240-я моторизованная дивизия

Сформирована в марте 1941 года в Киевском Особом Военном Округе в составе 16-го механизированного корпуса (комдив Александр Дмитриевич Соколов).

240-я моторизованная дивизия относилась к числу новых формирований весны 1941 г. На вооружение танковых полков поступила учебно-боевая техника легких типов танков.

16 механизированный корпус относился к числу боевых первой очереди. Численность личного состава к началу войны- 26 380 человек, что составляло 73 % штата. К июню 1941 г. укомплектованность корпуса танками, тракторами и автомашинами составляла менее половины штатной численности. Исправных танков было не более 30%. Перевооружение на новые тапки КВ и Т-34 планировалось провести в течение 1941 года, по мере получения машин с заводов. К сожалению, танков КВ и Т-34 корпус к началу войны не получил.

На 22 июня 1941 г. дивизия входит в состав 16 МК в КОВО и дислоцируется в Каменец-Подольске.

16 МК выступил в районы сосредоточения в 9 часов утра 22 июня 1941 года. 240-я моторизованная дивизия выступила из Каменец-Подольского двумя колоннами: главные силы направлялись и район Снятый, а 836-й мотострелковый полк, поступивший в резерв армии, — в Станислав. Ввиду того, что дивизия имела ограниченное количество автотранспорта, марш совершался пешим порядком. К 16 часам 30 минутам 22 июня полки дивизии вышли к переправам через Збруч.

К утру 23 июня танковые дивизии в основном закончили сосредоточение в отведенные им районы, расположив штабы соединений: 240-я моторизованная дивизия (без 836-го полка) к утру 23 июня «головой колонны» вышла на рубеж Грембочек, Новоселка. Только к утру 24 июня 240-я моторизованная дивизия в основном прибыла в район Снятый, Волчкоицы, Ясенев- Польны. Штаб дивизии расположился в Снятыве. 836-й полк к исходу 25 июня прибыл в Тысменицу, где располагался штаб 12-й армии, и приступил к охране района, составляя резерв командарма. До 27 июня положение 16-го механизированного корпуса не претерпело существенных изменений.

С 00:05 25 июня 1941 года приказом Ставки 16-й механизированный корпус в полном составе передавался в состав 18-й армии, управление которой было развернуто на базе управления Харьковского военного округа и прибывшее в Каменец-Подольский 26 июня 1941 года. Однако реально передача соединения из одной армии в другую состоялась только 27 июня. Новое армейское командование в целом подтвердило дислокацию частей корпуса и его основные задачи — готовиться к нанесению контрударов по вклинившемуся противнику. 836-й мотострелковый полк 240-й моторизованной дивизии вышел из подчинения 12-й армии в середине дня 27 июня, когда выступил походом из Тысменицы в Городенку.

Вечером того же дня командующий 18-й армии конкретизировал задачи полкам 240-й дивизии. 836-й полк направлялся комбинированным маршем на соединение с корпусом в Залещики, где подразделение должно было обеспечить переправы через Днестр в этом районе. Встречным курсом по параллельному маршруту из района Снятына на Коломыю направлялся 842-й мотострелковый полк с задачей «обеспечить направления на Городенка и Заблотув».

Следующие четыре дня войны так же не привнесли изменений в дислокацию корпуса. Соединение являлось едва ли не единственным мехкорпусом приграничных армий, не участвовавшим в полной мере в приграничных боях столь длительное время. Только 30 июня командование Южного фронта приняло решение на отвод своего правого фланга, который занимала 18-я армия. На следующий день штаб армии представил план отхода, в соответствии с которым 16-й механизированный корпус составлял резерв 18-й армии и отводился в район Балин, Дунаевцы. 19-й мотоциклетный полк должен был прикрывать переправу у Залещиков, а один из полков 240-й дивизии — железнодорожный мост в районе Студеница.

Отвод войск 16-го механизированного корпуса за реку Днестр начался 2 июля 1941 года. Во избежание вскрытия передвижения разведкой противника и нанесения по колоннам авиационных ударов, отход совершался двумя ночными переходами. К утру 3 июля 39-я танковая дивизия, отходившая в арьергарде корпуса, вышла в район Беловцы, Круглик.

В течение ночи на 4 июля 1941 года соединения совершили очередной переход и сосредоточились 240мд — Дунаевцы.

4 июля 1941 года 16-й механизированный корпус приказом Ставки убыл из состава Южного фронта. В соответствии с планами советского командования в районе Мозырь, Калинковичи, Хойники создавалась довольно мощная группировка, в которую должны были войти одна стрелковая и одна горнострелковая дивизии из прежнего состава 19-й армии, 5-й кавалерийский и несколько артиллерийских полков, управление стрелкового корпуса из состава Юго-Западного фронта, а также 16-й механизированный корпус и 32-я кавалерийская дивизия из состава Южного фронта.

В соответствии с директивой начальника Генерального штаба РККА генерала армии Г.К. Жукова 16-й механизированный корпус подлежал переброске в Мозырь не позднее 9 июля 1941 года комбинированным способом. Гусеничная материальная часть отправлялась по железной дороге со станций Деражня, Жмеринка. Начало погрузки назначалось на 12 часов 6 июля. Колесная материальная часть с возимыми запасами и личным составом мотопехоты направлялась в район сосредоточения споим ходом по маршруту Винница, Житомир, Коростень, Мозырь. Участок южнее Коростеня надлежало пройти не позднее 20 часов 9 июля.

Данный приказ не соответствовал реальному техническому состоянию соединений 16-го механизированного корпуса. Только до мест погрузки и железнодорожные эшелоны изношенной материальной части дивизий предстояло пройти от 65 до 100 километров. К 9 июля 1941 года и корпусе (без 39-й танковой дивизии) оставалось всего около двухсот исправных танков.

240-я моторизованная дивизия, выступившая из Дунаевцев на Жмеринку, с начала войны до станции погрузки совершила переходы от 220 до 350 километров, сильно измотавших личный состав соединения.

9 июля 1941г. 39тд выводилась из состава корпуса, взамен в состав включалась 44тд из состава 18-го механизированного корпуса.

В дальнейшем, вплоть до конца июля, 39-я танковая дивизия действовала в составе 18-й армии. С 9 июля 1941 года 39-я танковая дивизия передавалась в состав 18-го механизированного корпуса, однако действительная связь с корпусом была установлена значительно позднее.

С 8 июля приказом командующего 18-й армией выведены в резерв 145-й танковый полк 240-й дивизии и 19-й корпусной мотоциклетный полк. Они сосредотачивались в районе Джурина. Позднее 19-й мотоциклетный полк вернулся в корпус. Нереальность приказа Г.К. Жукова о начале погрузки частей корпуса в 12 часов 6 июля 1941 года стала очевидной практически сразу. 240-я моторизованная дивизия с ограниченным количеством автотранспорта прибыла на станцию погрузки Жмеринку только к исходу 8 июля. Такое положение привело к тому, что соединения корпуса дробились поэшелонно, в пути эшелоны перемешивались. Кроме того, не стоит забывать, что отдельным маршрутом на Мозырь двигался автомобильный эшелон корпуса. Мотопехота, танки, артиллерия, запасы боеобеспечения — все двигалось отдельно друг от друга, перепутываясь с другими войсками, двигавшимися по железной дороге или автомобильному шоссе. Механизированный корпус оказался беспомощным перед предстоящими скорыми испытаниями.

В соответствии с директивой начальника Генерального штаба РККА генерала армии Г.К. Жукова 16-й механизированный корпус подлежал переброске в Мозырь не позднее 9 июля 1941 года комбинированным способом. Гусеничная материальная часть отправлялась по железной дороге со станций Деражня, Жмеринка. Начало погрузки назначалось на 12 часов 6 июля. Колесная материальная часть с возимыми запасами и личным составом мотопехоты направлялась в район сосредоточения споим ходом по маршруту Винница, Житомир, Коростень, Мозырь. Участок южнее Коростеня надлежало пройти не позднее 20 часов 9 июля.

Данный приказ не соответствовал реальному техническому состоянию соединений 16-го механизированного корпуса. Только до мест погрузки и железнодорожные эшелоны изношенной материальной части дивизий предстояло пройти от 65 до 100 километров. С учетом предыдущих маршей, для 15-й танковой дивизии после выхода из мест дислокации в Станиславе до погрузки в Деражне, общий примерный пробег техники составил 270—300 километров. На дорогах следования дивизии оставалась материальная часть, вышедшая из строя по техническим причинам. И при этом соединение еще не участвовало ни в одном бою! К 9 июля 1941 года и корпусе (без 39-й танковой дивизии) оставалось всего около двухсот исправных танков.

9 июля 1941г. 39тд выводилась из состава корпуса, взамен в состав включалась 44тд из состава 18-го механизированного корпуса.

Нереальность приказа Г.К. Жукова о начале погрузки частей корпуса в 12 часов 6 июля 1941 года стала очевидной практически сразу. 15-я танковая дивизия только к утру 7 июля 1941 года сосредоточилась па станции Деражня, но из-за недостатка подвижного состава производила отправку своих частей до 11 июля. 240-я моторизованная дивизия с ограниченным количеством автотранспорта прибыла на станцию погрузки Жмеринку только к исходу 8 июля. Такое положение привело к тому, что соединения корпуса дробились поэшелоино, в пути эшелоны перемешивались. Кроме того, не стоит забывать, что отдельным маршрутом на Мозырь двигался автомобильный эшелон корпуса. Мотопехота, танки, артиллерия, запасы боеобеспечения — все двигалось отдельно друг от друга, перепутываясь с другими войсками, двигавшимися по железной дороге или автомобильному шоссе. Механизированный корпус оказался беспомощным перед предстоящими скорыми испытаниями.

Вечером 7 июля противник силами 11-й танковой дивизии прорвался к Бердичеву и занял город. Командир 16-го мехкорпуса Соколов, следуя в этот день на автомашине к месту новой дислокации, в Казатине узнал о занятии Бердичева немецкими тапками и мотопехотой. Соколов немедленно связался с командующим Юго-Западным фронтом и, получив соответствующую санкцию, принялся подчинять себе все войска, находившиеся на этом направлении. Так возникла «Группа войск комдива Соколова».

В течении 8-11 июля части группы Соколова, в которую были включены помимо соединений 16 МК также части 10 тд, 3 аптбр и другие соединения вели атаки на Бердичев. Оборонявшая город 11 тд противника с трудом, но сдерживала наступление советских войск. Части 240 мд начали прибывать к Бердичеву только 11 июля атаковав на участке Великие Низгорцы, Хажин вместе с подразделениями 213 мд.

240-я моторизованная дивизия оказалась разделенной на три части. Одна часть, в том числе пеший 145-й танковый полк (танки, бывшие в составе полка были отправлены ранее), действовала в составе 18-й армии, она так и не убыла из ее состава до конца июля 1941 года, когда попала в группу генерала Гольцова. 17 июля противник занял село Красное, на северо-западной части села в окружение попал 145-й танковый полк 240-й моторизованной дивизии (командование полка погибло, и остатками этого подразделения стал командовать капитан В. С. Дубровин). На выручку окруженного полка 240-й моторизованной дивизии утром 19 июля был выдвинут 93-й танковый полк (47тд). К остаткам 145-го полка смогла прорваться танковая рота, у которой в результате боя из 8 танков осталось 4.

Небольшой отряд 240-й дивизии действовал в июле 1941 года на фастовском направлении. Как следствие, сводные отряды не могли решать даже тактических задач и имели низкую боеспособность.

12 июля противник перешел в наступление из Бердичева. Действовавшие слева от группы Соколова остатки 4-го механизированного, 36-го и 49-го стрелковых корпусов исчерпали свои боевые возможности и начали отход на юго-восток. Овладение Бердичевым потеряло оперативный смысл. К концу дня 12 июля в районе Плехова начал сосредотачиваться 368-м инженерный батальон 240-й моторизованной дивизии, он составил наряду с кавполком 3-й кавдивизпн и батальоном 240-й мотодивизии резерв командующего Бердичевской группой.

12 июля противник перешел в наступление из Бердичева. Действовавшие слева от группы Соколова остатки 4-го механизированного, 36-го и 49-го стрелковых корпусов исчерпали свои боевые возможности и начали отход на юго-восток. Овладение Бердичевым потеряло оперативный смысл.

13 июля основные силы группы комдива Соколова под давлением противника отошли с рубежа Великие Пижгурцы, Иванковцы, Хажин. 15 июля противник занял важный узел коммуникаций — Казатин. Между 6-й и 5-й армиями Юго-Западного фронта зияла огромная брешь. В этот прорыв и устремились части XIVMK противника, обойдя 16-й мехкорпус на правом фланге.

Прорывом к Казатину противник рассек группу Соколова па две части. По состоянию на 17 июля корпус имел всего 73 тапка и 16 бронемашин, колесных м вспомогательных машин имелось 90З штуки, из них легковых — 29, грузовых «ГАЗ» — 620, грузовых «ЗИС» — 304, тракторов — 50, По сути, на этот момент корпус представлял из себя слабую мотострелковую дивизию.

К исходу 18 июля группа Соколова (16-й МК, 15-я тд,240-я мсд, 3-я птабр) занимала оборонительный рубеж Лещиицы, Городок, Немирицы. Штаб группы находился в Сосковке. Продолжая своими арьергардами сдерживать противника в этом районе, 20 июля корпус отошел в район Круподсренцы. 19 июля комдиву Соколову была подчинена 173-я стрелковая дивизия (генерал-майор С.В. Верзии), с утра 20 июля она повела наступление на Курьянцы, ведя бой в районе станции Рось. Корпус испытывал серьезные перебои в снабжении горючим и боеприпасами.

22 июля соединения корпуса отражал и атаки противника из районов Адамовки и Васильковцев. 23 июля комдив Соколов получил боевой приказ командующего 6-й армией которым корпусу ставилась задачей немедленно начать отход и к 6 утра 24 июля занять и укрепить рубеж (иск.) Старо-Животов, Попонка, Вербовка, Скала, (иск.) Кожанка. Справа от 16-го мехкорпуса войск не было. Рядом воевали группа Огурцова (ост. 10тд) и группа полковника Фотченкова (остатки 8-й танковой дивизии) и отряд 44 тд. В это время приказом командования с фронта отзывались наиболее цепные танковые кадры, не имевшие материальной части и использовавшиеся в боях как обычная пехота. В частях корпуса происходило переформирование: оставшаяся боевая техника передавалась в сводные отряды, личный состав танковых частей убывал в район Погребище, а затем в Монастырище, где грузился в эшелоны и убывал на заводы для получения новой боевой техники. В итоге 16-й мехкорпус превратился в небольшой отряд пехоты с несколькими танками. Командование выведенных в тыл дивизий осталось в корпусе и в штабе 6-й армии. В донесении штаба 6-й армии от 26 июля 1941 года отмечалось, что «16-й механизированный корпус с минимальными остатками — 240-й мд, 15-й и 44-й тд, из которых сформирован отряд пехоты силою до батальона, мцп силой до батальона, совершенно не представляет из себя сколько-нибудь реальной силы». К 31 июля в составе 16-го мехкорпуса осталось всего 5 танков Т-28, 11 бронемашин БА-10,1 БА-20.

30 июля противник занял станцию Христиновка. 16-й мехкорпус пытался отбить станцию.

31 июля высланный делегат связи 37-го стрелкового корпуса не обнаружил 16-го МК па прежнем рубеже обороны в районе Кочержинцы.

1 августа части корпуса проходили через Умань, в которой на станции стояли брошенные эшелоны с боеприпасами и горючим. В этот день соединились части 9тд XIVMK и 1гсд XXXXIXAK окружив остатки 6 и 12 армий южнее Умани.

2 августа по приказу командующего 6-й армией занял рубеж (иск.) Свинарка, Коржовый Кут, (иск.) Дубово. Штаб корпуса расположился на южной окраине Оксанино.

4 августа комдив Соколов пытается организовать прорыв на Первомайск на соединение с частями 18-й армии. 5 августа остатки корпуса ведут тяжелые бои в междуречье Ятрани и Синюхи, стараясь расширить плацдарм от Перегоновки до Н.Архангельска. 5 августа командир одной из танковых групп корпуса полковник Фотченков отбил у немцев две цистерны и смог заправить 6 своих танков. На эти танки комдив Соколов возлагал большие надежды при прорыве, запланированном в ночь с 5 на 6 августа.

Вечером 5 августа из оставшихся частей и соединений 16-го и 4-го механизированных и 37-го стрелкового корпусов комдив Соколов формирует группу прорыва. Остатки 44 тд и 240мсд прорывались направлении на Шепилово, затем поворачивают на восток и на ст. Емиловка соединяются с группой Тонконогова.

Вечером 5 августа из оставшихся частей и соединений 16-го и 4-го механизированных и 37-го стрелкового корпусов комдив Соколов формирует группу прорыва. Остатки 15тд должны были прорываться вместе с В 23 часа группа прорыва начинает движение к реке Ятрань. В группе до шести тысяч человек, вооруженных ручными пулеметами, винтовками, пистолетами, ручными гранатами, с десятком легких орудий на конной тяге. Отряд полковника Фотченкова с танками по неизвестной причине не прибыл.

Первый заслон противника между Покатилово и Лебединкой был сбит штыковой атакой. Как и было предусмотрено приказом, группа генерала Тонконогова пошла на Емиловский лес, а группа полковника Крымова, уничтожив немцев в Троянке, двинулась на Шепилово. Группа Соколова шла в центре. В 12 часов группы Соколова и Тонконогова завязали бой за Емиловку. К двум часам село было взято. К этому времени к Соколову пробилось несколько человек из группы Крымова, сообщивших о гибели группы и ее командира. Остатки группы прорыва занимают Новоселку. Здесь были оставлены раненые и здесь получено сообщение о гибели генерала Тонконогова . Группа Соколова выходит к реке Синюха южнее села Олышка. Переправившихся через реку встречает на том берегу немецкий отряд с танками. Здесь комдив Соколов принял свой последний бой, был несколько раз ранен, в тяжелейшем состоянии захвачен в плен, где умер.

Командир дивизии полковник Горбенко попал в плен при прорыве из окружения. 6 августа 1941 года преобразована в 240-ю стрелковую дивизию.

Источник: http://rkkawwii.ru.