11-й механизированный корпус

мехкорпуса ркка

11-й механизированный корпус- войсковая часть 7455.

Командир- генерал-майор танковых войск Дмитрий Карпович Мостовенко.

Заместитель по строевой части- генерал-майор Петр Григорьевич Макаров.

Заместитель по политической части- полковой комиссар Александр Павлович Андреев (20.03.41- 7.08.41).

Помощник по технической части — подполковник Пантелеймон Ефимович Божко.

Начальник штаба- полковник Семен Алексеевич Мухин.

Начальник оперативного отдела- военинженер 2 ранга Михаил Иванович Петров.

Начальник разведывательного отдела- капитан Михаил Львович Пугачев.

Начальник отдела связи- майор Михаил Иванович Новиков.

Начальник строевого отдела- интендант 3 ранга Иван Николаевич Постников.

Начальник отдела тыла- майор Владимир Васильевич Смирнов.

Начальник артиллерии- генерал- майор Николай Михайлович Старостин.

Начальник автотранспортной службы- майор Емельян Федорович Руденко.

Начальник инженерной службы- майор Николай Васильевич Клыков.

Начальник химической службы- подполковник Василий Филиппович Полыгалов.

Начальник снабжения — майор Александр Евдокимович Кононов.

Заместитель начальника отдела политпропаганды — полковой комиссар Алексей Константинович Чурсин (1.04.41- 7.08.41).

Состав:

29-я танковая дивизия- в/ч 1822. Командир- полковник Николай Петрович Студнев.

33-я танковая дивизия- в/ч 8483. Командир- полковник Михаил Федорович Панов.

204-я моторизованная дивизия- в/ч 9590. Командир- полковник Алексей Михайлович Пиров.

16-й мотоциклетный полк- в/ч 7490. Командир- майор Рогода. Помощник по технической части- старший лейтенант Андрей Александрович Кузьмин. Помощник по хозяйственной части- интендант 3 ранга Николай Петрович Руднев. Начальник штаба- капитан Петр Ерофеевич Ворожеев. Начальник связи- капитан Исак Израилевич Карасик.

456-й отдельный батальон связи- в/ч 7486. Командир- капитан Артамон Серапионович Рябов.

64-й отдельный мотоинженерный батальон- в/ч 7488. Командир- капитан Сергей Иванович Иванов.

111-я корпусная авиационная эскадрилья- в/ч 5803.

Формирование:

Корпус начал формироваться в марте 1941 года в Западном Особом военном округе.

29-я танковая дивизия формировалась на базе 25-й танковой бригады в Гродно.

33-я танковая дивизия формировалась на базе 15-й танковой бригады (второго формирования).

204-я моторизованная дивизия была сформирована на базе 9-й моторизованной бригады в Волковыске на месте убывшей под Белосток 7-й танковой дивизии.

Автомашинами корпус был укомплектован всего на 15 %, в артиллерийских полках дивизий имелся большой некомплект орудий и тракторов-тягачей. Корпус как боевая единица по существу представлял собой дивизию, вооруженную главным образом легкими танками.

Планировалось дополнительно поставить в 204-ю моторизованную дивизию несколько десятков танков Т-40, однако они не дошли до адресата. 4 июля 1941 года эшелон с этими танками (10 платформ) был обнаружен на станции Люботин.

Дислокация:

Управление- Волковыск; 16-й мотоциклетный полк- Модзейки.

29-я танковая дивизия- Гродно.

33-я танковая дивизия- Сокулка; 33-й мсп- Кезмялки; 33-й орб- Золотая Весь; 33-й атб- Шишки; 33-й понб- Слоя.

204-я моторизованная дивизия- Волковыск; 700-й мсп- Ментовичи; 706-й мсп- Порозово; 657-й ап, 202-й апд- Конюхи; 126-й тп- Мосевиче; 682-й орб- Мотибув; 382-й либ- урочище Замковый Лес; 158-й озад- хутор Михайловка; 193-й од ПТО- Жорнувка; 111-й рвб- Субаче; 675-й атб, ремонтная мастерская и 51-я ррег- Изабелин.

Боевые действия:

Утром 22 июня немецкие дивизии сломили сопротивление частей 4-го стрелкового корпуса (генерал-майор Е. А. Егоров) и продвигались к Неману. Чтобы парировать удар, командующий 3-й армией генерал В. И. Кузнецов решает ввести в бой соединение 2-го эшелона армии- 11-й механизированный корпус. Ему поставлена задача: встречным ударом разгромить противника и выйти на рубеж Сопоцкин, река Бобр. Наступление корпуса поддерживал 16-й бомбардировочный полк 11-й смешанной авиационной дивизии.

11-й механизированный корпус, находившийся во втором эшелоне 3-й армии, с 4:00 не имел связи ни со штабом армии, ни со штабом округа. Командир корпуса начал действовать согласно плану прикрытия. Части корпуса начали выдвижение в район Гродно, Сокулка, Индура. До 15 % танков пришлось оставить в месте дислокации, так как они находились в ремонте.

Начало войны 29-я танковая дивизия встретила в Гродно. Под воздействием авиации дивизия выводилась в район сосредоточения, при первом же воздушном балете бомбардировке подверглись казармы 59-ro танкового полка. Исходные районы части заняли к 8 утра, в сторону границы (к Августовскому каналу) был выслан разведывательный батальон. Вскоре от командира батальона поступила информация о немецких танковых и моторизованных колоннах, пересекших границу у Сопоцкина и двигающихся к Гродно.

Когда 29-я танковая дивизия сосредоточилась в роще юго-западнее Гродно, командир дивизии и 9 часов получил непосредственно от командующего армией приказ: «Противник с целью спровоцировать конфликт и втянуть Советский Союз и войну перебросил на отдельных участках государственной границы крупные диверсионно-подрывные команды и подверг бомбардировке наши некоторые города. Приказываю: 29-й танковой дивизии во взаимодействии с 4-м стрелковым корпусом ударом и направлении Сопоцкин- Калеты уничтожить противника, границу не переходить. Об исполнении донести». Вслед за приказом командарма командиру дивизии был вручен прибывшим на броневике офицером связи приказ командира корпуса, который требовал «уничтожить наступающего противника и выйти на фронт Сопоцкин- Липск».

Около 10 часов утра командир дивизии отдал боевой приказ на уничтожение прорвавшегося противника. Моторизованные полк дивизии был выведен в резерв командующего армией.

Уже с 11 часов 29-я танковая дивизия вела бой с противником. 57-й танковый полк начал движение вдоль шоссе Гродно- Сокулка, 59-й полк контратаковал противника вдоль дороги Гродно- Голынка.

К 12 часам 57-й полк выдвинулся на рубеж Наумовичи, Лабно- Огородники. Высланная вперед разведка сообщила, что и районе Голынки появилось до батальона мотопехоты противника с танками. Продвигаясь дальше, полк вскоре вошел в непосредственное соприкосновение с немецкими частями. Столкнувшись с противником, полк занял глухую оборону. Немцы предприняли несколько атак с привлечением танков и авиации. Все они были отбиты с немалыми для противника потерями- по документам советской стороны и воспоминаниям участников событий только в первых двух атаках немцы потеряли 18 танков [Немецкие танковые дивизии на этом направлении не действовали, но за танки могли быть приняты бронеавтомобили разведывательных батальонов и штурмовые орудия пехотных дивизий.]. Однако большие потери понес и 57-й танковый полк, особенно от налетов авиации. Погиб начальник оперативной части полка, самому начальнику штаба майору Петухову взрывом оторвало обе ноги. Полк продвинулся до рубежа Перетупь, Голынка, где встретил сильную противотанковую оборону противника и одновременно стал подвергаться непрерывным атакам с воздуха.

Левее 59-й танковый полк, выдвигаясь в сторону границы, на полпути встретил немецкие танки. Здесь завязался встречный бой. Он шел с переменным успехом- то полк отбрасывал немцев на несколько километров, то они вновь контратаковали и вынуждали батальоны 59-го полка отходить, оставляя горящие танки. К 13:00 дивизия вела бой на рубеже Богатыри, Голынка, Новы Двур.

29-я танковая дивизия и ходе ожесточенного встречного сражения отбросила немцев и вышла на рубеж Лобны- Огородники и Конюхи- Наумовнчи. Части дивизии с боями продвинулись до 7 км. Но за этот частный успех пришлось заплатить дорогой ценой. Согласно документам штаба 9-й армии вермахта только 8-я пехотная дивизия генерал- майора Хёне (Hohne) подбила 22 июня под Гродно 80 танков.

33-ю танковую дивизию война застала в Сокулке в стадии формирования. Практически без техники и с некомплектом личного состава (пришлось оставить в местах дислокации до 50 % личного состава) дивизия вела наступление и направлении Липск, Августов с задачей выйти на рубеж Липск, Штабин.

В связи с отходом частей 4-го стрелкового корпуса от границы вся тяжесть ведения боевых действий легла на 11-й механизированный корпус.

Неодновременный ввод и бой частей корпуса, отсутствие авиационного прикрытия, отсутствие связи и взаимодействия между частями и штабами способствовали тому, что контрудар 11-го мехкорпуса не принес ожидаемого результата. Противник ударами авиации и подошедшему резервами заставил соединения корпуса перейти к обороне, К исходу первого дня войны корпус вел сдерживающие бои на фронте Конюхи, Новы Двур, Домброва.

Пока танковые части 11-ro мехкорпуса сражались западнее Гродно, командование 3-й армии пыталось создать тыловой оборонительный рубеж силами 85-й стрелковой и 204-й моторизованной дивизий. Но если 85-я дивизия дислоцировалась в Гродно и окрестностях, то 204-я должна была совершить длительный марш из района Волковыска. Первый эшелон полков перебрасывался автомашинами, остальные комбинированные маршем. Из-за отсутствия оружия 2000 человек пришлось оставить в местах постоянной дислокации. Артиллерийский полк выступил только с одним дивизионом, остальные не имели материальной части.

Во второй половине дня немецкие войска подошли к Гродно. Город прикрывали 85-я стрелковая (генерал-майор А. В. Бондовский) и 204-я моторизованная дивизии. Последняя, прибыв под Гродно, заняла оборону юго-западнее города, на рубеже Солы, река Лососьна, Новики. К 16 часам 700-й моторизованный полк с батареей орудий и 20 танками 126-го танкового полка развернулся фронтом на северо-запад, 706-й моторизованный полк- фронтом на запад, западнее железной дороги Гродно- Белосток. Командный пункт дивизии находился юго-западнее деревни Гибуличи. До конца дня дивизии продолжали совершенствовать свою оборону и вели разведку.

В связи с отходом правого соседа- 11-й армии Северо-Западного фронта— в стыке между фронтами образовался разрыв, в который устремились войска противника, начавшие быстрое продвижение в направлении Лиды. Командующий 3-й армией принял решение- в ночь на 23 июня отвести войска армии на рубеж рек Котра и Свислочь для создания устойчивой обороны восточнее и южнее Гродно; город предполагалось оставить.

Снялась с позиций и двинулась походными колоннами на восток 85-я стрелковая дивизия. 204-я моторизованная дивизия осталась на занимаемых позициях, продолжая укреплять свою оборону. Прикрывая отход частей армии, к вечеру подошли к Гродно и танковые дивизии.

В ночь на 23 июня было получено боевое распоряжение командующего Западным фронтом: командующему войсками 3-и армии надлежало всеми силами удерживать Гродно. Однако 23 июня город все же был оставлен войсками 3-й армии, сам штаб армии из Гродно переместился в Лунно.

Отошел восточнее города и 11-й мехкорпус. 29-я танковая дивизия в 17:00 23 июня вела бой с танками и пехотой противника на рубеже Гибуличи, Ольшанка. 33-я танковая дивизия в 10:00 сражалась на рубеже Куловце (16 км юго- западнее Гродно), Сашкевце. По оценке командования 3-й армии потери корпуса за 22–23 июня составили около 40–50 танков.

23 июня командующий фронтом генерал армии Д. Г. Павлов в соответствии с распоряжением, полученным из Генштаба, принял решение создать конно-механизированную группу войск и нанести ими мощный контрудар по наступающим немецким войскам в общем направлении Белосток, Гродно с целью уничтожить противника на левом берегу Немана и не допустить выхода его частей в район Волковыска. В контрударе должны были участвовать 6-й и 11-й механизированные корпуса и 36-я кавалерийская дивизия под командованием генерал-майора Е. С. Зыбина. Возглавить эту группу войск командующий фронтом поручил своему заместителю генерал-лейтенанту И. В. Болдину.

Предназначавшиеся для контрудара 11-й механизированный корпус и ряд других соединений были уже втянуты в ожесточенные оборонительные бои и, не имея авиационного прикрытия, несли большие потери. Снимать их с оборонительных рубежей- значило ослабить оборону без достаточной надежды на успех.

К тому же отсутствие связи не просто затрудняло, а в ряде случаев совершенно исключало возможность согласовывать усилия соединений ударной группы и даже управлять ею. Так, не было связи между механизированными корпусами, между генералом Болдиным и штабом 3-й армии.

Не имея связи ни со штабом фронта, ни с генералом Болдиным и располагая всего лишь несколькими часами до назначенного срока начала наступления, командующий 3-и армией оказался перед необходимостью действовать самостоятельно. В ночь на 24 июня он принял решение перейти силами 11-го механизированного корпуса и 85-й стрелковой дивизии в наступление на Гродно и, овладев им, выйти на рубеж реки Лососьна. Остальным войскам армии надлежало держать оборону на рубеже реки Котра.

11-му механизированному корпусу с 10 утра надлежало наступать из района Гибуличи, Куловце, Дойлидки на Гродно.

24 июня 700-й мотострелковый полк 204-й дивизии совместно с частями 29-й (без 59-го полка) и 33-й танковых дивизий наносил фланговый удар по немецким войскам, наступавшим из Сувалкинского выступа. Ожесточенные бои развернулись в районе Коробчицы, Каролин.

По донесению командующего войсками 3-й армии 11-й механизированный корпус одной танковой дивизией в 20:00 24 июня занял район Гнойница. Незначительно продвинувшись вперед, отряд 204-й моторизованной дивизии к исходу дня прекратил наступательные действия и перешел к обороне на рубеже Гибуличи, Ольшанка. Мотострелки и дивизион 657-го артполка заняли позиции у деревни Коптевка и удерживали их в течение двух суток.

К 25 июня 33-я танковая дивизия оказалась в 6-м кавалерийском корпусе, командир которого отдал ей приказ «…6) 33 ТД основная задача прикрыть направление на Белосток и районе южная окраина Сокулка, кол. Курылы, кол. Велихловце».

К 25 июля 11-й механизированный корпус, ведя бои на рубеже Погараны, Гибуличи, понес большие потери в личном составе и боевой технике. В 29-й и 33-й тд осталось по 300- 400 человек, до 30 танков, в полках 204-й мд осталось по неполному батальону и до 20 бронемашин. Все тылы дивизий разбиты.

Разобщенные части 3-й армии под сильным натиском противника начали беспорядочный отход вдоль реки Неман в направлении Лунно, Мосты, и на Россь. Прикрываясь выброшенными к переправам у Лунно и Мостов частями 204-й мотодивизии, остатки 3-й армии двигались в направлении Новогрудка.

11-му мехкорпусу пришлось выдержать тяжелый бой, прорываясь через заслон на реке Россь. Пути отхода в районе Зельвы оказались перерезаны и прочно блокированы немцами. Тогда часть окруженных войск устремилась по единственной доступной грунтовой дороге к деревне Пески, где имелась переправа через реку. Пески немцами еще не были заняты и там переправлялись в основном части 3-й армии. Наиболее организованно отходили подразделения 11-го механизированного корпуса и кавалеристы 6-го кавкорпуса. Они сметали выставленные на их пути заслоны, оставляли на путях отхода небольшие отряды прикрытия и отходили на следующий рубеж, уничтожая за собой переправы. Так был сожжен мост через Неман в Лунно, а после переправы через Зельвянку взорван мост в Песках.

Следующей водной преградой на пути отступающих частей корпуса стала река Щара. В авангарде шли остатки 57-го танкового полка, около реки полк наткнулся на немецкий заслон, охранявший исправный мост. По приказу командира дивизии подготовили 18 танков, слив с других горючее, укомплектовав их боеприпасами, остальные машины уничтожили. Во время боя танк комполка майора Черяпкина был подбит, сам он ранен. Пока майор приходил в сознание, отряд, прорвавшийся через мост, ушел вперед. Сколотив небольшую группу (в ней были начхим дивизии майор Егоров, командир мотострелкового полка майор Храбрый и другие), майор Черяпкин повел ее к Минску и дальше на восток, где отряд вышел к своим [Уже в звании полковника Черяпкин отличился в январе 1945 года, командуя 50-й гвардейской танковой бригадой; 6 апреля 1945 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза.].

Когда к Щаре подошли основные силы корпуса, авангард ушел далеко вперед, и пришлось вновь пробивать немецкий заслон. После боя у деревни Большие Озерки удалось выйти к реке, но мост около деревни Новая Воля оказался взорванным. К рассвету саперы 382-го инженерного батальона навели новый мост из обломков старого и разобранного сруба, началась переправа войск. Сначала пошли четыре ЗИСа с ранеными, потом на противоположный берег перетащили насколько противотанковых пушек, два штабных автобуса и бронемашину. Перед восходом солнца немецкая авиация разбомбила мост и больше не дала его восстановить. Часть автотранспорта и бронетехники пришлось бросить на западном берегу Щары, люди переправлялись вплавь. У переправы через реку часть корпуса вновь были атакованы немцами, атаку отбили танкисты батальона капитана Н. М. Никитина. после боя генерал Мостовенко приказал уничтожить всю технику на западном берегу: танки и машины сжечь, орудия- утопить. Несколько танков все же перетащил на восточный берег загерметизированный Т-34.

28 июня командир 11-го механизированного корпуса провел в лесу восточнее Щары совещание с подчиненными командирами. Кроме них присутствовали командиры 6-ro кавалерийского корпуса генерал-майор И. С. Никитин и 36-й кавалерийской дивизии генерал- майор Е. С. Зыбин. На совещании было принято решение: имеющимися силами закрепиться на реке Щара, а для установления связи со штабом 3-й армии или штабом фронта послать группу командиров. Но возвращения этой группы так и не дождались и, ввиду больших потерь, генерал-майор Мостовенко приказал отходить отдельными группами через Новогрудок, Кореличи, Мир на старую границу. Сам комкор пошел со штабами 29-й и 33-й танковых дивизий, штаб 204-й дивизии- с частями обслуживания и частью личного состава 706-го мотострелкового полка.

Группа, выходившая с командиром корпуса, присоединилась к 24-й стрелковой дивизии генерал-майора К. Н. Галицкого перед ее прорывом в полесье. 14 июля дивизия вышла к своим войскам в 80 км северо-восточнее Мозыря.

Группа 204-й мотодивизии, проходя через Кореличи, встретила здесь заместителя командующего фронтом генерал-лейтенанта Болдина, который подтвердил приказ на отход к старой границе в направлении Столбцов. В группе было несколько грузовых и легковых машин, на грузовиках было установлено 4 станковых пулемета. Западнее местечка Мир и деревне Уша группа была встречена противником. Завязался бой, продолжавшийся с перерывами до вечера. Когда стемнело, уничтожив автомашины, группа полковника Пирова по заранее разведанному маршруту перешла через реку Уша и ушла дальше на восток.

В начале июля успешно перешла старую границу группа 204-й мотодивизии. В последующие дни они объединились с остатками управления 3-й армии (около 10 человек, и том числе командующий армией, член Военного совета, командующий ВВС) и с одним из отрядов 24-й стрелковой дивизии (около 500 человек).

Теперь в объединенном отряде насчитывалось более 1000 человек, из них около 200 человек комсостава, 8 станковых пулеметов. 27 июля отряд, который возглавил генерал-майор В. И. Кузнецов, подошел к линии фронта в районе железной дороги Рогачев- Могилев. В ночь на 28 июля он вышел в расположение 63-го стрелкового корпуса (комкор Л. Г. Петровский).

Рядовой, младший и средний комсостав остался в корпусе, а старший комсостав выехал в Гомель, где началось формирование новой 3-й армии. Бывший начальник штаба 204-й моторизованной дивизии подполковник Посякин был назначен начальником оперативного отдела штаба армии, бывший командир дивизии полковник Пиров- командиром 75-й стрелковой дивизии, комиссар дивизии Мандрик- комиссаром штаба армии.

Источник: механизированные корпуса РККА в бою: история автобронетанковых войск Красной Армии в 1940- 1941 годах, Е. Дриг,- 2005.

Статья опубликована при поддержке сайта gpsnavigator.playgrodno.by, где вы также сможете найти информацию по ремонту навигаторов в Гродно.