10-й механизированный корпус

мехкорпуса ркка

10-й механизированный корпус- войсковая часть 8144.

Командир- генерал-майор танковых войск Иван Гаврилович Лазарев (11.03.41- 20.07.41).

Заместитель по политической части- бригадный комиссар Семен Иванович Мельников.

Помощник по технической части- майор Филипп Иванович Мишнев.

Начальник штаба- полковник Дмитрий Иванович Заев.

Начальник оперативного отдела- майор Владимир Герасимович Петровский.

Начальник разведывательного отдела- капитан Коянович.

Начальник отдела связи- подполковник Иван Петрович Чешев.

Начальник строевого отдела- интендант 3 ранга Борис Савельевич Орлов.

Начальник отдела тыла- майор Александр Васильевич Шевлягин.

Начальник артиллерии- генерал-майор артиллерии Иван Михайлович Тынянских.

Начальник штаба артиллерии- майор В. Н. Мегератый.

Начальник инженерной службы- майор Павел Федорович Мухин.

Начальник химической службы- майор Леонид Михайлович Плужников.

Начальник автотранспортной службы- майор Викентий Васильевич Смирнов.

Начальник санитарной службы- военврач 1 ранга Михаил Александрович Иванов.

Начальник снабжения- интендант 1 ранга Леонид Константинович Григорьев.

Состав:

21-я танковая дивизия- в/ч 9006. Командир- полковник Леонид Васильевич Бунин (11.03.41- 1.08.41),  полковник Григорий Гаврилович Кузнецов (2.08.41- 3.03.42).

24-я танковая дивизия- в/ч 9644. Командир- полковник Макарий Иванович Чесноков.

198-я моторизованная дивизия- в/ч 8744. Командир- генерал-майор Владимир Викторович Крюков.

7-й мотоциклетный полк- в/ч 8185. Командир майор Виктор Викторович Лейциигер (умер от ран в эвакогоспитале 29.12.45 г.), капитан Борис Васильевич Илюшин, майор Вадим Николаевич Соболев (с 15 июля 1941 года). Заместитель по политической части- батальонный комиссар Андрей Михайлович Герасименко. Начальник штаба- капитан Семен Павлович Хайдуков.

386-й отдельный батальон связи. Командир- капитан Генрих Алексеевич Ролин.

34-й отдельный мотоинженерный батальон. Командир- капитан Иван Федорович Акиньшин.

110-я корпусная авиационная эскадрилья- в/ч 4761

65-я полевая касса Госбанка.

Формирование и укомплектование:

Корпус начал формироваться в марте 1941 года в Ленинградском военном округе.

21-я танковая дивизия была сформирована на базе 40-й танковой Краснознаменной бригады, участвовавшей и Финской войне. По данным М. Свирина и М. Коломийца («Легкий танк Т-26. Часть 1»), в 21-й танковой дивизии имелось: 121 Т-26 с 45-мм пушкой, 22 ХТ, 39 пулеметных двухбашенных Т-26, 6 Т-26 двухбашенных с 37-мм пушкой, 2 CT-26, 8 тягачей-транспортеров Т-26, 3 Т-38, — то есть всего 191 танк (201 единица бронетехники).

24-я танковая дивизия вела cвою историю от 11-го запасного танкового полка и унаследовал» от него сильно изношенную учебную материальную часть: 139 машин БТ-2 и 142 танка БТ-5 (в сумме 281 танк). Кроме того, в дивизии не хватало комсостава, было очень мало средств связи, автотранспорта и артиллерии, а личный состав танковых экипажей имел очень слабую подготовку.

198-я моторизованная дивизия сформирована на базе 7-й мотострелковой бригады в Стрельне.

Дислокация:

К началу войны корпус дислоцировался вокруг Ленинграда:

управление- Новый Петергоф;

21-я танковая дивизия- Лемболово, Черная речка, Сертолово-2;

24-я танковая дивизия- Пушкин;

198-я моторизованная дивизия- Ораниенбаум, Стрельна.

Боевые действия с 23 июня по 9 июля 1941 года:

22 июня 1941 года корпус был поднят по тревоге. Дневное время суток в соединениях заняли митинги и подготовка к выдвижению по плану прикрытия. 23 июня 1941 года корпус выступил к финской границе, оставив в пунктах постоянной дислокации значительное количество неисправной техники. Например, только 24-я танковая дивизия оставила в Пушкине 22 танка БТ-2 и 27 Б’Г-5. Через Ленинград на Выборг следовали походным порядком. Протяженность маршрута 24-й танковой дивизии составила 160 километров, которые она преодолела за 49 часов. В ходе марша дивизия потеряла по техническим причинам еще 55 танков — из 232, выступивших в поход. 21-я танковая дивизия, располагавшаяся севернее Ленинграда, совершила марш меньшей протяженности и более организованно. Вся отставшая техника немедленно ремонтировалась специально созданной службой замыкания. Уже к середине 24 июня 1941 года все моторизованные части дивизии прибыли в большой лесной массив в районе населенного пункта Иля- Носкуа.

К утру 25 июня соединения корпуса в основном сосредоточились на обширном лесном пространстве северо-восточнее города Выборг напротив финского города Иматра. 198-я мотострелковая дивизия расположилась в лесном массиве у Юск-Ярви, имея расстояние между полками до 15–20 километров, а 24-я танковая дивизия сосредоточилась в районе Лейпола. 21-я танковая дивизия разместилась в районе Хянниккяляниеми, Иоллила, Иля-Носкуа. Продолжали марш лишь пешие подразделения корпуса; благодаря комбинированному использованию автотранспорта эти части подошли в районы сосредоточения к исходу 27 июня.

Получив в свое распоряжение большое количество танков (похоже, армейское командование такие ударные соединения как «механизированный корпус» иначе и не воспринимали), командующий 23-й армией генерал- лейтенант П. С. Пшенников начал изымать из состава корпуса танковые взводы, роты и даже батальоны, придавая их стрелковым дивизиям первой линии и управлениям корпусов. Только из состава 21-й танковой дивизии на усиление пехоты было выделено не менее 49 танков с соответствующим количеством автомашин, необходимым для их снабжения ГСМ и боеприпасами. 10 бронемашин из дивизии были направлены для охраны штаба 23-й армии. Такие действия командования резко ослабляли боевую силу соединений.

Основные усилия финны направили на прорыв к побережью Ладожского озера в стыке 7-й и 23-й армий. Советские 168-я и 142-я стрелковые дивизии, оказывая достойное сопротивленне противнику, медленно отходили. Уже 1 июля 1941 года советским командованием было принято решение на контрудар силами 10-го механизированного и 19-ro стрелкового корпусов по правому флангу финской ударной группировки. Однако силы, реально выделенные для этой цели, оказались более чем слабыми- всего лишь один стрелковый батальон и четыре артиллерийских дивизиона 115-й стрелковой дивизии генерал- майора В. Ф. Конькова, а также усиленный разведывательный батальон 21-й танковой дивизии. Эта группа имела задачей овладеть районом Иматра, который следовало удерживать до подхода пехоты. В случае неудачи- установить численность и нумерацию частей и соединений противника. Основная часть 21-й тд, как и большинство соединений 10-го МК, оставались во втором эшелоне.

Организация атаки утром 2 июля была безобразной. Пехота 115-й дивизии к атаке не присоединилась, а артиллерия поддерживала части только на начальном этапе действий. Тем не менее, разведбат 21-й танковой дивизии, сбивая небольшие заслоны финской пограничной стражи, углубился на территорию Финляндии на 4 километра. Встретив на высотах южнее Иматры небольшое, но организованное сопротивление, батальон отошел на свою территорию, не наполнив задачи. Было установлено, что этот участок обороняется незначительными силами противника.

В районе Иматра находился самый узкий перешеек финляндской территории между советской границей и крупным озером Сайма. Перерезав его, советскому командованию удалось бы разобщить ударные группировки финской армии, лишив их локтевой связи, маневра и достаточного снабжения. Слабость финских войск на этом направлении придала уверенности с советскому командованию.

Было решено привлечь к наступлению всю 21-ю танковую дивизию и пехоту 115-й стрелковой дивизии. Однако нерешительность советского командования, проявленная в предыдущие дни, привела к полной потере инициативы на советско- финском фронте. К исходу 2 июля 1941 года обстановка на правом фланге 23-й армии обострилась настолько, что потребовала немедленного введения и бой резервных войск. На правый фланг армии начала свое перемещение 198-я моторизованная дивизия.

В ночь на 3 июля на командный пункт 21-й танковой дивизии прибыл начальник АБТО 23-й армии генерал-майор Лавринович. Не дожидаясь возвращения сюда командира и начальника штаба дивизии, находившихся в частях, он отдал приказ о погрузке 41-го танкового полка в эшелон в направлении его в район Элиссиваара- н распоряжение направлявшейся туда же 198-й моторизованной дивизии.

Полк в составе 41 танка был погружен в эшелон в рекордно короткие сроки. На правый фланг армии, в состав 142-й стрелковой дивизии, убыл и резервный полк 115-й стрелковой дивизии.

Значительно ослаблением 21-й танковой и 115-й стрелковой дивизиям предстояло выполнять ранее поставленную задачу. В довершение ко всему, после в общем-то безобидного рейда разведотряда на Иматру финское командование усилило это направление дополнительными войсками.

В 12 часов дня в районе Энго началась артиллерийская подготовка четырех дивизионов 115-й стрелковой дивизии. Проходила она вяло и представляла, скорее, неспешный обстрел финской территории с темпом 1 снаряд в минуту. Дивизия получила задачу наступать в направлении Иматры, выйти иа перешеек к стаиции Вуоксениска, Ималян-Ярви и захватить Иматру и переправы на реке Вуокса, отрезать и уничтожить оставшегося противника в районе населенных пунктов Юсела, Иммалян-Ярви, Якола. В 14 часов, после долгих проволочек, 21-я танковая дивизия вновь пересекла советской-финскую границу и устремилась на Иматру. Танки (45 Т-26) действовали в группе поддержки пехоты по одной дороге. Ни oт танковых, ни от стрелковых частей pазведка вперед выслана не была. В течение 3 часов танки продвинулись всего на 1,5 км. Последующие три часа танки стояли в походной колонне на дороге под воздействием огия финской артиллерии. К исходу дия командир корпуса приказал закрепиться иа достигнутом рубеже. Ночью ввиду неорганизованности и паники произошла перестрелка между своими подразделениями. Вызванный танковый резерв, не разобравшись в обстановке, открыл огонь по командному пункту командира мотострелкового полка. В итоге 160 человек было убито и ранено.

Финские войска придерживались своей излюбленной тактики, которая принесла им успех еще в период Зимней войны. Позволив советским танкистам втянуться в глубь финляндской территории на 5–6 километров, они остановили дальнейшее продвижение сосредоточенным огнем. Одновременно финны предприняли фланговую контратаку, пытаясь окружить атаковавших и посеять в их рядах панику. Уже к исходу дня командир 21-й танковой дивизии попросил вышестоящее командование вывести дивизию из боя для предотвращения тяжелых потерь.

С 4 июля 1941 года соединение приводило себя в порядок в районе Яски.

К сожалению, достоверных данных о действиях 24-й танковой дивизии на Карельском перешейке не имеется. Известно лишь, что до отправки соединения на Лужское направление 5–6 июля дивизия также побывала в боях.

4 июля 1941 года вступила в бой и районе станции Койвумяки, Эско и 198-я моторизованная дивизия. 450-й и 452-й мотострелковые полки при поддержке 41-го танкового полка 21-й танковой дивизии атаковали наступавшего противника и отбросили его на насколько километров. При этом соединение понесло большие потери и вынуждено было перейти к обороне.

4 июля начальник Генерального штаба приказал командующему войсками Северного фронта вывести 10-й механизированный корпус в свой резерв. Корпус надлежало к исходу 6 июля сосредоточить в районе Красногвардейска и Пушкина в готовности действовать в южном направлении- против наступавших из Прибалтики немецкой группы армий «Север».

Однако вывести из боя корпус и полном составе не удалось. Ввиду развивавшегося наступления финнов на Карельском перешейке, в составе 23-й армии в качестве резерва было решено оставить 198-ю моторизованную дивизию. Из танковых дивизий корпуса были изъяты значительные силы, которые, в качестве пяти отдельных танковых батальонов, составили «армейскую танковую группу» 23-й армии. Четыре из них передали стрелковым дивизиям, а один остался и резерве командующего армией. 21-я танковая дивизия выделила на эти цели 54 танка Т-26, а 24-я танковая дивизия- 102 танка, преимущественно БТ-2 и лишь несколько БТ-5, из коих только 59 были боеспособны. В состав 7-й армии на петрозаводское направление 24-я танковая дивизия выделила два батальона из трех, входивших в состав мотострелкового полка. Эту группу возглавил капитан Зуев.

Лужский рубеж. 9- 20 июля 1941 года:

С 6 по 9 июля основные части 21-й и 24-й танковых дивизий совершили переход в район севернее Луги. Техника перевозилась эшелонами, а часть личного состава- на автомашинах. Обе дивизии сосредотачивались в районе севернее Луги.

9 июля 1941 года части танковых дивизий прошли переформирование: все боеспособные танки были сведены в один танковый полк на каждую дивизию. В 21-й танковой дивизии остался 42-й полк, в 24-й дивизии- 49-й полк (личный состав 48-го полка передан на укомплектование 12-го запасного танкового полка).

9 июля противник занял Псков и начал беспрепятственно распространяться севернее и восточнее города. Создалась реальная угроза выхода немцев на оперативный простор на ближних подступах к Ленинграду. Учитывая это, Ставка ГК в тот же день передала в распоряжение командующего Северо-Западным фронтом 21-ю танковую, 70-ю и 177-ю стрелковый дивизии.

21-я танковая дивизия выступила из Луги рано утром 10 июля. Достигнув головой колонны населенного пункта Заполье (в 42 километрах южнее Луги), соединение внезапно получило приказ вернуться в прежний район сосредоточения.

Танки прямо на дороге пришлось разворачивать на 180 градусов и направлять назад. По возвращении дивизии в район северо-восточнее Луги, командир 10-го механизированного корпуса отдал очередной приказ о сосредоточения 21-й танковой дивизии в районе Порхова. Следуя туда-сюда, дивизия за день выдержала 95- 100 километров марша, до предела измотавшего личный состав. Последние танки из Заполья вернулись только к вечеру.

Уже в 23 часа 10 июля передовые танки второй раз за день проследовали через Лугу, направляясь на Порхов через Заполье и Лудонь. 21-я танковая дивизия покидала состав 10-го механизированного корпуса. В дальнейшем она действовала в составе 1-го механизированного корпуса, участвовала в контрударе советских войск под Сольцами.

В этот день передовые части германского XXXXI моторизованного корпуса генерала Г. Рейнгардта (Rainhardt) вышли к Плюссе- предполью главной полосы обороны в районе Луги.

Обороняющиеся на этом рубеже части, в том числе и 24-я танковая дивизия, отразили все атаки противника. Попытка немецких 1-й и 6-й танковых и 36-й моторизованной дивизии прорваться на этом участке успеха не имела.

Рано утром 11 июля 1941 года командир корпуса И. Г. Лазарев прибыл в штаб 177-й стрелковой дивизии на южной окраине города Луга для установления взаимодействия 24-й танковой дивизии с этим соединением. В это время танкисты, имея на вооружении всего 98 танков БТ-2 и БТ-5, продолжали сосредотачиваться севернее Луги. Командный пункт 24-и дивизии расположился в селе Купели.

К вечеру 12 июля распоряжением командира корпуса была сформирована маневренная группа 10-го МК для действия на псковском направлении. В группу вошли: 2-й батальон 49-го танкового полка (32 танка БТ), 1-й батальон 24-го мотополка, артбатарея (четыре 122-мм орудия), взвод ПТО 24-го мотополка (два 76-мм орудия), три зенитно-пулеметные установки 24-го гап. В 18:20 группа выступила по маршруту Луга, Жглино, Городец, Поддубье, Бор, имея задачу ударом в направлении Милютино, Николаево выбить противника на южный берег реки Плюсса от Плюссы до Заполья. К 23:00 группа сосредоточилась в лесу южнее Бора.

14 июля на КП 177-й стрелковой дивизии в селе Рютень прибыл заместитель командира 24-й танковой дивизии полковник А. Г. Родин, назначенный командовать боевой группой (в нее вошел отошедший из Пскова 3-й мотострелковый полк). Группа Родина развернулась правее 1-го стрелкового батальона 483-го стрелкового полка, который накануне поддался панике и оставил свои выгодные позиции по берегу реки Плюсса.

Совместными усилиями эти войска смогли восстановить оборону по линии реки. С утра 14 июля группа Родина начала наступление в двух направлениях: через Шереги, Заполье, Милютино и через Любенское, Залисенье, Плюсса. Первая группа с боем заняла деревню Криц, где и была задержана огнем противотанковой артиллерии и минометов противника. Вторая группа вела бой с немецкой мотоколонной. Первая группа продолжила наступление до 20:00 в районе южнее Шереги, где была остановлена. В районе леса северо-восточнее Шереги она потеряла 5 танков. Вторая группа вышла в лес в полукилометре севернее Шереги.

По решению полковника Родина части заняли рубеж для обороны севернее и северо-восточнее Шереги, с задачей не допустить дальнейшего продвижения противника по дороге на Лугу.

Но уже на следующий день 483-й стрелковый и 3-й мотострелковый полки под давлением превосходящих сил противника были вынуждены вновь оставить занимаемый рубеж и отойти на линию Лямцево- Крошево. Тем самым был оголен правый фланг маневренной группы. В течение дня группа неоднократно контратаковала противника в направлении Городище и Городенько, выбив противника из Городища.

Потери группы за двое суток составили 17 танков БТ-5, 2 бронеавтомобиля, 24 человека убитыми.

16 июля маневренная группа прочно удерживала свой рубеж обороны по северной окраине Городеньки, северной части Городища и северной окраине Шкреги, отбивая атаки противника.

К исходу 17 июля натиск немецких частей усилился, и маневренная группа под воздействием сильного артиллерийского огня отошла на новый рубеж севернее деревни Бор.

19 июля маневренная группа вела бой за овладение Городищем и Любенским. Однако он закончился неудачей. Группа, имея всего два танка и до двух рот пехоты, без поддержки артиллерии была вынуждена отойти на старые рубежи.

В это время по приказу штаба Лужской оперативной группы 24-й мотострелковый полк дивизии (без одного батальона, находившегося в группе Родина) сосредоточился в районе станции Толмачево для погрузки в эшелоны. Однако в 20:30 было получено устное приказание командира корпуса- составить и выслать подвижную группу и район Сара Гора с задачей окружить и уничтожить прорвавшегося противника около Осмино. В полночь группа в составе 24-го мотополка, 3-го танкового батальона 49-го танкового полка, 1-го адн из 24-го гап и оперативная группа штаба 24-й танковой дивизии под командованием полковника Чеснокова выступила в направлении Сара Гора.

К утру 20 июля группа вышла в район леса восточнее села Сара Гора. К этому времени подвижный отряд в составе стрелковой роты от 24-го мотополка и танковой роты от 49-го тп под командованием майора Лукашика занял северо-западную опушку леса восточнее села. Однако в это время было получено приказание о возвращении 24-го мсп в район погрузки на станцию Толмачево. В 16:00 подвижный отряд при поддержке артдивизиона пошел в наступление в направлении села Осьмино, и к ночи с боем занял северную опушку леса в 700 м юго-восточнее села, потеряв 2 Т-50 и 2 БА-10.

На следующий день утром группа в составе одной стрелковой роты, роты регулировщиков и танковой роты при поддержке артдивизиона продолжила наступление в направлении села Осьмино, но под сильным заградительным артиллерийским и минометным огнем была вынуждена отойти в исходное положение, потеряв один танк.

22 июля группа полковника Чеснокова перешла к обороне с задачей не допустить движения противника со стороны Осьмино и Псоедь на Сара Гора и контрударом танков из леса северо-восточнее Сара Гора уничтожить немецкие подразделения, ворвавшиеся на территорию села.

Ночью 23 июля из штаба Лужской оперативной группы был получен приказ о выходе подвижной группы из боя и сосредоточении ее и прежнем районе- Шалово, Старые Крупели. Оставив прикрытие под командованием майора Лукашика в составе одной танковой и одной стрелковой роты, роты регулировщиков и 122-мм батареи, группа выступила из района села Сара Гора и к вечеру сосредоточилась в указанном ей районе. Оставленное группой прикрытие еще неделю прочно удерживало занятый рубеж обороны.

Еще 18 июля управление 10-го механизированного корпуса было переформировано в управление правого фланга обороны Лужской оперативной группы, находившейся под командованием генерал-лейтенанта Пядышева. В подчинении бывшего корпусного управления оказались различные стрелковые и артиллерийские части. В конце августа оно было обращено на формирование управления новой 55-й армии.

20 июля 24-я танковая дивизия вошла в состав 41-го стрелкового корпуса. На 24 июля 1941 года в дивизии имелось еще 103 танка- 8 БТ-7, 78 БТ-5, 3 Т-26, 14 ХТ, а также 10 БА-10 и 2 БА-20.

198-я моторизованная дивизия 17 сентября 1941 года была переименована в стрелковою с тем же номером.

22 июля 1941 года на реке Видлица сосредоточились 452-й мотострелковый и 7-й мотоциклетный полк, вошедшие вместе с 3-й бригадой морской пехоты в состав Олонецкой оперативной группы под командованием генерал- лейтенанта В. Д. Цветаева. Этим войскам предстояло перейти 23 июля в наступление с рубежа реки Видлица и овладеть районом Салми.

Наступление вначале развивалось успешно. Пехота продвинулась на 5–8 километров, но финны, ударив во фланг советской группировке, вынудили ее к отходу на реку Тулоксу, в 15 километрах восточнее Видлицы.

В августе 1941 года 7-й мотоциклетный полк преобразован в 719-й стрелковый полк и вошел вместе с 452-м стрелковым полком в 67-ю стрелковую дивизию 2-го формирования 7-й отдельной армии.

Источник: механизированные корпуса РККА в бою: история автобронетанковых войск Красной Армии в 1940- 1941 годах, Е. Дриг,- 2005