 контратак противника. В бою за д. Ходаково повторил подвиг А. Матросова — закрыл своим телом амбразуру дзота. Посмертно Кутрухин К.П. удостоен звания Героя Советского Союза.

Полками 251-й СД в первой части операции «Багратион» уничтожено свыше 1000 захватчиков, 4250 гитлеровцев пленено. Захвачены следующие трофеи: грузовых автомашин — 251, легковых — 85, тракторов — 15, мотоциклов — 121, велосипедов — 248. Кроме того, 340 лошадей, 63 повозки с имуществом, 12 танков, 40 орудий, 138 пулемётов. Дивизия продвинулась на 400км и получила почётное наименование «Витебская». Приказом Верховного главнокомандующего за №0175 от 22 июля личному составу дивизии объявлена благодарность. Впервые 251-й стрелковой дивизии салютовала Москва.

А впереди ждала освобождения Литва. Начинался второй этап операции «Багратион» — Вильнюсско-Каунасская наступательная операция, целью которой был выход на рубеж р. Нёман с предварительным освобождением городов Вильнюс и Каунас. Захват плацдарма на западном берегу Нёмана начать без оперативной паузы — таково было решение командующего 3-м Белорусским фронтом генерала Черняховского.

2 июля 1944 г. дивизия начинает марш по маршруту Сенно — Чашники — Лепель — Докшицы — Нарочь, и 11 июля прибывает в район севернее Мариаполя. 251-я дивизия выходит из подчинения 1-го Прибалтийского фронта и возвращается в состав 39-й Армии 3-го Белорусского фронта. Возвращается 3-му Белорусскому фронту и Каунасский участок фронта.

12 июля командира дивизии генерал-майора Вольхина А.А. заменил вновь назначенный комдив гв. полковник Бирстеин Е.Я. В этот же день части дивизии вводятся в боевые действия из района Поврады. Достигнув населённых пунктов Крюшени, Домошканцы, Жендулы, Антонайцы, части дивизии с ходу вступили в бой, окружили несколько опорных пунктов противника и уничтожили их гарнизоны. 13 июля дивизия форсировала р. Шервинта и с боем остановилась у местечка Шервинтос.
Преследуя отступающего противника, части дивизии освободили населённые пункты Колтунаи, Гелвонай, Каликвемаи, Ширкийчай, Чадышки, Манчуйнай. 923-й и 927-й полки вышли на рубеж р. Вилия в районе Ходейки, где встретили яростное сопротивление свежих пехотных сил и танков противника, организованный артминомётный и пулемётный огонь. Враг упорно оборонял опорный пункт и железнодорожный узел Яново (Ионава), а также железную и шоссейную дорогу Каунас — Кеденяй — Укмерге на рубеже Упнинкай — Довгелянце — Соленик — Верхняя Рукла — Вады.

26 июля дивизия вела наступательный бой по расширению плацдарма и улучшению своих позиций на северном берегу р. Свента. Бойцы дивизии неоднократно пытались форсировать реку, но под натиском превосходящих сил гитлеровцев вынуждены были вновь отходить на левый берег. Только 1-му СБ 927-го СП (без одной роты) удалось переправиться через р. Свента и вступить в бой за Боярашник. 923-й СП находился в оперативном подчинении командования 5-го гв. СК, 3-й батальон 919-го СП (резерв командира дивизии) располагался 1,5км юго-восточнее Еглине. Подразделения 919-го СП 26 июля овладели опорными пунктами Ужупес, Траки, Карчи и завязали бой в районе Иглоброды.

В ночь на 28 июля при поддержке 5 танков 28-й бригады дивизия прорвала оборону второго оборонительного пояса, освободила Базелишки, Гудзяны, флигель Ядвигово и своим левым флангом вышла западнее флигеля Лавгоголи. В прорыве смело и активно действовал 927-й СП, в этот же день в прорыв были введены 919-й и 923-й полки. К 5ч30мин станция и город Яново (Ионава) были освобождены. За освобождение города 923-й СП награждён орденом Александра Невского.
Упорный бой за город и за станцию Ионава продолжался всю ночь. Но ошеломлённый противник уже не мог оказать организованного сопротивления. Враг, не ожидая столь быстрого падения важного опорного пункта и узла сопротивления, оставил в целости железнодорожное полотно и станцию. На станции находилось 58 вагонов с боеприпасами и продовольствием. Кроме того, были захвачены исправными 2 самоходных орудия, 5 орудий разного калибра, трактор, 2 автомашины, несколько складов с боеприпасами и другим имуществом. Переброшенная из района Остров, где находилась на отдыхе, 269-я пехотная дивизия немцев потеряла до 50% личного состава. Падение Ионава, прикрывавшего с севера Каунас, в определённой степени предопределило ход дальнейшей обороны крепости и города.

251-я дивизия за доблесть и героизм личного состава, проявленные в боях на подступах к г. Каунас, приказом Верховного Главнокомандующего награждена орденом Красного Знамени. Орденом Кутузова II степени награждён 919-й СП. Москва салютовала личному составу 251-й СД и других соединений 124-мя залпами из 220 орудий. 174 участника этой операции из состава дивизии были награждены орденами и медалями.

За период боёв с 23 июня по 15 июля 1944 г. по дивизии представлено к правительственным наградам, орденам и медалям 1006 человек, из них офицерского состава — 130, рядового и сержантского 680. Представлено к награждению орденами СССР в вышестоящие органы 124 человека, из них офицеров — 94, сержантов и рядовых — 11.

В этих боях проявили мужество и стойкость многие воины дивизии. Сержант Гуков (923-й СП) первым ворвался в населённый пункт, истребив 3 гитлеровцев. Вскоре немцы подтянули сюда пехоту и танки, на улицах завязался бой. Когда из строя выбыл командир взвода, сержант Гуков принял командование взводом на себя. Возглавляемые Гуковым бойцы отразили натиск врага.
Умело сражались с врагом бойцы миномётчики расчёта Вильяминова. Особенно смело действовали они в районе Ширвинтес, уничтожив в бою 1 машину с грузом и подавив огонь 2 пулемётов.

Рядовой Иванкин в бою за д. Нечансы показал своё воинское мастерство. Фашисты силою до взвода пехоты пытались обойти роту. Иванкин разгадал замысел врага, и со своим пулемётом сменил огневую позицию. Он подпустил гитлеровцев на 100 — 150м и открыл огонь. Мало кому из гитлеровских вояк удалось уйти от меткого огня бесстрашного пулемётчика. Оставив на поле боя 15 убитых, противник откатился назад.

В бою за Ширвинтес отличился младший сержант 927-го СП Мартунаев. Группа немецких солдат любой ценой пыталась вырваться из окружения, но пулемётчики 927-го полка всякий раз, подпустив врага поближе, губительным огнём пресекали их попытки. Когда из строя выбыл весь расчёт Мартунаева, у пулемёта остался он один. Ни на минуту не прекращая огня, Мартунаев прижал немцев к земле. Не выпустил сержант из рук своё грозное оружие, даже когда был ранен. Работая за целый расчёт, Мартунаев подбил вражескую автомашину. Он удержал свой рубеж, ни на шаг не пропустив врага.

Командир взвода 3-й роты 923-го СП Рожков первым со своим взводом форсировал реку и ворвался в траншеи врага на высоте. Будучи раненым в обе ноги, Рожков продолжал руководить боем. В санчасть отправился лишь тогда, когда взвод выполнил боевую задачу — очистил высоту от противника.
Первый номер станкового пулемёта 923-го СП рядовой Дегтярёв показал высокое воинское мастерство, проявив при этом мужество и отвагу. В бою за Рызганцы он уничтожил 2 станковых пулемёта противника и 7 гитлеровцев.

Командир расчёта 2-й миномётной роты старший сержант Крюченаев огнём своего миномёта за этот же населённый пункт уничтожил 2 станковых пулемёта, НП и до взвода пехоты.

Во время боя за г. Ионава бал ранен командир взвода. Старший сержант Молюченко (923-й СП) принял командование на себя. Дважды он водил взвод на штурм вражеских укреплений, показывая образцы мужества и отваги.

Командир взвода младший лейтенант Ольшанский мастерски управлял боем за г. Ионава. Его взвод подавил огонь противотанковой пушки. Ольшанский лично из ПТР подавил две огневые точки противника, первый со своим взводом ворвался во вражеские траншеи. Закрепившись, взвод успешно отразил контратаку гитлеровцев.

Рядовой 927-го СП Мартинович, заметив в одном из домов группу фашистов, бросился туда, автоматным огнём уничтожил 4 врагов и пленил 2. Будучи раненым, Мартинович продолжал сражаться и уничтожил пулемёт противника вместе с обслугой.

Рядовой 927-го СП Батурин, находясь ночью на посту, заметил приближавшегося человека. Замаскировавшись, Батурин определил, что это вражеский солдат. Подпустив немца на дистанцию 2 — 3м, окриком ошеломил его и взял в плен. На следующий день рядовой Батурин, находясь на ещё более ответственном посту, гранатами уничтожил 2 подползавших к нему фашистов, а остальных обратил в бегство.

Расчёт старшего сержанта Караваева (927-й СП) уничтожил 2 орудия, самоходную пушку и подавил 7 огневых точек противника. В последнем бою Караваев лично, работая за наводчика, прямой наводкой уничтожил 2 станковых пулемёта, 2 миномёта и рассеял до взвода пехоты.

30 июля дивизия продолжала преследовать врага и вела бои с арьергардами. В 14.00 части дивизии вышли в районы: 927-й СП — западнее Чачины, а 919-й и 923-й СП, развивая успех 927-го полка, вышли в район восточней Скребины. 31 июля дивизия вела бой с противником, оказывающим огромное сопротивление из района восточнее Скребины. В этот же день при активной поддержке артиллерии части дивизии овладели населёнными пунктами Скребины, Аукштигоян, Гинейки, Прейшагола, Вензятола. В последующие дни августа дивизия с боями продвигалась на запад, освободила Паневежис, Конюхи, Цинкишки, форсировала р. Невяжес (Невяжа), при этом отразила атаку вражеской пехоты при поддержке 7 танков и контратаку при поддержке 10 танков и самоходных оружий.

К утру 4 августа передовой отряд частей дивизии форсировал р. Дубисса и занял небольшой плацдарм на западном берегу. Однако малочисленный, без артиллерийской танковой поддержки, отряд был вынужден оставить плацдарм. 5 августа дивизия сдала свой участок Жемайтайце — Подубис 91-й гв. СД и, совершив ночной марш, сосредоточилась в районе Маченчишки. Здесь дивизия готовится к наступлению, находясь в резерве командарма-39 генерала Людникова. Позднее дивизия вела бои на разных участках Литовской и Латвийской земель, бросалась в бой на ликвидацию прорывов, вела наступательные бои местного значения.

Сломив сильное сопротивление врага, дивизия преследовала противника и уже 9 августа закрепилась на рубеже Побебирне-Повидовье, где продолжала упорно оборонять рубеж и отражать атаки противника своим огнём и артиллерией. С 27 августа по 1 сентября части дивизии совершили марш по маршруту Василишки — Грикинки — Дервели — Количе. Части проходили в среднем в сутки по 35-40км, преодолев расстояние в 180км. Полки приводят себя в порядок, принимают рубеж обороны 235-й СД и готовятся к наступлению.

14 сентября части дивизии с боем форсировали р. Лиелупе. Наступление было стремительным, противник бросил всё своё вооружение, даже пушки, 210- и 150-мм минометы и стрелковое оружие. В боях за освобождение 40 населённых пунктов к исходу следующего дня вышли на рубеж Севрас — Жакас. Преследуя противника, освободили 30 населенных пунктов.

В сентябре 1944 г. дивизия снова вошла в состав 43-й Армии. Прорвав оборону южнее г. Рига, освободила станцию Иецава, а также около 100 населённых пунктов.

За боевые действия юго-восточней г. Рига и освобождение г. Иецава личному составу дивизии вместе с другими частями соединения была объявлена благодарность в приказе Верховного главнокомандующего.

За период нахождения в составе 43-й Армии в сентябре дивизия освободила десятки населённых пунктов: Вернас, Урбули, Азели, Сибрас, Лодены, Колники, Ваната, Медини, Балини и др.
В составе 84-го СК дивизией были освобождены более 30 н.п., в том числе Иржитес, Розини, Мазе.
13 октября дивизия форсировала р. Вента, а 17 — 18 октября была контратакована пехотой при поддержке 8 танков и 4 самоходных орудий, 5 батарей, 105- и 75-мм орудий. Авиация бомбила боевые порядки частей дивизии, сделав 180 самолётовылетов. Отразив все контратаки, части закрепились на рубеже Лецкова — Падарбан.

В августе-сентябре 1944г. воины дивизии вновь показали образцы мужества и отваги в боях. Рядовой Железный Н.Н., разведчик дивизиона 789-го АП, в бою 14.09.1944г. при прорыве вражеской обороны в районе Лиелупе вёл разведку огневых точек противника, препятствующих продвижению нашей пехоты. Им обнаружено 3 РП и станковый пулемет, 2 орудия 75-мм, НП противника. Все обнаруженные цели огнём батареи были уничтожены и частично подавлены.

Рядовой Демидов Н.А., санитар 8-й СР 919-го СП, 4 августа 1944г. в период форсирования р. Дубисса проявил отвагу и мужество: оказал медпомощь 16 раненым бойцам и командирам, вынес с поля боя 10 раненых бойцов с их личным оружием.

Сержант Атабиев Албай, командир отделения взвода пешей разведки 919-го СП, 14 сентября 1944г. при прорыве обороны противника первым форсировал р. Лиелупе вброд. На занятом рубеже его отделение смело и стойко отражало контратаки противника.

Старший сержант Ершов С.К., помкомвзвода 4-й СР 919-го СП, проявил волю и храбрость при прорыве обороны противника и форсировании р. Лиелупе, на занятом рубеже лично уничтожил 4 гитлеровцев.

Рядовой Белобородов А.В., стрелок 4-й СР, 14 сентября при прорыве обороны противника одним из первых переправился через Лиелупе вброд и на занятом рубеже мужественно отражал атаки врага.

Рядовой Беляев Н.И., сапёр сапёрного взвода 919-го СП, в тот же день под сильным пулемётно-миномётным огнём, наводя штурмовой мост через Лиелупе, выявил брод через реку и провёл через него пехоту. Контуженный, не оставил поле боя, а продолжал вести огонь по контратакующему врагу. В феврале 1944 г. Беляев Н.И. был награждён медалью «За боевые заслуги».

Сержант Хомченко М.Н., командир расчёта миномётной роты 919-го СП, при прорыве обороны противника 14.09.1944г. активно поддерживал миномётным огнём наступающую пехоту. В этом бою расчёт Хомченко уничтожил 2 пулемётные точки и 8 немецких солдат.

Рядовой Куприенко П.К., пулемётчик 2-й пулемётной роты 919-го СП, в боях в районе р. Вента прикрывал огнём наступающую пехоту. Во время контратаки противника 17 октября 1944г. пулемётным огнём отрезал гитлеровскую пехоту от танков и уничтожил до 10 фашистов.

Старший сержант Сапог С.Д., командир расчёта 2-й пульроты 919-го СП, 16 октября 1944г. первым форсировал р. Вента и ворвался в расположение противника. На следующий день во время вражеской контратаки, поддерживаемой танками, близ м. Цапок расчёт уничтожил до 15 солдат противника.
30 октября погиб командир взвода снайперской роты 928-го СП младший лейтенант, поэт Ушков Георгий Александрович. Ушков Г.А. был похоронен в д. Левкова (Литва). 

В октябре 1944г. на литовской земле, на подступах к небольшой деревушке, гитлеровцам удалось задержать наше наступление. Надо было разведать вражескую оборону, захватить «языка». Несколько раз разведчики отправлялись в поиск, но безрезультатно. Тогда за это необычное для себя дело взялись снайперы Ушкова…

Снайперы сдержали слово, захватили «языка». Но, когда возвращались с задания, немец неожиданно закричал, и группу обстреляли. Завязался неравный бой, в котором бойцы потеряли своего командира. В этом же бою погиб и прославленный снайпер Джуман Эсеркеев.

2 ноября, сдав рубеж 158-й и 154-й СД, 251-я дивизия совершила марш в полосу 14-го СК и вела наступление во втором эшелоне корпуса. Артиллерийский полк вёл огонь в поддержку 378-й СД. Развернувшись на рубеже Яунтралкас — Аузани, дивизия перешла в наступление в направлении Тилку и Диманта. Противник оказывал упорное сопротивление, в течение суток по боевым порядкам наших полков было выпущено до 1200 снарядов. Наши потери: убито 36, ранено 113 человек. Враг потерял 80 солдат и офицеров,2 станковых пулемёта, захвачено 5 пленных.

26 ноября дивизия вновь вошла в состав 84-го СК. К 29 ноября 919-й и 927-й полки сменили части 191-й СД, а 923-й СП остался в полосе 158-й СД.

2 декабря дивизия сдала свои участки 158-й и 164-й СД, вышла из подчинения 84-го стрелкового корпуса и выступила на марш. В течение декабря дивизия совершила 400-км переход, иногда проходя в сутки по 45 км. Шли, в основном, по ночам. Управление на марше осуществлял лично комдив и офицеры штаба, следующие в колоннах полков. Радиотелефонная связь для управления не использовалась.

Заняв оборону в Восточной Пруссии на рубеже Гележжунен — Варкалиен, дивизия вошла в подчинение 60-го СК 2-й гв. Армии3-го Белорусского фронта (командарм гвардии генерал-лейтенант Чинчибандзе). Перейдя в наступление и развивая успех армии, 21 января 1945г. части дивизии овладели тремя линиями траншей и НП: Фридрихсберг, Гроссгруппа. Стремящийся восстановить положение противник предпринял ряд контратак пехотой при поддержке артиллерии и самоходных орудий. Все контратаки были успешно отражены, 919-й и 923-й полки захватили плотину, Мазуришер-канал и в тяжёлом бою овладели г. Бартен.

В этом бою пали смертью храбрых офицеры многие полков: старшие лейтенанты Петров М.А., Медведев А.К., лейтенанты Розоровский В.У., Чалый И.А. младшие лейтенанты Ласка К.Д., Фокин И.С. из 919-го СП; капитан Оршанский С.Х., старшие лейтенанты Козлов И.А., Колашников В.В., лейтенант Синицын А.Н., младшие лейтенанты Потехин Н.И., Фелимонов И.А., Яншин Я.А. из 923-го СП; старший лейтенант Мартынов В.С., лейтенант Фомин Ю. Ф. из 927-го СП.

Продолжая наступление, дивизия встретила ожесточённое сопротивление в н. п. Шпиттенен, превращённом противником в сильный опорный пункт. Гарнизон Шпиттенена состоял из 200 человек пехоты, имел на вооружении 6 самоходных орудий и 2 орудия 105-мм калибра. Дивизия овладела этим н. п. и, тесня противника, перерезала шоссе Прейсиш-Айлау — Галенген. Враг, не ожидавший такого стремительного наступления, начал поспешный отход, что в значительной мере предопределило падение г. Прейсиш-Айлау.

Газета «За Родину» 28 января 1945 г. напечатала приказ Верховного главнокомандующего, в котором указывается, что войска 3-го Белорусского фронта завершили прорыв мощной долговременной, глубоко эшелонированной обороны противника в районе мазурских озёр. Среди отличившихся в боях войск названа и 251-я СД под командованием полковника Бирнстейна. Личному составу дивизии объявлена четвёртая по счёту благодарность Верховного Главнокомандующего. За взятие городов Бартенштайн и Ландсберг дивизия получает пятую благодарность, и шестую — за Прейсиш-Айлау. Дивизия награждается орденом Суворова II степени.

30 января 1945г. газета «За Родину» поместила статью старшего лейтенанта Максимова «Как был взят город» (речь идёт о Бартене). «Город был сильно укреплён, его описывало плотное полукольцо траншей, проволочных заграждений и противотанковых надолб. Немцы считали этот опорный пункт неприступным. В районе озёр разгорелись упорные бои. Враг отчаянно сопротивлялся. Подразделения офицеров Иванова, Завьялова, Яншина, тесно взаимодействуя друг с другом, скрытно подошли к противнику и внезапным ночным ударом выбили его из населённого пункта на подступах к городу. Отважно и бесстрашно действовали автоматчики Никитин, Пушкарёв и Хмелев. В маскировочных халатах они подобрались к проходившей на высоте траншее и выбили из неё немцев. Враг неоднократно предпринимал контратаки при поддержке танков, но все они разбивались о стойкость наших бойцов. Немецкий танк, громыхая гусеницами, подходил к позиции пулемётчика В. Дратана… Дратан вместе со своим пулемётом укрылся в траншее. Немецкие танкисты хотели смять пулемёт. Их машина дважды пробороздила то место, где стоял «максим». Но отважный пулемётчик остался невредим. И как только танк удалился, он снова установил на бруствер пулемёт и открыл огонь по следовавшей за танком вражеской пехоте. 15 немцев полегло от его очереди. В бой с танками вступили артиллеристы. Танки не выдержали и повернули обратно. Последней преградой к городу был канал, также использованный гитлеровцами для обороны. Ожесточённое сражение на рубеже продолжалось весь день. К вечеру бойцы сломили сопротивление противника и овладели западным берегом канала. Враг стал отходить. Преследующие по пятам бойцы устремились к городу в обход. Немцы бросили сюда с другого участка маршевую роту численностью до 400 человек солдат и офицеров. Однако рота была ещё на подходе, когда наши подразделения, обойдя город, рано утром уже сосредоточились на северной и западной окраинах города и упредили немцев, встретив их подкрепление мощным огнём. Командиры подразделений капитан Арсеньев и капитан Бровцев подняли воинов в атаку. Первой ворвалась в город рота старшего лейтенанта Чеснокова. Город был взят. Ни на минуту не задерживаясь, бойцы продолжали гнать немцев дальше на запад».

В районе Мазурского канала подвиг совершил командир 2-го СБ 923-го СП капитан Бровцев Н.М. 25 января 1945г. он с группой бойцов штурмом ворвался на центральную плотину и захватил вражеских сапёров, пытавшихся её взорвать и затопить район междуозерья. В течение дня бойцы удерживали плотину до подхода основных сил полка, отразили семь контратак пехоты и танков. При отражении одной из них, когда из строя вышел расчёт станкового пулемёта, капитан Бровцев установил пулемёт на плотине и более 4ч расстреливал беспрерывно ползущих фашистов. До 40 трупов враг оставил у плотины, но успеха не добился. В этом бою отважный комбат бы ранен, но от пулемёта не ушёл и продолжал руководить боем до подхода подкрепления.

В этих боях особенно отличились подразделения капитана Стуканова, капитана Арсеньева, капитана Яковлева, стрелковые роты Князева и Петрова, сапёры старшего лейтенанта Туркина и капитана Кузьмина, взвод разведчиков лейтенанта Шульги, артиллеристы старшего лейтенанта Гайчукова, командир орудия сержант Дроздов, пулемётчик Бондарь и многие другие.

Дивизия и части 60-го СК 31 января прорвали вражескую оборону, форсировали р. Достфлис и перерезали дорогу Бартенштайн — Хайльстерг. К исходу 1 февраля части дивизии совместно с 3-й гв. СД форсировали р. Алле, захватили плацдарм южнее г. Бартенштайн и начали его обходить. Ожесточённый бой разгорелся за опорный пункт Шпиттен, прикрывающий Бартенштайн с запада. Дважды переходил он из рук в руки, неоднократные попытки овладеть ОП успеха не имели. Тогда командир 251-й СД полковник Собенко Н.М. решил обойти его с запада. Маневр удался. Во взаимодействии с 2-й гв. дивизией и другими частями корпуса к утру 4 февраля Бартенштайн был очищен от неприятеля. С большими потерями гитлеровцы отошли вглубь своей обороны. Приказом Верховного Главнокомандующего от 4 февраля 1945 г. воинам дивизии объявлена благодарность за отличные боевые действия при овладении г. Ландсберг и Бартенштайн — крупными вражескими ОП в центральных районах Восточной Пруссии.

Тесня противника в западном направлении в районе Гюссе — Кертен дивизия выбила неприятеля из 19 ДОТов, уничтожая ОП и совершая на них внезапные налёты. Маневрируя полками, комдив Собенко Н.М. атаковал противника в н. п. Торпинен и овладел им. Фашисты, не ожидающие такого стремительного натиска, начали поспешно отходить в северо-западном и западном направлении, чем в значительной степени определилось падение ОП Прейсиш-Айлау.

Продолжая преследование противника в составе 6О-го СК, 10 февраля части дивизии подошли к рубежу обороны противника в районе Пильцен, Кункай. 13 февраля после короткой артподготовки дивизия атаковала обороняющегося неприятеля, находящегося в ДОТах, при помощи штурмовых групп 32-й гв. СД, выбила его из огневой позиции и вышла на рубеж, который прикрывал железную и шоссейную дорогу Цинтель — Мельзак. Последний был занят 3-й Армией, которая перешла в оперативное подчинение 3-го Белорусского фронта. Здесь в районе МЕЛЬЗАК сложилась тяжёлая обстановка.

18 февраля во время объезда района боевых действий был смертельно ранен командующий войсками 3-го Белорусского фронта, дважды Герой Советского Союза, генерал армии Иван Данилович Черняховский. Советский народ потерял своего славного и преданного сына, одного из талантливых полководцев. Под руководством И.Д. Черняховского войска 3-го Белорусского фронта освободили Белоруссию, Литву, первыми ворвались в пределы Восточной Пруссии. Весть о гибели генерала Черняховского вызвала в сердцах наших воинов огромный гнев и ненависть к врагу. В подразделениях дивизии в короткие минуты затишья прошли митинги, на которых воины клялись отомстить за смерть своего командира. После гибели И.Д. Черняховского в командование вступил маршал Советского Союза Александр Михайлович Василевский. С 25 февраля по 28 марта дивизией командовал генерал- майор Москаленко Н.П., а с 29 марта — полковник Дегтярёв А.Н.

В одном из последних боёв беспримерный подвиг совершил старшина Алексей Баранов. Шло ожесточённое сражение за высоту. Иссечённые пулемётными очередями и осколками, стояли на шоссе голые, как громадные пни, стволы деревьев. Оставив у станкового пулемёта второго номера, старшина Баранов с тремя бойцами вышел на шоссе. С высотки по ним, захлёбываясь, застрочили немецкие пулемёты. Бойцы двинулись в обход высоты по-пластунски. Глубокий котлован. Отсюда Баранов и его товарищи поднялись на высоту, завязав гранатный бой. Фашисты побежали назад. Трое бойцов вскочили в изгиб траншеи. Тут подскочил и помощник Баранова с «максимом». Немцы не выдержали и оставили высоту.

Через час гитлеровцы попытались вернуть потерянную высоту. Баранов встретил их губительными очередями. Гитлеровцы падали на землю, а оставшиеся в живых уползали по кювету обратно. Вскоре фашисты возобновили атаку. У Баранова вышли патроны, а поблизости не оказалась бойца, и он сам отправился за боеприпасами под вражеским обстрелом. Когда притащил ящики с патронами, начинало смеркаться. Десятками вражеских трупов было выстлано шоссе и подступы к высоте. Враг не смирился с потерей важной позиции, и цепь пьяных фашистских головорезов снова повалила на пулемётчика.

Фашисты были уже в кустарнике на скатах высоты, когда снова заговорил «максим» в руках опытного пулемётчика. Возле пулемёта разорвался снаряд, осколком смертельно ранило Баранова. Тотчас же за осиротевший «максим» лёг новый боец. Воины помнили наказ командира — они удержали высоту в своих руках.

919-й и 923-й СП в результате ночного боя подошли к окраине д. Лойден, но, встретив контратаку противника силой до 200 человек при поддержке двух самоходных оружий и бронетранспортера, закрепиться не смогли и отошли до исходной позиции. 927-й СП, предприняв две атаки, ворвался в д. Шпиттен, но контратакой противника был отброшен на исходное положение.

В этом бою бойцы и офицеры действовали смело и храбро, четко работали расчёты 120-мм миномётов. Сержант Язовский метким огнём уничтожил 37-мм пушку, рядовой 923-го СП Павлюченко первым поднялся в атаку, в бою истребил двух фашистов. Будучи раненым, он не оставил поля боя.
Командир 923-го СП подполковник Мосиенко П.Г. и его замполит майор Чучко А.Г. всё время находились в боевых порядках и лично руководили боем подразделения, поднимали бойцов в атаку. В этом бою любимец всего личного состава полка подполковник Мосиенко погиб смертью храбрых. Майор Чучко получил тяжёлое ранение.

Командир взвода 927-го СП младший лейтенант Серебряков со своими бойцами вышел в тыл к группе немцев, оставленных для прикрытия отхода основных сил. Бойцы дружно отбили огонь, создали панику, истребив 7 немцев. В этом бою отчаянно действовал старший сержант Дубов из 919-го СП. С бойцами своего отделения он шёл впереди роты, обошёл с фланга группу немцев, забрал трёх солдат в плен, а двух убил. Пулемётчик рядовой Суботин одним из первых ворвался в деревню, вёл огонь из своего пулемёта по убегающим гитлеровцам, уничтожив при этом 15 человек.

В бою за д. Ремляк батарея лейтенанта Мизенкова была придана 1-му СБ 927-го СП капитана Катинкова. Враг предпринял контратаку с целью вернуть оставленную деревню. Лейтенант Мизенков скрытно передвинул свои орудия предполагаемого удара немцев. Вскоре из лощины показались две немецкие самоходки, следом за ними более 100 солдат и офицеров.

Командир орудия младший сержант Трухляев стоял у орудия, спокойно выжидая удобный момент. Наводчик рядовой Трифонов нетерпеливо повёртывал орудие к цели. По команде «Огонь!» самоходки врага повернули и скрылись в лощине. Немцы бежали в панике. Воспользовавшись этим, бойцы Котенкова открыли по убегающим фашистам ураганный огонь, истребив более 40 гитлеровцев. Попытка врага контратаковать и вернуть утерянные позиции провалилась.

Смело сражалась рота Мартынова, умело действовали молодые офицеры 927-го СП Григорьев и Мелевонный, рядовые 919-го полка Даутов и Балашов, командир пулемётного взвода А.В. Широков. В одном из боёв он первым ворвался в траншею противника, из автомата убил несколько немцев, когда все патроны были израсходованы, прикладом автомата убил ещё двух немцев, а когда сломался приклад, Широков уничтожил ещё одного немца колом. За этот подвиг ранее дважды награждавшийся Широков представлен к ордену Красного знамени.

В ночь на 8 апреля противник произвёл три артминомётных налёта по боевым порядкам 927-го СП и перешёл в контратаку, потеснив наши подразделения, хотя и потерял в этом бою свыше 80 солдат и офицеров. 923-й и 919-й СП обороняли свои участки и вели огневой бой с атакующим противником. Фашисты любой ценой, несмотря на потери, удерживали свои позиции в районе Аурхов.
Днём бой разгорелся с новой силой. Стремясь избежать бессмысленных жертв, командующий фронтом обратился к немецким генералам, офицерам и солдатам Кенигсбергской группировки. Однако фашисты решили продолжать сопротивление.

Оборона Кенигсберга была хорошо продумана и умело организована. Многочисленные долговременные сооружения гармонично сочетались с полевыми укреплениями. Гарнизон крепости насчитывал более 130 000 солдат и офицеров, более 2000 орудий и миномётов, 220 танков и самоходных орудий. Гитлеровцы подготовили крепость к длительному сопротивлению, даже в условиях полной изоляции. Вокруг Кенигсберга было создано несколько позиций, основу которых составляли укрепления полевого типа, являвшиеся дополнением и усилением имеющихся долговременных сооружений. Каждая позиция строилась с расчётом ведения круговой обороны Кенигсберга. Преодоление всех этих укреплений требовало больших усилий. Штурм Кенигсберга был осуществлён наступлением трёх армий с севера и одной с юга, в этой операции участвовало 5000 орудий и минометов, 2440 самолёта, штурму предшествовал трёхдневный артиллерийский обстрел крепостных укреплений. Наши войска стремились отрезать город от моря, взять его штурмом и разгромить гарнизон. Одновременно велись наступательные действия против Земландской группировки врага, чтобы, во-первых, обеспечить наши войска от ударов с фланга, и, во-вторых, не дать противнику возможности оказать помощь окружённым гарнизонам.

Гитлеровцы обороняли Кенигсберг с фанатическим упорством. Хотя во многих частях и подразделениях, как показывали на допросе пленные, «настроение немецких солдат упадническое. Дисциплина поддерживается при помощи строгих мер, вплоть до расстрела. В частях много солдат пожилого возраста, многие из них не строевые, больные, переведены в пехоту в связи с нехваткой годных к строевой службе солдат. Многие читают русские листовки и верят им». Участились случаи добровольной сдачи немецких солдат в плен взводами во главе с офицерами.

9 апреля на форты и оборонительные рубежи противника обрушился удар нашей артиллерии, миномётов, самолётов. После сокрушительных ударов фашисты начали сдаваться в плен целыми подразделениями. Наши войска, наступающие с севера и с юга, соединились в центре города. 9 апреля остатки гарнизона сложили оружие.

Ещё в ночь на 4-ое апреля части 251-й СД в составе 2-ой гв. Армии приняли боевой участок от частей 32-й гв. СД 11 гв. СК на рубеже восточная окраина Котцляукен — 200м восточнее Ауркоф.
Части дивизии совершенствовали занимаемые позиции в инженерном отношении, вели наблюдение и перестрелки с противником. Иногда противник пытался контратаковать наши позиции, но атаки его успешно отбивались. В некоторые дни дивизия вела активные наступательные действия с целью улучшить свои позиции, выявить огневые точки противника и захватить в плен. И только 14 апреля дивизия с частями корпуса после артподготовки, сломив сопротивление противника, стремительной атакой овладела н. п. Ауркоф, Берхольц, Мюле, Тюрнберг. В этот день особенно отличились 923-й и 927-й СП, проявив героизм и умение окружать и уничтожать противника. Взято в плен более 200 фашистов, захвачены большие трофеи.

15 апреля 251-я СД в ожесточённых боях сломила сопротивление противника, преодолела пять линий траншей и овладела н. п. Тиринберг, Дулаг. Преследуя противника, дивизия с боем вышла к о. п. Иоляукен. Враг понёс большие потери в живой силе и технике.

16 и 17 апреля дивизия продолжала вести напряжённые бои с преодолением противотанковых рвов. Некоторые опорные пункты оборонялись офицерскими составами, с большой насыщенностью огневых средств, при поддержке сильного артминомётного огня, танков, самоходных орудий и корабельной артиллерии. Стремясь сдержать наступающие части, противник предпринимает яростные контратаки силами до батальона пехоты при поддержке 8 — 10 танков, но ни одна из контратак противника не увенчалась успехом.

Хотя это были последние дни боевых действий, они отличались жестокостью. Не взирая на потери, противник любыми средствами старался удержать свой рубеж. Из указанных ниже цифр можно судить о последних боях. Во 2-й гв. Армии за 16 апреля убито 80 человек, ранено 231. Потери противника: уничтожено солдат и офицеров 1200, пулемётов 34, орудий 8, танков 4, автомашин 39, тягачей 1, винтовок и автоматов 3275. Захвачено: пленных до 1500 чел., пулемётов 145, винтовок и автоматов 816, миномётов 18, орудий 67, СУ — 8, автомашин 741, понтонов 7, тракторов 26, тягачей 15, самолётов 47 (неисправных), мотоциклов 95, вагонов 150, повозок 103.

В последний день боёв 17 апреля потери армии: убито 60 человек, ранено 273. Потери противника: уничтожено солдат и офицеров 630, пулемётов 35, орудий 18, миномётов 24, СУ — 2, бронетранспортёров 8; захвачено пленных до 2000 человек, орудий 46, пулемётов 134, миномётов 37, 2 миномёта 10-тиствольных, винтовок и автоматов до 21 000 , зенитных установок 90, тракторов 24, надувных лодок 60.

За последние 4 дня с 14 по 17 апреля части дивизии уничтожили свыше 1200 солдат и офицеров, 66 пулемётов , 2 орудия ПТ0, 120 автомашин, 3 самоходных орудия, 8 миномётов. Захвачены следующие трофеи: автомашин 1350, пулемётов 150, орудий 20, автомашин легковых 500, миномётов 13, танков и СУ 3, установок ЭРС 2, мотоциклов 12, велосипедов 90, повозок с военным имуществом 70, звукоулавливателей 2, взято в плен 460 немцев.

Как уже было сказано, противник порой сдавался в плен целыми подразделениями, в то же время фашисты издевались над нашими пленными воинами. В д. Варншланген, освобождённой частями 251-й СД, обнаружено девять трупов замученных немцами советских воинов. По документам, найденным у двоих, они оказались бойцами 919-го СП.

В результате успешно проведённых боёв ликвидация Земландской группировки была завершена в короткий срок. Уничтожен последний очаг фашизма. 18 апреля части дивизии совершили 35км марш по маршруту Нойсдорер — Годникен — Мариенгоф — Ляукинен, и к 22ч сосредоточились: 927-й СП — Алькинен, 919-й СП — Нойкурен, 923-й СП — Прейсиш-Батау. Части дивизии после сосредоточения по своим районам приводили личный состав и материальную часть в порядок, подтягивали артиллерию и тылы в свой район сосредоточения.

И в последние дни войны воины показывали отвагу и героизм в борьбе с врагом. В наступательном бою за сильно укреплённый опорный пункт противника Берхольц в Восточной Пруссии 14.04.1945г. наши стрелковые роты залегли под ружейно-пулеметным огнём противника.

В разгар боя помкомвзвода 4-й СР 923-го СП старший сержант Бутырин заменил вышедшего из строя командира взвода. Боец поднялся во весь рост из окопа и крикнул: «3а мной, братцы, за Родину, вперёд!» За ним мужественно поднялась в атаку вся рота и увлекла за собой остальных. Бутырин первым ворвался во вражескую траншею и завязал с врагом рукопашный бой. Гранатой он уничтожил вражеский пулемёт вместе с расчётом. Превосходящий но силе враг не выдержал напора наших пехотинцев и в беспорядке бежал. 57 фашистов рота Бутырина захватила в плен. Лично он в рукопашном бою уничтожил 8 фашистов. На окраине Берхольца враг вновь оказал яростное сопротивление, и вновь бесстрашный сержант личным примером увлёк взвод в атаку. Взвод Бутырина первым ворвался в город и в уличных боях уничтожил до 20 фашистов. Бутырин лично со связным захватил в плен 32 фашиста. 15.04.1945г. во время штурма опорного пункта врага Киренберг Бугырин был ранен, но поля боя не покинул. После перевязки санитарки он вновь повёл взвод в атаку и успешно выполнил боевой приказ. Его взвод в этом бою уничтожил до 15 фашистов и захватил 8 вражеских пулемётов. За этот подвиг Бутырин Б.С. награждён орденом Ленина.

5-я СР 923-го СП 14 апреля вела тяжёлый бой по прорыву обороны в районе д. Котеляукей, наступая на главном направлении. Бойцы этой роты под командованием старшего лейтенанта Губанова, следуя за разрывами своих снарядов, стремительным броском первыми ворвались в траншеи противника и вышибли гитлеровцев из занимаемых позиций. Немцы отошли в расположенный позади опорный пункт, за который начались рукопашные бои. Немцы цеплялись за каждый дом. Бойцы выбивали их гранатами из подвалов и чердаков. Отделение сержанта Васильева уничтожило до 20 немцев и 14 взяло в плен. Смело действовал рядовой Гизатулин. Когда на пути наших бойцов оказался немецкий пулемёт, воин, рискуя жизнью, перебежал улицу и устремился к пулемёту противника. Вражеская пуля ранила его, но он успел добежать и забросать немецкий пулемётный расчёт гранатами, тем самым расчистив дорогу своим товарищем. После освобождения деревни бойцы насчитали в ней 20 вражеских трупов, а 27 гитлеровцев было взято в плен.

В последнем бою особенно отличились рядовые 923-го СП Ляпунов, Куроедов и Котов. Этот пулемётчик проявил высокое мастерство и мужество. Когда наша пехота залегла под сильным огнём противника, Котов выдвинулся вперёд и дерзким броском уничтожил вражеский пулемёт вместе с расчётом. Два фрица были убиты, а раненого он захватил с собой.
Командир взвода лейтенант Лукачёв со своим взводом первым ворвался в населённый пункт. Рядовой Кулькин лицом к лицу встретился с немецким пулемётчиком, бесстрашно отбил у него оружие и взял в плен. В одном только бою бойцы Лукачёва захватили в плен 37 немецких солдат и офицеров.

15 апреля 1945г. при отражении контратаки особо отличился командир 2-го СБ 923-го СП гвардий капитан Николай Михайлович Бровцев. Возглавив небольшую группу стрелков, комбат закрепился на высоте и организовал упорное сопротивление врагу. Ни один танк, ни один вражеский солдат не прошёл через боевые порядки группы, которые насчитывалось всего 8 человек. Подобрав на поле боя ручной пулемёт, капитан до последнего патрона в диске громил наседавшего противника. В завязавшийся рукопашной схватке Бровцев, уже будучи тяжело раненым в ногу, гранатами уничтожил двух вражеских офицеров. Оставаясь на высоте вдвоём со связным, истекая кровью, он гранатами и огнём из автомата продолжал отбивать натиск фашистов. Гвардии капитан Бровцев Н.М. погиб, но врага не пропустил и удержал свой рубеж.

В журнале боевых действий за 16.04.1945 г. записано: «В этом бою произошёл следующий случай — 4-я СР двигалась по лесу без охранения, была контратакована противником с флангов и понесла значительные потери, были убит командир роты и командир батальона капитан Бровцев. 919-й СП, также не имея надёжного охранения, попал под сильный артминомётный огонь противника и понёс ненужные потери (командир батальона майор Яковлев)». В «Книге потерь» значится капитан Бровцев Н.М., командир батальона 923-го СП, погиб 16.04.1945г., похоронен в м. Гиренберг, Восточная Пруссия.

19 апреля 1945г. дивизия в составе 6О-го СК продолжала прочно оборонять рубеж на побережье Земландского полуострова в районе Побетенер, Мален, Плис. В первом эшелоне — 919-й и 927-й СП, во втором эшелоне — 921-й СП совершенствовали свою оборону в инженерном отношении: отрывали щели для личного состава, окапывали и маскировали матчасть, транспорт, готовили учебные поля и стрельбища, проходили санобработку.

Ликвидация Земландской группировки была последним актом уничтожения вражеских сил, окружённых в Восточной Пруссии. В этом районе гитлеровские войска в составе до 8 дивизий продолжали оказывать упорное сопротивление. В итоге напряжённых боевых действий группировка врага была уничтожена.

25 апреля наши войска заняли морской порт Пилау. Особую роль при разгроме врага в Восточной Пруссии сыграли боевые действия морской авиации, надводных и, особенно, подводных кораблей. За время боёв балтийский флот потопил линейный корабль, 92 транспорта, 11 танкеров, 14 миноносцев, 44 сторожевых корабля и тральщика и много других боевых кораблей и вспомогательных судов противника.

В результате разгрома группировки противника в Восточной Пруссии Советская Армия ликвидировала плацдарм германского милитаризма, который на протяжении многих веков использовался для захватнических набегов на восток.

27 апреля по приказу командира 6О-го СК 251-я СД сдала занимаемую полосу обороны частям 154-й и 334-й СД и вышла во второй эшелон корпуса в районе Прейсиш-Батау, Шлякальнен. Наряду с обычным планом боевой подготовки в частях велась подготовка к первомайскому празднику.

Во второй половине ноября 1945 года в составе 6О-го стрелкового корпуса дивизия в железнодорожных эшелонах отбыла по указанию Ставки на Северный Кавказ в город Моздок (штаб дивизии), полки и все остальные подразделения разместились в разных станицах в районе Моздока и станции Щелковская. 

Расформирование дивизии закончилось в апреле 1946 года. 

Командиры дивизии: 

  1. Соловьёв Филипп Яковлевич, генерал-майор, 30.06.1941г. — 30.07.1941г.
    2. Никитин Иван Фёдорович, генерал-майор, 31.07.1941г. — 18.08.1941г. 
    3. Стенин Владимир Филиппович, полковник, 29.08.1941г. — 25.10.1941г. 
    4. Орестов Сергей Иванович, полковник, 26.10.1941г. — 08.08.1942г. 
    5. Городовиков Басан Бадьминович, полковник, 09.08.1942г. — 25.07.1943г. 
    6. Затылкин Василий Никитович, полковник, 26.07.1943г. — 11.08.1943г., 22.10.1943г. — 30.10.1943г. 
    7. Вольхин Александр Алексеевич, генерал-майор, 12.08.1943г. — 21.10.1943г., 31.10.1943г. — 21.01.1944г., 16.02.1944г. — 11.07.1944г. 
    8. Ратнер Владимир Наумович, полковник, 26.01.1944г. — 15.02.1944г. 
    9. Бирстеин Евгений Яковлевич, полковник, 12.07.1944г. — 05.01.1945г. 
    10. Собенко Николай Михайлович, полковник, 06.01.45г. — 24.02.1945г. 
    11. Москоленко Алексей Прокопьевич, генерал-майор, 25.02.1945г. — 27.03.1945г. 
    12. Дегтярёв Николай Николаевич, полковник, 29.03.1945г. — 14.04.1945г. 
    13. Скрынник Афанасий Павлович, полковник, 15.04.1945г. — до расформирования.

Источник: pamyat-naroda.ru, bdsa.ru