16-Я СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ 2-ГО ФОРМИРОВАНИЯ

16-я стрелковая Литовская Клайпедская Краснознамённая дивизия 2-го формирования была сформирована постановлением Государственного Комитета Обороны от 18 декабря 1941.

Боевой состав дивизии:

156-й стрелковый полк

167-й стрелковый полк

249-й стрелковый полк

224-й артиллерийский полк

282-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион

148-я зенитная батарея (161 отдельный зенитный артиллерийский дивизион) (до 01.06.1943)

18-я отдельная разведывательная рота

93-й отдельный сапёрный батальон

73-й (39-й) отдельный батальон связи (367-я отдельная рота связи)

80-й отдельный медико-санитарный батальон

23-я отдельная рота химический защиты

351-я (78-я) автотранспортная рота подвоза

62-я полевая хлебопекарня

965-й дивизионный ветеринарный лазарет

1668-я (1985-я) полевая почтовая станция

1209-я полевая касса Госбанка.

Дивизия формировалась в Московском военном округе в Балахне Горьковской области. Формирование осуществлялось преимущественно за счёт беженцев и эвакуированных из Литвы, также бойцов и офицеров бывшего 29-го стрелкового территориального Литовского корпуса, распределённых в ходе войны по различным частям Красной Армии, разысканных и переведённых в новую дивизию. Ядро офицерского состава дивизии образовали выпускники Вильнюсского пехотного училища, эвакуированного в Новокузнецк Кемеровской области (прошли сокращённый курс обучения). Политработниками были преимущественно бывшие подпольщики, партийные и советские работники.

Из района дислокации Глебово, части дивизии в два ночных перехода с 14 на 15 и с 15 на 16 февраля 1943 года прибыли в Русский Брод. С 16 на 17 февраля дивизия ночным маршем переходит в район Дросково и входит в состав 48-йАрмии. За период маршей, части дивизии имели перебои в горючем для автотранспорта, вследствие чего тылы растянулись, имелись перебои с питанием личного состава и фуражным довольствием для лошадей.

В последний переход в район сосредоточения- Алексеевка, Ивановка, Троицкое, в ночь с 18 на 19 февраля 1943 года была снежная метель, дороги были занесены снегом, что еще больше привело к растяжке обозов. Вся артиллерия отстала. В период с 19 по 22 февраля особенно плохо обстоял вопрос с питанием людей.

24 февраля 1943 года в 9.30 после слабо проведенной артподготовки из-за недостатков снарядов, части дивизии перешли в наступление. 157-й стрелковый полк при поддержке танков наносил удар левым флангом по юго- западной окраине Нагорный. В результате атаки приблизился к Нагорный, но попав под фланкирующий минометный, пулеметный огонь из районов Емельяновка, высота 242.7, Нагорный, прорваться в деревню не сумел. Танкам удалось ворваться на западную окраину деревни, но вследствие отставания пехоты, танки из деревни отошли и поддерживали огнем атаку 156-го стрелкового полка на высоту 242.7. 156-й стрелковый полк неся большие потери от фланкирующего огня из района Хорошевский решительной атакой выбил немцев с высоты 242.7, где закрепился. В следствии фланкирующего огня с высот северо- западнее Нагорный и Хорошевский, дальнейшее продвижение полка было не возможно. Остальные части дивизии остались на исходном рубеже для наступления, неся незначительные потери от минометного огня противника. Бой продолжался до наступления темноты, но дальнейших успехов дивизия не имела. Потери дивизии за первый день наступления составили 426 человек.

В ночь на 28 февраля 1943 года обескровленную дивизию сменили подразделения 6-й гвардейской стрелковой дивизии, успевшей получить значительные пополнение.

16 марта 1943 года 16-я стрелковая дивизия по приказу перешла к обороне западнее и юго-западнее Алексеевки.

20 марта 1943 года части дивизии были сменены подошедшими частями 399-й стрелковой дивизии и отошла в тыл.

Дивизия с честью выполнила поставленную перед ней задачу. Вместе с другими соединениями армии, также понесшими большие потери, своими активными наступательными действиями части 16-й стрелковой дивизии сковали крупные силы противника, что не позволило немецкому командованию снять ни одной части с этого участка фронта в помощь войскам Манштейна, который в марте 1943 года вел контрнаступление под Харьковом.

22 марта 1943 года 16-я стрелковая дивизия была отведена во второй эшелон 48-й армии. Дивизия оставалась во втором эшелоне вплоть до начала подготовки к Курской битве, находясь на отдыхе, переформировании и получая пополнение. Она располагалась в деревнях Тростниковка, Федоровка, Кубань, Архаровские Выселки, Бобылевка, Залипаевка, Нижнее Архарово по берегам речки Синковец. Сосредоточившись здесь, в 12 километрах восточнее и юго-восточнее Алексеевки, дивизия с апреля проводила оборудование промежуточного оборонительного рубежа, выполняя задачу быть в готовности к контрудару в случае прорыва противника на стыке 48-й и 13-й армий, а также контратак в северо-западном и западном направлениях.

С 17 апреля 1943 года вместо убывшего генерал-майора Ф. Балтушиса-Жемайтиса командовать дивизией был назначен генерал-майор Владас Карвялис, до этого заместитель командира дивизии.

В мае 1943 года в дивизию прибыло пополнение из 2-го отдельного Литовского запасного батальона, среди них опытные воины, участвовавшие в боях под Алексеевкой и выздоровевшие после полученных ранений. Но в основном из Балахны прибыли необстрелянные солдаты и сержанты, не участвовавшие ранее в боях, и требовалось серьезно готовить их к предстоявшим вскоре боям.

В апреле и мае 1943 года дивизия, оставаясь в составе 48-й армии, проводила укрепление своих оборонительных позиций, что уже в скором времени сыграло свою роль. Дивизия после понесенных больших потерь была теперь вновь укомплектована до штатной численности- призывниками из районов Орловской области, освобожденных зимой. Велась ускоренная боевая подготовка этих молодых солдат, постоянно проводились боевые учения.

5 июня 1943 года 16-я стрелковая дивизия сменила части 399-й стрелковой дивизии на передовой линии северной части Курской дуги в полосе 48-й армии. Ее позиции теперь располагались к югу от деревни Крестьяновка, поселков Экономичное, Панское до деревни Красная Слободка. В ближайшем тылу у Литовской дивизии была деревня Нижняя Гнилуша.

Перед позициями 156-го полка, стоявшего к концу июня 1943 года севернее Курска, находилась занятая противником господствующая высота 235,0 возле деревни Сандровки. Она господствовала над местностью и не позволяла нашим войскам просматривать тылы противника.

Неоднократные попытки полковой разведки, которой командовал 26-летний лейтенант Вацловас Бернотенас, не приносили успеха. Разведчики много раз ходили в поиск, несли потери, но им не удавалось взять пленных и вскрыть систему немецкой обороны. Тогда был отдан приказ о разведке боем. В семь часов утра 25 июня при поддержке двух стрелковых рот, разведвзвод Бернотенаса преодолел нейтральную полосу еще во время артиллерийской подготовки. Добежав до восточных скатов высоты, они с последними разрывами снарядов ворвались в траншею, и, заняв ее, стали отбиваться от немецких контратак. Для отхода ждали наступления темноты. Тем временем разведчики захватили двух пленных. Раненых с пленными, захваченными документами и картами отправили к своим. Лейтенант с несколькими бойцами остались, чтобы прикрыть отход товарищей.

В этом трехчасовом бою Бернотенас был ранен в ноги взрывом гранаты.

Бойцы отошли к своим, потерявший сознание лейтенант остался лежать в нейтральной полосе. Семь дней раненый Бернотенас полз затем от вражеских окопов через нейтральную полосу к своим. Ночью на восьмые сутки уже вблизи наших позиций его нашли бойцы и перетащили в свою траншею, он был без сознания.

Бернотенас стал первым Героем Советского Союза в Литовской дивизии. Звание ему было присвоено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1944 года (в Указе назван Вацлавасом).

5 июля 1943 года началось одно из крупнейших сражений всей войны- Курская битва. 16-я стрелковая Литовская дивизия в составе 48-й армии приняла активное участие как в оборонительном сражении, так и в контрнаступлении.

В первые же дни Курской битвы, 5 и 6 июля 1943 года, 16-я дивизия, действовавшая в составе 42-го стрелкового корпуса (командир- генерал-майор К.С. Колганов) 48-й армии, выдержала мощный удар 383-й пехотной и 18-й танковой немецких дивизий по ее позициям севернее Курска, сопровождавшийся налетами около 120 самолетов. На участке дивизии после авиационной бомбардировки и артиллерийской подготовки противник начал наступать при поддержке значительного числа тяжелых танков «тигр» и «пантера», а также самоходных орудий «Фердинанд». Противник наносил сильные удары на участке 167-го полка, в стык между 167-м и 156-м полками и между 167-м полком и правым соседом- 8-й стрелковой дивизией (командир- полковник П.М. Гудзь 13-й армии. В течение дня 5 июля немецкие части вклинились в расположение наших войск на левом фланге 167-го стрелкового полка.

К 11 часам немецкие автоматчики прорвались к наблюдательному пункту 167-го стрелкового полка. Стрелки командира 167-го стрелкового полка Мотеки подпускали немецких автоматчиков на 20 метров к своим траншеям и уничтожали их залповым огнем в упор. Поле перед их траншеями было буквально завалено убитыми гитлеровцами. Но атаки повторялись. Бой носил ожесточенный характер, шли рукопашные схватки в окопах. Противник смог потеснить часть подразделений 156-го и 167-го полков и захватить деревню Семидворики. Отдельным вражеским танкам огнем и гусеницами удалось прорваться в глубину обороны дивизии. Но там они были уничтожены батареями 224-го артиллерийского полка майора Пранаса Петрониса. Решительной контратакой 249-го полка при поддержке артиллерийского огня гитлеровцы были отброшены на исходные позиции, и к 12 часам положение было восстановлено.

Возобновив атаки, противник вновь вклинился в расположение 1-го батальона 167-го полка, одновременно сбив с позиций правый фланг 8-й дивизии. Бой приобрел исключительно ожесточенный характер. Воины дивизии цепко держались, всеми видами оружия отражая натиск противника. Пехоту отсекали от танков огнем стрелкового оружия, оставшиеся без прикрытия танки из окопов уничтожали гранатами и поджигали бутылками с горючей смесью. К огневым позициям 224-го артиллерийского полка майора Петрониса прорвались несколько танков. Ведя огонь прямой наводкой, артиллеристы подбили несколько танков, остальные повернули обратно.

Располагавшийся во втором эшелоне 249-й стрелковый полк командование дивизии разместило на отсечной позиции фронтом на юг. Были организованы контратаки силами вторых эшелонов 156-го и 167-го полков, и прежнее положение было восстановлено к 17 часам, когда противник был выбит из окопов 167-го полка.

Удар противника по 16-й Литовской и 8-й стрелковым дивизиям не был главным, он имел обеспечивающее значение. Гитлеровцам не удалось продвинуться ни на шаг.

Последующие атаки гитлеровцев успеха также не имели. Они умело и мужественно отражались пехотинцами полковника Мотеки и артиллеристами дивизии, действия которых направлял полковник Жибуркус. 167-й полк в течение дня отбил пять атак и к 23 часам прочно удерживал свои позиции. Напряженные бои на участках соседей Литовской дивизии также закончились для гитлеровцев безрезультатно.

В 4 часа утра 6 июля гитлеровские автоматчики в сопровождении танков снова начали атаки на позиции 167-го полка. Успеха они не добились и в этот день.

Противник после этого подвергал позиции дивизии артиллерийскому обстрелу и бомбардировкам с воздуха, но атак на этом направлении больше не пытался предпринимать. После 7 июля противник перешел на этом участке к обороне.

Таким образом, за два дня боев 16-я дивизия успешно отразила многочисленные ожесточенные атаки гитлеровцев, полностью восстановила свое положение, сорвала попытки врага прорваться в стык 48-й и 13-й армий и выйти в тыл войскам правого фланга 13-й армии.

В последующие дни части дивизии проводили разведку боем, оказывая помощь правому соседу- 8-й дивизии, которая в ходе боев была вынуждена несколько отойти.

В этих боях воины Литовской дивизии уничтожили до 2300 фашистских солдат и офицеров, подбили 5 танков, сбили 12 самолетов, уничтожили 5 станковых и несколько десятков ручных пулеметов, 6 автомашин. Кроме того, было подавлено 9 артиллерийских и 2 минометных батареи, 4 шестиствольных миномета, разрушено 4 наблюдательных пункта. Части дивизии захватили 16 пленных, три 75-миллиметровых и три 37-миллиметровых орудия, несколько десятков пулеметов, 24 автомашины и много пехотного оружия.

При этом дивизия понесла сравнительно небольшие потери- из строя выбыло 285 человек.

Сдав свой боевой участок 399-й стрелковой дивизии в ночь на 22 июля, Литовская дивизия сосредоточилась юго-восточнее станции Змиевка. На следующий день она, вместе с другими соединениями в составе 42-го корпуса, перешла в наступление в направлении города Кромы, южнее Орла. В течение четырех дней не удавалось сломить сильное сопротивление противника. Но 27 июля введенная в бой в полосе 48-й армии 3-я гвардейская танковая армия прорвала оборонительные рубежи немцев и ушла на 40 км вперед. После этого Литовская дивизия 28 июля прорвала оборону противника юго-восточнее Змиевки. Преследуя разбитые немецкие части, по тем же местам, где дивизия пыталась наступать зимой, она форсировала Оку, прервала оборону противника в районе деревень Верхняя Боевка, Троицкое, Хмелевая и закрепилась на линии Ивановка- Сосково. А всего за две недели дивизия прошла около 100 км, освободила 54 населенных пункта.

Преодолев упорное сопротивление противника, дивизия форсировала р. Неручь. Тяжелые кровопролитные бои серьезно ослабили соединения, в батальонах, ротах, взводах осталось совсем мало людей. Начальник отдела контрразведки Смерш 48-й армии гвардии полковник К. Пименов, в функции которого входил контроль морального состояния войск, сообщая в эти дни в своем донесении в Военный совет армии о настроениях усталости и подавленности среди солдат и офицеров из-за высоких потерь личного состава Литовской дивизии, приводил такие слова офицеров соединения: «Я не могу с 30 человеками в батальонах наступать. От батальона остался только взвод, а задача дается как батальону… Если штурмом и сумеем взять деревню, то закрепиться в ней будет некому… В дивизии литовцев почти никого не осталось, всех перебили. и т. д.».

Как раз в это время, 20 июля 1943 года из 2-го отдельного Литовского запасного батальона в дивизию вновь прибыло пополнение в количестве 400 человек. Дивизии было приказано сдать свои позиции другим частям армии и отойти во второй эшелон на доукомплектование.

Но 23 июля в штаб дивизии поступил приказ немедленно сосредоточиться в деревне Алексеевка и начать преследование противника.

Отразив яростные контратаки у Борисоглебского, к 27 июля Литовская дивизия подошла к селу Никольскому- мощному узлу обороны гитлеровцев. Бои за овладение Никольским были упорными, и их пришлось вести четверо суток. Бойцы дивизии несколько раз с боем врывались на восточную окраину села, но каждый раз им приходилось отходить после контратак противника. Наступающие части Литовской дивизии неоднократно бомбила немецкая авиация, совершавшая за два дня более 300 самолетовылетов группами по 20-30 самолетов. Противник использовал в контратаках танки и самоходные орудия. В ожесточенной борьбе части дивизии одержали верх, взяв Никольское, однако из-за сильного огневого противодействия противника дальше продвинуться не могли.

1 августа 1943 года дивизия возобновила наступление и перешла к решительному преследованию противника.

3 августа командный пункт дивизии переехал в деревню Плоты, 4 августа- в Новоивановск на берегу Оки, затем- в деревню Новый Хутор, и с 12 августа- в деревню Троицкое.

В день освобождения Орла, когда в Москве был дан первый за все время войны победный салют, полкам Литовской дивизии были торжественно вручены красные Боевые Знамена, которые они пронесли до победы.

Преодолевая упорное сопротивление противника на промежуточных оборонительных рубежах, части дивизии форсировали р. Оку и р. Крому, овладели рубежом Верхняя Боевка- Троицкое- Хмелевая.

Дивизия 11 августа освободила наполовину сожженную орловскую деревню под названием Литва.

После того как дивизия принимала участие в боях оборонительной и наступательной операций Курской битвы, она сосредоточилась в районе поселка Кошелев.

11 августа 1943 года 16-я стрелковая дивизия была переброшена на другое оперативное направление, откуда открывалась дорога в Литовскую ССР. Дивизия была выведена из боев и из состава 42-го стрелкового корпуса. Она совершила марш на восток, прошла по отвоеванным ею местам, сосредоточилась в районе Верхняя Боевка- Сухое- Холодово в 15 километрах северо-западнее Кромы в резерве 48-й армии Центрального фронта. 12 августа она была выведена и из состава 48-й армии и переведена в резерв командующего войсками Центрального фронта. 21 августа по железной дороге она отбыла в Тулу для доукомплектования и отдыха. Три недели, находясь в резерве Ставки Верховного главнокомандования, дивизия спешно готовилась к новым ответственным боям, получив пополнение личным составом, вооружением, техникой и транспортом.

Руководители республики 14 сентября приезжали в дивизию, знакомились с обстановкой, настроениями, состоянием дивизии.

23 сентября дивизию подняли по приказу, погрузили в железнодорожные эшелоны и за пять дней по маршруту Тула- Москва- Кунья перевезли в район Великих Лук на Калининский фронт, где с 27 сентября она была включена в состав 2-го гвардейского стрелкового корпуса 4-й ударной армии (командующий генерал-майор Швецов В.И.).

В ходе операций 1943 года по освобождению Белоруссии и подготовки к освобождению Прибалтики Ставка запланировала Невельскую операцию- нанесение в октябре 1943 года удара в стык немецких групп армий «Север» и «Центр» силами 3-й и 4-й ударных армий.

4-я ударная армия должна была наступать в ходе этой операции на правом крыле Калининского фронта. Основу ее ударной группировки составлял 2-й гвардейский стрелковый корпус генерал-майора А.П. Белобородова. 16-я дивизия была включена в состав корпуса прославленного полководца и приняла активное участие в Невельской, Городокской и Езерищенской операциях, освобождая Белоруссию.

На станции Кунья прибывшие эшелоны быстро разгружались, полки один за другим выступили пешим порядком на позиции к югу от поселка Авенище, где дивизия вошла во второй эшелон 2-го гвардейского стрелкового корпуса.

К 8 октября дивизия была перевезена по железной дороге и сосредоточилась в районе Усова- Сироток- Острова в 20 километрах юго-восточнее Невеля. Но 10 октября дивизия снова получила приказ на марш и первое боевое задание на Калининском фронте. Это был приказ командира 2-го гвардейского стрелкового корпуса А.П. Белобородова 11 октября вступить в бой у озера Ордово, расширить занятый плацдарм, наступая в направлении поселков Езерище, Рудня, и освободить деревню Палкино. Эти позиции находились на острие Езерищенской группировки наших войск, перекрывая узкое дефиле между озерами Ордово и Езерище, а также дорогу на город Городок Витебской области.

В тот же день дивизия перешла в наступление. 167-й полк наступал на деревню Палкино, а 156-й- на Лобок и Езерище. Немцы ударами авиации, сильным минометно-пулеметным огнем, использовав пять танков и несколько самоходных орудий, не позволили развиться наступлению наших войск. Продвижение составило 200–300 метров.

Ночью был предпринят обходной маневр. В тыл врага был послан отряд численностью в 195 бойцов из состава 1-го батальона 249-го полка. Отряд обошел лесами озера Мелкое и Ордово, вышел в тыл обороны противника у деревни Палкино, которую с утра должны были взять одновременной атакой полков с фронта и ударом отряда с тыла. Но поднявшиеся в атаку в 8 утра 12 октября полки не смогли прорваться, так как понесли большие потери от сильного огня и ударов авиации. Атака с фронта сорвалась. Оказалось, что штаб корпуса уже не раз предпринимал ранее подобные маневры, и немцы могли ожидать таких действий. Оказавшийся в окружении отряд не смог прорваться через линию фронта- пробились только 47 солдат и офицеров, остальные погибли, часть была взята в плен. Пленных немцы тут же расстреляли.

17 октября в тыл врага ушел еще один отряд из воинов 249-го полка, численностью в 317 человек, он был вооружен минометами и тремя противотанковыми пушками. Связь обеспечивалась двумя радистами с рациями. Отряд имел задачу, обойдя озеро Ордово, выйти лесами в район западнее Панкры. Отряд, постоянно поддерживая связь с командованием, успешно действовал в немецком тылу, отвлекая силы противника. Заняв окопы противника, бойцы отразили контратаки гитлеровцев, уничтожив при этом два танка. На четвертые сутки, успешно выполнив задачу, по приказу командования отряд вернулся в полк.

18 октября 167-й полк после многодневных тяжелых боев возобновил наступление и наконец взял деревню Палкино.

В целом бои носили ожесточенный характер, наше наступление успеха не имело, противник то и дело переходил в контратаки. В конечном итоге командование 4-й ударной армии пришло к выводу, что попытки лобовым ударом прорвать оборону противника положительных результатов не дали. Дивизия по приказу прекратила активные действия и перешла к обороне, успешно отразив несколько яростных контратак гитлеровцев.

Ожесточенность этих боев объяснялась тем, что гитлеровцы занимали очень удобные для обороны позиции. Они заблаговременно подготовили здесь оборону, оборудовав местность в инженерном отношении: насытили ее огневыми средствами. Причина их отчаянного сопротивления состояла в том, что междуозерье Езерище- Ордово, куда прорывалась дивизия, вело к важным узлам дорог- Городку и Витебску, которые немецкое командование называло «воротами в Прибалтику».

С 19 октября дивизия перешла к обороне, закрепляясь на достигнутых позициях.

Во второй половине октября 1943 года 3-я и 4-я ударная армии вновь успешно пошли в наступление.

Они шли через партизанский край, лесами и болотами, в направлении Полоцка и Пустошки (Витебская область). Войска продвинулись вперед на 70- 80 км и вышли на подступы к Пустошке и дальние подступы к Полоцку.

Образовалась рискованная конфигурация линии фронта. Южнее Невеля немецкая оборона была прорвана на очень небольшом по протяженности участке. Горловина прорыва севернее г. Езерище оставалась узкой- не больше 8- 9 км по фронту, считая акваторию озер Невель, Еменец и Ордово. Вот через эту узкую полосу осуществлялось все снабжение двух ударных армий боеприпасами, горючим, продовольствием. Дорога была крайне уязвима, потому что она насквозь простреливалась не только артиллерийским и минометным, но на ряде участков и пулеметным огнем противника.

Наступательные бои на участке Палкино- Лобок продолжались до конца октября. За это время дивизия уничтожила более тысячи солдат и офицеров врага и много боевой техники. Противник стремился любой ценой ликвидировать нашу прорвавшуюся группировку западнее Невеля. Немецкое командование все время подводило к месту боев резервы. Войска 4-й ударной армии, и среди них 16-я Литовская дивизия, развивали успех южнее Невеля, ведя бои в трудных условиях озерного района.

Со взятием Невеля Калининскому фронту открывались направления действий на Полоцк и Витебск. Полоцк граничил с обширным Полоцко-Лепельским партизанским краем. Витебск немцы считали «воротами в Прибалтику». Потеря немцами этих двух городов выводила советские войска на позиции, угрожающие тылам групп армий «Север» и «Центр».

Между Невелем и Витебском расположен г. Городок. Сюда, в попытке не допустить дальнейшего продвижения на запад наших наступавших фронтов, немцы перебросили две пехотные дивизии, сняв их из-под Ленинграда, где им пришлось остановить активные действия, а с южного крыла группы армий «Центр» — пять пехотных и одну танковую дивизии. Была усилена авиационная группировка.

Севернее и южнее Невеля и восточнее Витебска не затихали ожесточенные бои в течение всего ноября и декабря 1943 года.

В этих боях дивизия участвовала до 25 октября. Отдельные части дивизии и ее артиллерия применялись в боях севернее Витебска. После тяжелых боев дивизия была сменена 25 октября частями 156-й стрелковой дивизии (II формирования) и отведена с передовой на отдых, где она размещалась в деревнях Гришково, Мацилище, Красный Бор. В эти дни части и подразделения дивизии принимали пополнение, приводили себя в порядок.

29 октября она выбыла из состава 2-го гвардейского стрелкового корпуса и перешла в непосредственное подчинение командующего 4-й ударной армией.

Дивизия, меняя районы сосредоточения, к 5 ноября 1943 года перешла в район Высоцкое, Овинище, Ващилы. Штаб дивизии разместился в д. Козлы Невельского района (в 10 километрах северо-восточнее Езерища). Дивизия находилась в этот момент в резерве 4-й ударной армии. Но уже через несколько дней, рано утром 8 ноября, она была поднята по тревоге.

Немцы нанесли сильный удар в стык 3-й и 4-й ударных армий, поставив себе задачу возвратить Невель, захватить межозерное дефиле, закрыть коридор, через который поддерживалась связь армий с тылом, и окружить их. Опасность окружения стала вполне реальной.

 В полдень 8 ноября полки 16-й Литовской дивизии встретили противника у деревень Терпилово, Белины, Блинки, Борок и высоты 191,6. Вечером 8 ноября немцы заняли местечко Борок. На всех позициях Литовская дивизия отстояла свои рубежи в ожесточенном бою.

Позиции артиллерийского полка дивизии (командир -полковник Повилайтис Симонайтис) находились в глубине обороны дивизии как раз на том направлении, по которому гитлеровцы наносили свой удар. Передовые прорвавшиеся танки в сопровождении пехоты возникли перед шестой батареей полка неожиданно. Когда их увидели, они подошли уже на 500 метров. Исход боя решали секунды, и артиллеристы мгновенно открыли точный огонь. Первым же выстрелом орудия сержанта Станисловайтиса был подбит головной танк. От огня артиллеристов взорвался второй танк, после чего третий танк скрылся из виду. Вслед за этим батарея повела огонь по пехоте, причинив ей большие потери. Артиллеристам соседней батареи пришлось отбиваться от близко подошедших к ее огневым позициям танков и пехоты гранатами. Четвертая батарея успела подбить несколько вражеских танков, но понесла большие потери. Однако немцы и здесь не смогли прорваться на север.

С большими для немцев потерями были отражены и последующие атаки вражеских танков и пехоты против позиций Литовской дивизии. По всем позициям Литовская дивизия отстояла свои рубежи в ожесточенном бою.

 В этих оборонительных боях дивизия нанесла противнику большие потери (до 3 тысяч человек), удержала рубеж обороны, подбила и сожгла 12 танков. Немцы потеряли также много артиллерийских орудий, автомашин и были отброшены на исходные позиции. Вместе с другими соединениями Литовская дивизия сорвала план окружения наших 3-й и 4-й армий. Положение на перешейке выправилось благодаря исключительному героизму полка истребителей танков и трех стрелковых дивизий, в их числе 16-й Литовской, которые не только остановили продвижение противника к Невелю, но и уничтожили более 10 тысяч его солдат.

К 29 декабря 1943 года дивизия была сосредоточена в районе поселков Барсучина- Дятлы. Штаб дивизии перешел в поселок Орлея. Дивизия находилась во втором эшелоне 4-й ударной армии в составе то 130-го, то 60-го стрелковых корпусов и приступила к организации обороны фронтом на юг на рубеже деревня Слобода (22 километра западнее Городка)- река Усыса- деревня Деменка.

За период с 1 октября по 31 декабря 1943 года дивизия потеряла убитыми 851, ранеными 2194, пропавшими без вести 189 человек. Общее число потерь составило 3234 человека. На 20 января 1944 года в ротах полков насчитывалось по 30–60 человек.

В последних числах января 1944 года части дивизии на короткое время отводились в тыл.

В середине марта 1944 года, перед началом боев за освобождение Литвы, в 16-й дивизии воевали солдаты и офицеры двадцати девяти национальностей. Русские составляли 39 %, литовцы 32,3 %, евреи 22 %, все другие национальности 6,7 %. При этом дивизия на 88 % состояла из граждан Литовской ССР.

До 12 июня 1944 года дивизия действовала на правом крыле 1-го Прибалтийского фронта в составе 4-й ударной армии и участвовала в освобождении Полоцка 4 июля 1944 года в ходе Полоцкой операции.

Всю первую половину победного 1944 года дивизия часто маневрировала, привлекалась к боям местного значения в общем районе Полоцка на направлении, ведущем в Прибалтику. Хроника событий тех месяцев.

Февраль: в начале месяца полки размещаются в деревнях Застинец, Ковали, Казяны; в конце месяца они переведены в деревни Козирево, Петраки, Грибари.

Март: бойцы роют окопы, готовят оборонительную полосу по реке Оболь, укладывают дорожные пути через болота.

Апрель: дивизия, совершая ночные переходы, передислоцируется в деревни по линии Ковали- Селище.

Освобождение Полоцка, этого важного железнодорожного узла, прикрывавшего подступы к Литве и Латвии, проводилось левым крылом 1-го Прибалтийского фронта. В нем участвовали 43-я армия, 6-я гвардейская, 4-я ударная и 3-я воздушная армии, а также 1-й танковый корпус.

С 27 июня по 8 июля 16-я Литовская дивизия вела бои в составе 4-й ударной армии. В ее задачу входило обойти Полоцк с севера и быть готовой к наступлению на правом фланге армии. Дивизия действовала на очень неблагоприятной для наступательных операций болотистой, поросшей кустарником и лесами, местами совершенно непроходимой местности. Но бойцы проявляли настойчивость, упорство и стремительно продвигались вперед.

Дивизия начала наступление 27 июня 1944 года. В течение двух дней она вела бои в районе деревень Ковали и Ровное Поле. Упорные бои пришлось выдержать при освобождении Дретуни, здесь дивизии понесла большие потери.

Успешно продвигаясь вперед, дивизия прикрывала от фланговых ударов противника наступавшие в центре основные силы армии.

В Дретуни после войны поставлен памятник погибшим воинам дивизии.

В разгар наступления гитлеровцы ударили по правому флангу Литовской дивизии, оказавшемуся открытым из-за отставания соседнего соединения. Однако атаковавшие войска фашистов были встречены подразделениями резерва дивизии во главе с командиром батальона майором В. Виленскисом. Смело наступая, в штыковом бою они разбили и рассеяли атаковавшие немецкие подразделения. Таких фланговых контратак было отбито несколько. С боем была форсирована река Дрисса: понеся потери, 30 июня противник начал отступление на запад и юго-запад, прикрываясь заслонами автоматчиков и минными постановками. Части дивизии, перешедшие к преследованию отступающего противника, возглавил командир 156-го полка подполковник Анатолий Кеселис, литовец родом из Сибири, участник Гражданской войны. В день освобождения Полоцка, 4 июля, он погиб в бою. Похоронен подполковник А. Кеселис на воинском кладбище в Полоцке.

167-й и 249-й полки дивизии преследовали противника в направлении Узницы, Залеси, Рудни, Зеленый Бор. Здесь, на железнодорожной станции Зеленый Бор, прошел последний бой Литовской дивизии в Белоруссии.

 8 июля после окончания боев за Полоцк полки 16-й дивизии заняли оборону на восточном берегу реки Нища.

4 июля 1944 года войска 1-го Прибалтийского фронта вышли в районе озера Дрисвяты (юго-восточнее Даугавпилса) к стыку границ Литовской и Латвийской ССР.

7 июля 3-й Белорусский фронт начал бои в столице Литвы Вильнюсе, завершившиеся его освобождением 13 июля, в котором участвовали литовские партизаны. К началу августа были освобождены другие крупнейшие литовские города- Каунас 3-м Белорусским (1 августа), Паневежис 1-м Прибалтийским (22 июля) и Шяуляй 1-м Прибалтийским (27 июля).

Наступательными боями в Белоруссии завершился второй этап участия литовских бойцов в сражениях против гитлеровских захватчиков на фронтах Великой Отечественной войны. Именно Литовская дивизия представляла в этот момент основные усилия всего литовского народа в войне Антигитлеровской коалиции против гитлеровской Германии и ее сателлитов.

Разгромив крупные силы группы армий «Центр» в Белоруссии, Красная армия расчистила себе путь в Прибалтику и в начале июля 1944 года вступила на территорию Советской Литвы. Тогда же начались бои за ее освобождение.

11 июля стало для дивизии последним днем боев у рек Нища и Дрисса. Завершившей операции под Полоцком 16-й Литовской дивизии 12 июля 1944 года был отдан приказ идти в Литву: пройти форсированным маршем более 500 км по маршруту Березовка- Полоцк- Ветрино- Кутняны-Шарковщина-Тверячюс- Сведасай- Субачюс- Паневежис- Шедува и 2 августа сосредоточиться у Шяуляя. На некоторых этапах бойцы дивизии проходили по 50 и более километров в сутки в полном боевом снаряжении. Марш проходил в обстановке всеобщего ликования- бойцы знали, что пока они все еще воевали под Полоцком, бои развернулись на территории Литвы, что 13 июля войсками 3-го Белорусского фронта под командованием генерала армии И.Д. Черняховского была разгромлена окруженная 15-тысячная группировка противника и после семидневных кровопролитных сражений освобожден Вильнюс.

 2 августа 1944 год дивизия сосредоточилась на юго-восточных окраинах Шяуляя (его уроженцем был командир дивизии, генерал-майор Владас Карвялис). Дивизия вошла в состав 54-го стрелкового корпуса 2-й гвардейской армии, заняла позиции и немедленно получила приказ: организовать круговую оборону на ближних подступах у городу, уделив особое внимание подступам к городу в районе шоссе Кельме- Шяуляй. Дивизию усилили противотанковыми средствами, ей придали два полка войск НКВД и пополнили за счет добровольцев, многие из которых были коренными жителями Шяуляя. Бойцы день и ночь рыли траншеи и ходы сообщения, совершенствовали систему огня, особенно противотанковую оборону, строили заграждения и препятствия.

156-й полк (командир- полковник Владас Мотека) с приданным ему 1-м дивизионом 224-го артиллерийского полка занял позиции по обе стороны шоссе Шяуляй- Куршенай в районе от Вийолю до Дайняй.

249-й полк (командир- подполковник Ф.К. Лысенко) с приданными ему двумя батареями 224-го артиллерийского полка находился во втором эшелоне в готовности вступить в бой при необходимости.

2-й дивизион 224-го полка (16 орудий) был поставлен на высоте с задачей вести стрельбу прямой наводкой.

Имевшиеся в артиллерийском полку 4 гаубицы были размещены за высотой для ведения огня из укрытия.

Место последовавшего здесь через несколько дней ожесточенного боя теперь превратилось в застроенные городские кварталы Шяуляя, и его можно найти только на картах и боевых схемах военных лет.

С 19 января по 21 февраля 1945 года дивизия в составе войск 4-й ударной армии  участвовала в боях за Мемель. 26 января 16-я Литовская дивизия, сосредоточенная в районе Кретинги, составляла резерв командующего армией. К вечеру этого дня разведка частей установила отход противника во вторую и третью линию траншей. Командующий армией отдал приказ о наступлении по всему фронту с утра 27 января. 16-я Литовская дивизия шла вперед в направлении северной части Мемеля, левее 179-й дивизии. Наступление шло по всему фронту, однако к 12 часам наши войска овладели только первой позицией главной полосы обороны противника. Перейдя в наступление в два часа дня, 156-й и 249-й полки продвинулись на четыре километра. 156-й полк вел тяжелый бой за высоту на берегу реки Данге, с которой противник вел обстрел шоссе Клайпеда- Кретинга. Поскольку атака в лоб в шесть часов вечера оказалась неудачной, 249-й полк вышел в тыл противника. В три часа ночи 28 января в город первыми ворвались подразделения 249-го полка, за ними на северные окраины вышли другие части дивизии. В 5 часов 30 минут к заливу вышли подразделения 167-го стрелкового полка.

К утру 29 января из Клайпеды были выведены войска 344-й и 70-й стрелковых дивизий. 16-я стрелковая дивизия осталась в городе одна. Она продолжала разминирование города, приводила себя в порядок и занимала оборону по восточному берегу залива Куришес-Хафф в районе города и к югу от него, до реки Шмельтелле (Шмельц).

С 30 января по 4 февраля 1945 года, части дивизии с боями очищали от противника  косу Курише-Нерунг у Клайпеды. Здесь отличились воины 156-го стрелкового полка, переправившиеся в ночь на 30 января по сильно потрескавшемуся от обстрела льду залива и неожиданно для врага вступившие на Куршскую косу. Гитлеровцы не выдержали внезапного удара и, даже не успев взорвать склады с военным имуществом, стали отступать на север к маяку, где их ждали корабли. В конце косы противник был разгромлен в девять часов утра.

Окончательно коса Курише-Нерунг была очищена от противника 4 февраля к часу дня. За отличие в боевых действиях при освобождении Клайпеды, в результате которых территория Литовской ССР была окончательно освобождена от немецко-фашистской оккупации, дивизии в числе 18 соединений и частей, участвовавших в этих боях, было присвоено почетное наименование Клайпедской. 167-й стрелковый полк был награжден орденом Красного Знамени. По случаю освобождения Клайпеды в Москве был дан салют 20 артиллерийскими залпами из 124 орудий.

Ночью 31 января 1945 года, 16-я Литовская дивизия получила приказ снова идти в Курляндию, где в течение зимы и весны продолжала воевать против гитлеровцев. Утром 8 мая еще шли последние бои, а в 12 часов дня дивизия вместе с другими соединениями Красной Армии приняла капитуляцию частей немецко-фашистской группировки в Курляндии.

Командиры дивизии:

Комбриг, с 03.05.1942 генерал-майор Балтушис-Жемайтис Феликс Рафаилович—  03.04.1942 по 17.04.1943

Генерал- майор Карвялис Владас Антонович- 18.04.1943- 07.09.1944.

Полковник, с 02.11.1944 генерал-майор Урбшас Адольфас Ионович- 08.09.1944- 11.05.1945.

Источники: ЦАМО РФ, фонд 1079, опись 1, дело 22, http://www.nashapobeda.lvhttp://litresp.ru