Вывод из окружения штаба 21 Армии. Как это было

дивизии ркка

Основной причиной окружения четырех армий фронта и не способности 5-й и 21-й армий к выходу из окружения является слишком запоздалое принятие решения на оставление Киева и на выход из окружения.

Основным и грозным противником приведшем к потере частями 21-й и 5-й армиями боеспособности, оказался не столь противник вышедший на тылы, сколь сильная группа его войск наступавшая с севера против этих армий. Под ударами этой группы 5-я и 21-я армии непрерывно окатывались на юг, все время неся большие потери. Истощение дошло до такого предела, что еще до выхода подвижных групп противника в тылы 21-й и 5-й армий, последние, почти полностью потеряли свою боеспособность. Появление же мотомехчастей противника в тылу наших войск еще в большей степени ускорили темпы их деморализации. К началу выхода из окружения боеспособность сохранила лишь одна 289-я стрелковая дивизия оборонявшая район Пирятин. Из окружения выходила без разрешения дезорганизованная масса, состоявшая главным образом из тылов.

Военный Совет армии выехал из балки первым, в голове конной группы. Каково действие штаба 21-й армии до сего времени установить не удалось. В этом бою у полковника Захватаева подбита лошадь и дальнейший выход он делал пешком. На поле боя немцы делали обход цепью и проездом на машинах и часть бойцов и командиров из оставшихся на поле боя (без лошадей) видимо была пленена. В момент обхода, полковник Захватаев, пролежал под пластом старой ржи вместе с командиром отдельного зенитного артиллерийского дивизиона  старшим лейтенантом Чаевым иодним красноармейцем из эскадрона охраны штаба 21-й армии. Немцев было до 60- 80 человек и видимо все пьяные. При дальнейшем движении полковника Захватаева по маршруту Синяковщина, Хортица, Макушиха, Свиридовка, Луценко, Ростишевка, Гадяч- никаких данных о штабе 21-й армии и Военном Совете армии, а также 4-х корпусах собрать не удалось. Утром и днем, 18 сентября, конная группа шла вне дорог, по балкам. Примерно с 7- 8 часов противник обнаружил движение штарма и в ряде пунктов в районе Белоцерковцы и на подходах в Дащенки неоднократно обстрелял огнем из пулеметов, автоматов и минометов. Жертв не было. Шли медленно с разведкой и осторожностью. В 15.00, после интенсивного обстрела группа штаба армии при переходе из одной балки в другую, командарм- 21 решил дать перерыв и задержаться до темноты в одной из балок в районе юго- восточнее Дащенки. Однако противник повел разведку боем мотопехотой и в течении 2-х часов здесь продолжался бой. В группе, в результате боя, был один убитый политрук. За весь день штаб армии не имел связи со своими войсками и не знал, как проходит выход из окружения. После наступления темноты подготовилась к выходу из балки для дальнейшего движения. Противник на нескольких машинах пехотой окружил с двух сторон балку и расставив пулеметы и автоматчиков, ракетами открыл выход конной группы. Под перекрестным огнем группа начала на полных аллюрах выходить из балки.

Выход из окружения штарма- 21.

В 17.00, 17 сентября 1941 года, в штаб 21-й армии был направлен заместитель начальника оперативного отдела штаба Юго- Западного фронта полковник Захватаев, с задачей вручить последней боевой приказ комфронта на выход 21 сентября из окружения и лично выходит из окружения в составе штаба 21-й армии. Штарм- 21 по данным на 16.00 находился в Кроты. Полковник Захватаев прибыл в Кроты в 20.00. Причина позднего прибытия- забитость дорог тылами 21-й и 5-й армий отходивших на Пирятин. В Кроты штарма не оказалось, он выехал в район Пирятин. В этот момент Антоновка была занята танками и мотопехотой противника. Направлявшихся на переправу в Макеевка АХЧ штаба фронта под командой товарища Кобякова, для выхода в район Антоновка, была полковником Захватаевым направлена из Гурбинцы на пирятинские переправы с задачей выйти в Усовка. В Турбинцы полковник Захватаев встретил штаб 86-го стрелкового корпуса. Его он ориентировал с задачей армии по приказу фронта. В 23.00 приказ Комфронта был вручен в Калиновый мост командарму- 21. Командарм- 21 генерал- лейтенант Кузнецов еще до приезда товарища Захватаева принял решение о выходе 21-й армии в общем направлении, южнее Ромны. Для этого ставилась задача на 18 сентября выйти главными силами армии на рубеж: Карпиловка, Варва. Эти задачи были доведены до командиров корпусов, но решение командиров корпусов на выход штаб армии не получил, кроме решения командира 66-го стрелкового корпуса. Командир 66-го ск решил боевой состав корпуса, в числе 500 человек, вывести через Пирятинские переправы и далее рокироваться на север в район Озеряна. Штаб армии, командарм решил выводить в конном строю переправой через реку Удой в брод, а автотранспорт штарма направить через мосты у Пирятина и далее по восточному берегу реки Удой на Озеряна. В 4.00, 18 сентября, штаб армии и Военный Совет армии в числе до 120 человек, из них 60- 70 красноармейцев эскадрона охраны штарма выехал по маршруту: Калиновый мост, Каплинцы, совхоз Сталина, Светличное, Озеряна. Ночью марш протекал в полном благополучии. На некоторых участках пользовались проводниками из местных жителей.

Подписал: заместитель начальника штаба Юго- Западного фронта генерал- майор Баграмян.

Источник: ЦА МО РФ, ф. 229, оп. 161, д. 103.